Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
22.10.2018 
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Алла Боссарт (1)
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Елена Андреева и Алла Боссарт


26 января 2004 года
Карьера или Семья - что важнее?

Часть 1
Часть 2

Елена Андреева
Елена Андреева
X-Справка
Алла Боссарт
Алла Боссарт
X-Справка

С. Корзун: Всем добрый день! Приветствую Вас на нашем интернет-форуме под названием "ПолитХ". Наша сегодняшняя тема: "Карьера и семья". Как некоторые считают, тема преимущественно женская. Две очаровательные гостьи у меня сегодня в эфире, и я рад Вам их представить. Это Елена Андреева, президент холдинга частных охранных предприятий "Бастион", Добрый день, Елена! Это журналист и литератор Алла Боссарт. Добрый день, Алла!

Люди, состоявшиеся в этой жизни: и карьера и семья, нет, наверное, никаких проблем с этим. Вопросы остаются. И хочу я начать с вопроса, который прислала одна из наших слушательниц - это Жанна из Москвы: "Будем честными, проблема актуальна только в женской среде. Ибо она хозяйка и олицетворение дома и семьи. Хакамада не поехала голосовать в Питер, а осталась голосовать дома, ибо в ее семье был грипп. Очередной трюк или реальная ситуация?" Чисто ли женская проблема - совмещение карьеры и семьи, как думаете?

Е. Андреева: Мне кажется, у мужчин тоже есть такая проблема. Если мужчина хочет реализовывать себя профессионально, у него может тоже не складываться личная жизнь: он меняет своих жен зачастую, не может найти счастья в личной жизни.

А. Боссарт: Я, если честно, не вижу в этом особой проблемы. Потому что женщина, которая, условно говоря, делает карьеру, а проще говоря, работает, она гораздо легче реализуется в личной жизни. Многие примеры есть моего опыта, моего окружения показывают мне, что женщина занятая пользуется гораздо большим успехом, чем домохозяйка, у которой кроме кастрюль ничего нет.

С. Корзун: Вы лично для себя удачно совмещаете, на Ваш взгляд, карьеру и семью?

А. Боссарт: Моя работа - немножко особый случай. Я думаю, что мой контрагент - более занятый человек на работе и, видимо, пашет там от зари до зари. Я работаю в газете обозревателем - это означает, что я не должна сидеть от звонка до звонка на службе и имею довольно много свободного времени, в том числе для семьи. Поэтому у меня просто очень удачно сложилось. Но когда-то, - как говорится, что 20 лет ты работаешь на имя, вторые 20 лет имя работает на тебя, - первые 20 лет приходилось, конечно, когда еще были советские времена, надо было ходить к 10 часам на работу и отсиживать неизвестно зачем, это было сложновато.

С. Корзун: Вы планировали каким-то образом свою жизнь, с точки зрения карьеры и семьи?

А. Боссарт: Нет.

С. Корзун: Вы рано создали семью или нет, или это случилось, как случилось в песне: "Ох, рано он завел семью".

А. Боссарт: У меня было много семей.

С. Корзун: Четыре брака, если я не ошибаюсь.

А. Боссарт: Первую-то я создала в студенческие времена, мне было 20 лет, поэтому о карьере особо вопрос не стоял.

С. Корзун: А о семейных ценностях? Хотели сразу дом, ребенка, все чтобы было? Мужа - каменную стену?

А. Боссарт: Нет, это была студенческая история, все это было чрезвычайно несерьезно. Потом, ко второму, третьему я уже немножко остепенилась, я уже начала думать, как эти вещи совмещать. Но передо мной никогда не стояло выбора: работа или семья, потому что я всегда имела в виду только эти два фактора.

С. Корзун: Елена, а перед Вами стоял этот выбор?

Е. Андреева: Нет. Я считаю, что человек, который может себя хорошо организовать профессионально, он точно также хорошо будет организовывать и свою семейную жизнь. Я никогда не верю, когда кто-то говорит из тех, кто профессионально много работает: "У меня не хватает времени на семью, на личную жизнь". Если ты находишь время спланировать такие-то встречи, график работы, то ты, может быть, недостаточно любишь мужа или тебе не хочется, не интересно заниматься домом, если ты не находишь для этого времени. Потому что точно так же структурируется пространство для личной жизни: ты планируешь, что в это время ты идешь в кино, посылаешь водителя за билетами, берешь ребенка и идешь с ним в кино.

С. Корзун: Как мы хорошо все совмещаем. А на Западе пишут или, по крайней мере, в изданиях об этом говорят журналисты, мы с Вами, Алла, придумали, что люди сначала работают на карьеру - сначала обучение, а потом уже, к 30 годам, начинают думать о том, чтобы создавать семью, с кем входить в ячейку общества, каких детей рожать и так далее. Сначала карьера, потом семья.

А. Боссарт: Это традиции. Но там такие традиции, у нас другие традиции. У нас всегда были ранние браки. Никогда на Западе мужчины, по крайней мере, не женились в 18-20 лет, как у нас, и в то же время никогда не сидели на шее у родителей. У нас родители долго помогают детям - это традиция. Там дети рано уходят из семьи - это тоже традиция.

С. Корзун: Попробуем в терминологии разобраться, насколько это возможно в такой теме. Что для Вас карьера?

Е. Андреева: Успешная реализация себя в профессиональной жизни. То есть это необязательно деньги, главное, что ты ставишь себе цель и добиваешься, растешь профессионально.

С. Корзун: У Вас было несколько карьер, но в разных областях в течение жизни. Если я не ошибаюсь, сначала в моделировании одежды первый опыт, потом так случилось, что стали руководителем охранного предприятия. Это две различные карьеры или это Ваша жизнь, просто единая карьера, структурированная под жизненные необходимости?

Е. Андреева: Нет, это общая жизнь. У меня еще есть и научная карьера: я защитила докторскую диссертацию в области технических наук и кандидатскую в области юриспруденции. Я продолжаю читать лекции в институте, руководить аспирантами, я сохранила то производство, которое я начинала в 20 лет, и точно так же я занимаюсь охранным бизнесом. При этом, естественно, тратя на охранный бизнес 90% своего времени, потому что я более реализуюсь как личность, мне это приносит больше реального удовлетворения, так как есть яркий результат моих действий. То есть я получаю больше удовольствия как личность и точно так же я получаю больше материального удовольствия. Но все свои остальные виды деятельности я сохранила, причем дальше мне кажется профессиональная реализация в том, что если ты чувствуешь ресурс сделать еще что-то, то ты делаешь какой-то новый проект. Сейчас я занята созданием принципиального другого проекта в области шоу-бизнеса. У меня есть внутреннее желание это сделать и у меня для этого хватает ресурса - энергетического, эмоционального и финансового.

С. Корзун: Какое место во всем этом занимает семья? Из этого перечисления можно понять, что ресурс времени уже ограничен, когда-то надо просто отдыхать, когда-то надо спать. Какое место семья занимает в Вашей системе жизненных ценностей?

Е. Андреева: Мне кажется, это стабильность и счастье. Я не хочу сказать, что ты работаешь, чтобы быть счастливым дома, но для меня это в чем-то реализация: что работа - это то, что нужно сделать, ты реализуешь свою ответственность, гражданскую позицию, уважение к себе. Ты делаешь что-то, чтобы гордиться собой внутри себя, что ты это можешь сделать, что ты способна встать в 4 ночи и через 5 минут выехать. А семья - это то, что ты хочешь делать, то, в чем ты получаешь реальное наслаждение, удовольствие от жизни. Приятно видеть своего ребенка, общаться с ним, может быть, ссориться, строить отношения. Или приятно быть рядом с любимым человеком, которого ты хочешь видеть. Нельзя сказать, что ты работаешь, чтобы быть любимым и счастливым, но в чем-то ты работаешь для того, чтобы быть свободным, независимым и довольным в личной жизни.

С. Корзун: Я не хочу задавать неудобных вопросов, но общеизвестно, что первый Ваш брак оказался неудачным: Вы расстались с мужем, и от этого брака у Вас сын. Ваше желание делать карьеру, не было ли одним из психологических или каких-то других оснований для этого?

Е. Андреева: Абсолютно нет. Мы прекрасно общаемся, каждое воскресенье мой бывший муж приходит к сыну, мы обмениваемся подарками на дни рождения, Новый год.

С. Корзун: Сколько Вашему сыну сейчас?

Е. Андреева: Сейчас 16. И у нас хорошие дружеские отношения. Мы достаточно долго, 10 лет, прожили в браке, что в какой момент отношения себя могут исчерпать, когда люди не слишком влекут друг друга. У меня муж просто перестал по 3 дня приходить домой. Это же бессмысленно говорить: "Нет, приди". Если он не хочет идти, ну зачем же человека тащить-то? Кажется, что в какой-то момент люди отталкиваются друг от друга. И что послужило причиной его такого поведения - это его личные проблемы. Может быть, он просто разлюбил, ему стало скучно общаться. Люди имеют на это право.

С. Корзун: Для Вас семья сейчас - это ребенок, дом, любимый человек, мама.

Е. Андреева: Мама живет отдельно, это такой сложный объект в нашей семье. Мне кажется, в жизни любой женщины должен быть ребенок и должен быть любимый человек.

С. Корзун: Сколько времени Вы уделяете семье?

Е. Андреева: Честно говоря, я иногда провожу такой внутренний тест на ребенке, говорю: "Ты чувствуешь, что я тебя люблю?" Он говорит: "Ну, чувствую-чувствую".

С. Корзун: "Отвяжись, мама, чувствую".

Е. Андреева: Меня хватает, можно даже немножко поменьше. У нас нормальные конструктивные отношения. То есть мы идем на "Властелина колец" вовремя, когда начинается фильм. Мы ездим вместе отдыхать: вот отдыхали на Новый год на Кубе, ему интересно со мной отдыхать. У нас есть взаимные права, взаимные обязанности. Нам интересно друг с другом. Для меня самое главное, что он мне доверяет: я в курсе того, что происходит в его личной жизни, что происходит в школе. И для меня он - яркий объект проблем в подростковой жизни: например, вымогают мобильные телефоны, деньги, вот такая подростковая преступность, конфликты в детской среде. И мне очень важно, что он мне доверяет. И он является такой эмпирической базой для моих консультаций детям моих клиентов.

С. Корзун: Алла, в Вас журналист не просыпается? Такая сказочная, красивая история, все удается совмещать. Вопрос не хотите задать?

А. Боссарт: Дело в том, что эта история - слишком уж рекламная. Если говорить о моем профессиональном интересе, я бы не стала делать материал о таком объекте.

С. Корзун: Не за что зацепиться, конфликта нет?

А. Боссарт: Зацепиться, конечно же, есть за что. Но дело в том, что это история, о которой мог бы написать каждый журналист, - она слишком "выпуклая", слишком яркая. Меня больше интересуют такие вещи "матовые": я люблю писать о простых людях. И мне это намного интересней, хотя я бы, безусловно, с такой женщиной с удовольствием бы дружила. Мне это интересно по-человечески, но не очень интересно профессионально.

С. Корзун: А в Вашей жизни истории скорее "глянцевые" или "матовые"?

А. Боссарт: Моя жизнь, безусловно, "матовая" история. Моя история из повестей Улицкой, скажем так. Это абсолютно человеческая история, у меня нет никаких ярко выраженных успехов в разных областях деятельности, я работаю 30 лет и 3 года журналистом, потихонечку по этой дороге иду, со временем я начала писать прозу. Но все равно, это все в одном русле. Мне нечем похвастаться, как Лена, что я успеваю то-то-то, я успеваю, на самом деле, немного.

С. Корзун: Алла, подожди, это же творческая карьера. У Вас есть фрустрация от того, что Вы себя не реализовали или нет?

А. Боссарт: Что я себя не реализовала? У меня кое-что есть, у меня некий комплекс оттого, что у меня до сих пор практически нет книги. У меня есть одна книжка, но она документальная. Но книгу прозу, которая у меня собрана и, в общем, у меня довольно много, до сих пор она у меня лежит в издательстве и я ее пока не издала. Это есть моя фрустрация.

Что касается моих внутренних семейных дел, опять же они совсем не так благополучны и не хочется их озвучивать, как у Лены. Потому что у меня большие проблемы с моей дочерью - она тяжело болеет, и поэтому у нас с ней не может вот так складываться. Но зато мне очень интересно с моим мужем - может, Вы знаете, что это Игорь Иртеньев, - мы с ним, по сути, занимаемся одним делом и сейчас мы даже работаем отчасти в одной газете, потому что он делает что-то и для "Новой газеты". У нас с ним абсолютно общий круг.

С. Корзун: Я даже где-то наткнулся на упоминание о том, что у Вас хотели взять интервью, как у жены Игоря Иртеньева, и Ваш муж якобы запретил Вам это делать.

А. Боссарт: Это правда, было дело. Именно как у жены Игоря Иртеньева и, не учитывая моей самоценности.

С. Корзун: Вас это возмутило тогда?

А. Боссарт: Нет, не возмутило, как-то немножко резануло. А он мне запретил, он сказал, что моей жене так в рожу наплевать.

Е. Андреева: Но гордиться своим мужем, приятно же быть женой такого яркого человека.

А. Боссарт: Вы знаете, я сама брала у него интервью. Мы делали с ним очень хорошее интервью в "Огоньке", оно было опубликовано, огромное интервью. Он считает, что это было лучшее интервью в его жизни, притом, что он дает по 3 интервью в неделю. Я считаю, что это гораздо интересней, чем мне давать интервью о нем. Ну чего я о нем могу сказать, что он яичницу жарить не умеет.

С. Корзун: Карьерами дома не тягаетесь так, за разговором: "а вот статья у меня там, столько-то ссылок, публикаций", "а вот я стихи написал".

А. Боссарт: Да, у меня есть ревность. Дело в том, что Игорь с некоторых пор очень активно занялся журналистикой. Сейчас он пишет такие стихотворные фельетоны, а был такой период, что он писал и прозаические вещи - в "Газету.ру", куда-то еще, за что получил "Золотое перо" в журналистике. Честно говоря, жаба меня душила. Потому что я работала на том же пространстве гораздо больше, и никаких "золотых перьев".

С. Корзун: Ростишь-ростишь тут мужей, а "золотые перья" они получают.

А. Боссарт: Видимо, он как-то больше вписывается в современность, в стилистическую современность. Потому что журналистика, сами знаете, сильно изменилась. И хотя я считаю, что я хороший журналист, но любимый мною Сережа Мостовщиков - гораздо более современный журналист. Хотя, наверно, по качеству мы с ним равноценны. Но по современности звучания, наверно, нет.

С. Корзун: Личности в журналистике - товар совершенно штучный. Я тоже очень люблю Сережу Мостовщикова, но один из его проектов был в этом смысле не коммерческий, значит не массовый, для узкого круга ценителей.

А. Боссарт: Дело не в массовости. Вы имеете в виду "Перепись"?

С. Корзун: Нет, "Большой город".

А. Боссарт: А, "Большой город" - немножко такая была, нельзя сказать, что неудача, но чего-то такое неуловимое.

С. Корзун: Далеко не будем отвлекаться. Лена, к Вам тот же вопрос, Вы тягаетесь с кем-то в карьере? Есть у Вас подруги, любимый человек, с кем Вы хотели бы померяться, с кем идет внутреннее соревнование? Потому что дух соревнования в карьере, конечно, присутствует - Алла честно призналась в этом.

Е. Андреева: У меня есть люди, которыми я восхищаюсь, когда в карьерах делают что-то необычное для меня. Я бы не сказала, что это мои близкие друзья или те, кто меня окружает. Но, безусловно, я считаю, что нужно стараться расти вверх, что если тебя устраивает то, что у тебя есть и ты собой доволен, то когда я слышу: "Я так собой доволен", у меня ощущение, что у него наступила стагнация, он будет падать скоро. Человек обязательно должен к чему-то стремиться, что-то искать и быть неудовлетворенным. Мне нравиться, я не хочу сказать, быть первой или быть экзотической, но мне хочется, чтобы я делала то, что не делал никто: делать какие-то неожиданные вещи, неожиданные проекты, чтобы не идти за кем-то. Потому что если кем-то восхищаешься и подражаешь, то всегда будешь подобным, слабее и не получишь такого удовольствия от работы.

С. Корзун: Ну, зависти не возникает к коллегам - "белой", "черной", "серой"?

Е. Андреева: Мне кажется, что мы очень разные. И то, что делаю я, мне кажется, - у меня такой свой особый путь в бизнесе. Если говорить вообще с точки зрения бизнеса, то у меня такая "белая" зависть. Мне кажется, что нет такого большого количества близких по бизнес-идеологии людей, которых я не встретила рано, когда была молодая. Если считать, что я того же возраста, как Ходорковский, мы начинали вместе примерно: были центры НТТМ, он был в комсомоле, я была в своем комсомоле в институте, себя реализовывала. Но у него оказалась команда. Или взять, например, "Росбанк", "Онэксим" - они вместе учились в Финансовой академии, какая-то команда. Или взять Нечаева, Авена - первое гайдаровское правительство. Когда была общность, и люди сохранили ощущение команды, и они так и дружат, с общими днями рождения. Это люди, которые нашли себя и командой идут в бизнесе.

С. Корзун: Немножко сосет под ложечкой, что у них там сотни миллионов и миллиарды?

Е. Андреева: Нет, не это, а то, что когда пробираешься сам, то ты совершаешь больше ошибок - лезешь, соскальзываешь где-то или обходишь слишком долгим путем. Если бы мне кто-то рядом посоветовал, я бы, может, не сделала ряда, я не хочу сказать, ошибок больших, принципиальных, а быстрее бы шла или сделала что-то более интересное. Может, не была бы такая, я не хочу сказать, трусливая, но осторожная. Может, если бы кто-то был рядом, какое-то плечо, было бы легче работать. Не хватило характера друзей зажечь, или людей рядом не было.

С. Корзун: Мы сейчас сделаем короткий технический перерыв. Тему кардинально менять не будем, она остается "Карьера и семья", но попробуем взглянуть на нее с другой стороны, учитывая результаты Вашего голосования.

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Алла Боссарт (1)
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал