Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
22.10.2018 
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Алла Боссарт (2)
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Елена Андреева и Алла Боссарт (2)


26 января 2004 года
Карьера или Семья - что важнее?

Часть 1
Часть 2

Елена Андреева
Елена Андреева
X-Справка
Алла Боссарт
Алла Боссарт
X-Справка

С. Корзун: Продолжаем наш эфир. Мы спрашивали Вас и продолжаем спрашивать в Интернете, загляните на наше голосование: "Что для Вас может быть выше семьи?" Личная свобода может быть выше семьи, деньги нет - ноль ответов. А наши варианты были: "карьера или работа", "деньги", "личная свобода", "миссия или служение идее", "ничто не выше семьи". "Ничто не выше семьи" тоже в лидерах ответов. Миссия, карьера тоже могут быть выше семьи. Согласитесь с общеупотребительным мнением по этому поводу?

А. Боссарт: Я думаю, что миссия и карьера - разные вещи.

С. Корзун: Здесь два разных ответа возможных. То есть "карьера и работа" и "миссия", но они примерно одинаковое число имеют.

А. Боссарт: Может ли быть миссия выше семьи - безусловно. Возьмем такую миссию, как монашество. Или любая духовная миссия. Или такая миссия, как работа с тяжелыми больными. Можно перечислять бесконечно.

С. Корзун: В Вашей профессии много таких людей. Они счастливы, на Ваш взгляд, или им чего-то не хватает?

А. Боссарт: Я думаю, что да. Если они сделали этот выбор, никто же их не заставлял. Конечно, если у человека есть миссия - это даже не его выбор, это его предназначение, его призванность. И если избранничество существует, и он его понял в какой-то свой момент, значит, он счастлив.

С. Корзун: Лена, не спрашиваю в Вашей жизни: Вы-то счастливо совмещаете карьеру и семью. Жизнь Ваших знакомых, друзей. Может быть, стоит этот выбор? Что может быть выше семьи?

Е. Андреева: Мне кажется, это индивидуальный выбор человека. Если женщина увлечена домашним хозяйством, увлечена своей любовью, то это счастье, что она может сделать такой выбор, и не заниматься профессией, - она может заниматься своими детьми. Если она не хочет себя реализовывать профессионально, и что сейчас такая возможность есть.

А если говорить про карьеру: если молодые люди еще не встретили своей любви. Потом, семья - они же своих родителей не воспринимают как то, что должно мешать их профессиональному росту. И строят свою карьеру, и это большое счастье, что они могут это делать, находить себя, реализовывать.

Другое дело, что в каком-то периоде жизни бывает же наверняка у каждого, не бывает такой красивой картины, что все каждый день. А сегодня, может быть, ты несчастен в любви, поссорился с ребенком, он тебя не понимает. И у тебя одна работа, и счастье, что она есть. А в другой момент может быть кризис, ты собираешь крохи того, что осталось, нервничаешь, что у тебя все складывается не так, как ты хочешь. Хорошо, что ты можешь опереться на семью. Нельзя сказать, что все это 50 на 50.

Это очень хорошо, что каждый человек может выбрать свое и быть счастливым в тот момент, что есть. Меня чаще раздражают те люди, у которых и в семье плохо и на работе: "жена не понимает, поэтому я выпью и буду на работе в депрессии" или "я буду плохо работать, потому что у меня не обустроена личная жизнь, или тяжелая, несчастная любовь". Мне кажется, что большее количество людей ищет причины, почему у них не складывается, чем ищут возможности сделать какое-то активное действие, чтобы у них было то, что они сами для себя хотят, а не свалилось с неба.

С. Корзун: Я рискну предположить, что семья и серьезная карьера не в лично человеческом понимании, а в общепринятом - вхождение в топы, "супер" и так далее, - они совместимы не вполне. Мне здесь видится некая аналогия со спортом и здоровьем: если физкультура и занятия спортом в легкой форме для здоровья однозначно полезны, то спорт высоких достижений, как его называют, большой спорт со здоровьем совместим в очень малой степени. Также берусь утверждать, хотя можете спорить, что люди, когда делают карьеру, вкладывая в это все свои жизненные силы, чаще всего с семьей у них ладится не очень. Есть жены и мужья, есть и дети, есть и родители, но при этом не хватает на всё. Есть какой-то комплекс недоданности, человек сам это ощущает, вкладывается во что-то одно. Подтвердите или опровергнете?

А. Боссарт: Я думаю, что здесь существуют два разных вида карьеры, то есть существует карьера "левополушарная" и "правополушарная". Когда человек занимается, допустим, политикой или наукой, то тогда возможно ему с семьей сочетать это сложно, хотя возможно. Если же он, допустим, занимается искусством - артистка, писательница, та же журналистка - как правило, это женщины семейные и часто семейные счастливо. Вот наша замечательная Екатерина Максимова замужем за одним человеком всю свою жизнь.

С. Корзун: Ну, нашли один пример, а сколько обратных примеров? То есть с политиками соглашусь с Вами, что не получается, а артисты - вся светская хроника состоит из того, кто с кем развелся, кто с кем познакомился на съемках очередного фильма.

А. Боссарт: Мы говорим с Вами о серьезных артистах. Это не шоу-бизнес, а артисты класса Инны Чуриковой или Алисы Фрейндлих. Я говорю о серьезных людях, а не о попрыгунчиках. Потому что и в политике есть свои попрыгунчики, и в искусстве есть свои попрыгунчики. Поэтому если мы будем употреблять это не очень приятное мне слово "карьера", мне приятнее все-таки "работа", просто серьезная работа. Что значит большая карьера, маленькая карьера. Такая карьера, как у Хакамады, - это большая что ли карьера?

С. Корзун: Видимо так, это у нее захватывает практически все жизненное пространство.

А. Боссарт: У нее есть семья, и, по-моему, там все в порядке. Я не знаю, впрочем, я не являюсь ее личной знакомой.

С. Корзун: Известно, я секрета не открою, что не первая семья. Бывало и в порядке, бывало и по-разному. Мы с Ириной Муцуовной тоже об этом говорили, это уже опубликовано. В разных периодах жизни по-разному бывает.

А. Боссарт: И тем более, когда женщина находит в себе силы изменить свое семейное русло - значит, в ней есть эта энергия. Значит, она может сменить и работу. Очень трудно сменить семью. Потому что можно вот так сесть: "А, я уже разлюбила своего мужа, но все равно, вроде какая-то привычка". Какой-то адреналин все-таки должен в жизни присутствовать: если тебе уже не интересно здесь, то иди на другую работу или к другому мужчине. Я считаю, что это говорит только о свежей энергии.

Е. Андреева: Я бы тоже не согласилась с Вашим мнением, Сергей. И привела бы два примера. Недавнее интервью прочитала жены Дмитрия Хворостовского - итальянки, которая пела в опере, - и меня потрясло, что они с большим количеством чемоданов, с маленьким ребенком до года, она ездит на все его гастроли: "Я привыкла, что мой дом - это мои чемоданы". Этот ребенок, как они его переодевают, гуляют вместе. То есть действительно, она нашла себя и как музыкального критика, и как жену. По глазам на фотографиях видно, что они счастливы.

И второй пример, как это ни тривиально звучит, - это президент страны, который внешне создает ощущение, что у них стабильная счастливая семья. И как раз то, что они скрывают это ощущение в своих внутренних отношениях, мне кажется, что у них хорошо организовано взаимопонимание между дочерьми и женой.

С. Корзун: Вы знаете, есть разные мнения по этому поводу, как раз журналисты о разном пишут. Однозначно, наверное, нельзя назвать настоящей семьей семью Лукашенко с женой, которая живет совершенно отдельно. Можно ли назвать семью Миттерана нормальной семьей? Да, наверное, можно, если по понятиям каким-то общечеловеческим. А семья Билла Клинтона - это нормальная семья?

А. Боссарт: Средняя американская семья.

С. Корзун: Ну, не самая средняя американская, но тем не менее.

А. Боссарт: Ну, по ценностям, я имею в виду.

Е. Андреева: Мне кажется, им интересно вместе.

С. Корзун: Интересно. Не скучно, по крайней мере.

А. Боссарт: Народу там не очень интересно, а им, может быть, и интересно.

С. Корзун: Вы стояли перед выбором, когда на конкретном жизненном этапе Вы должны были чем-то жертвовать одним ради другого? Алла, я предполагаю, что у Вас был такой случай - как раз, когда с дочерью это случилось. Вам, на самом деле, пришлось пожертвовать.

Я вспоминаю, совершенно простая семья моих родителей. Они считают, что они карьеру и семью совмещали. Отец - военный, мама - инженер-экономист, уходила дважды с работы, с руководящих должностей в том числе, когда надо было и сестру старшую и меня воспитывать. Через год-два возвращалась на работу, еще и с повышением, поскольку квалификацию не теряла. Но большой карьеры родители не сделали. Это позволяло им иметь какой-то бюджет времени: и с детьми на лыжах ходили, на рыбалку ездили, все вместе в какие-то путешествия отправлялись. В этом смысле сочетание было в семье моих родителей. Может, у меня даже хуже, потому что есть ощущение недоданности - то на работе недодаю, то дома недодаю. Вам приходилось жертвовать чем-то в какой-то момент. Вот мама явно жертвовала карьерой, оставаясь сидеть со мной.

А. Боссарт: Мне приходится, поскольку с дочкой тогда случилось несчастье, и я на довольно большое время забросила всякую работу. Но в какой-то момент, месяца через два, я почувствовала, что я задыхаюсь, я не могу. И я, сидя с ней в больнице - я жила с ней в больнице, - я стала работать. У меня не было стола, я на кресло ставила тазик высокий, на тазик ставила компьютер и писала ночью.

С. Корзун: Обратная ситуация, журналистское расследование или книгу свою, наконец, пишете. Может ли это Вас отвлечь от семьи?

А. Боссарт: Да, может. Именно то, что у меня как-то сложилось в жизни, а, следовательно, появились некоторые деньги, - муж прилично зарабатывает, деньги есть - и это меня освобождает, и Лена здесь меня поймет, от очень многих рутинных обязанностей домашних. Я могу не тратить время на кухню, я могу не тратить время на магазины, я могу заплатить деньги за это. И это время все равно у семьи забиралось бы, если бы я стояла у плиты и говорила: "Ах, у меня все горит, не дергайте меня". Зато я могу заплатить деньги какому-нибудь хорошему человеку, который лучше меня это приготовит, а сама я в это время посижу и попишу.

Е. Андреева: Я, честно говоря, до сих пор жалею, что, когда я была аспиранткой, у нас у молодых совсем появился сын, и я его в те советские времена была вынуждена в год отдать в ясли. Я везла в коляске совершенно крошечного ребенка, со слезами его там оставляла, а потом, когда освобождалась, за ним прибегала. Мне сейчас очень жалко, что если бы это было не то время, а сейчас, я бы этого кроху не оставила в такой ситуации. Конечно, он у меня часто простужается, до сих пор мы кашляем, до сих пор мы пропускаем школу, все гриппы - они все наши. И я чувствую, что тогда я не сделала всего того, что хотела от души.

Но с другой стороны, я часто вижу среди взрослых людей, особенно среди поколения родителей моего мужа, когда говорят: "Вот я отдала тебе все лучшие годы жизни, я пожертвовала всем для тебя". Я знаю, что я для себя сделала все, что считала нужным. У меня была шоколадка, я ее разломила пополам, он съем свою половину, и я съела свою половину, чтобы никогда его не попрекать: "Я тебе отдала все, что у меня было". Все разделили, и я съела от каждой куриной лапы свой кусок. Это дает мне ощущение того, что, да, я чего-то не доделала, что могла, чем-то не пожертвовала, но в результате мы стали более счастливыми, что у нас нет взаимных претензий совсем. У меня ощущение, что я и для себя сделала, все что хотела. Может быть, чего-то не доделала, но все мы несовершенны, и каждый имеет право совершать ошибки и о чем-то жалеть.

А. Боссарт: Вы сказали, что у Вас была какая-то недоданность со стороны родителей.

С. Корзун: Наоборот. Родители нам додавали с сестрой, это я на себя перекладываю. Иногда есть ощущение, даже в этой жизни, где много вещей надо успеть сделать, что я чего-то недодаю - то семье, то работе.

А. Боссарт: В связи с этим я хочу сказать, что когда ребенок видит, как родители работают все время: вот я обратила внимание, мы сидим как два сыча у себя по кабинетам - Игорь сидит за своим компьютером, я сижу за своим компьютером - ребенок видит, как родители все время работают. Это есть процесс воспитания. Моя мама была учительницей в школе, и я, когда была маленькая, даже немножко обижалась, потому что она своими ребятами занималась больше, чем мной. Она им отдавала времени больше, чем мне. Но при этом я в этом всегда варилась, потому что эти ученики были всегда дома, они были старше меня, мне было интересно, я их очень любила. Это являлось моим воспитанием, она специально этим не занималась. В доме всегда было вообще полно народу: папа много работал - были друзья с работы, мама много работала. И эта занятность родителей и является воспитанием. Потому что когда мать стоит неприбранная все у той же пресловутой плиты, я не думаю, что для ребенка это может быть каким-то позитивным примером. Гораздо полезней смотреть, как мама все-таки причесалась и села за компьютер.

С. Корзун: Что бы Вы хотели оставить своим детям - положение, имя, ощущение того, что моя мама - большой человек, успешный, все пишут, все говорят об этом. Материальные ценности, свое ощущение счастья передать, что-то другое.

А. Боссарт: Ну, имя-то не передашь, как имя-то передашь?

С. Корзун: Некоторые дети это любят использовать, эксплуатировать имена своих родителей.

А. Боссарт: Конечно, ребенку приятно, когда маму или папу знают. Дочка моего мужа от прежнего брака дико гордится, любит этим щегольнуть. И моя дочка, сидя на каком-то фестивале: там кто-то спросил - "А это кто?", она слышит рядом - "Это Боссарт - классная тетка", ей приятно, она мне говорит: "Мам, мне было так здорово". Конечно, это приятно, но с этим не проживешь, с маминым и папиным именем не проживешь, надо свое зарабатывать. Поэтому, если говорить о том, что бы ты хотел оставить, я бы хотела недвижимость оставить.

С. Корзун: То есть опять не по американскому пути - на тебе серебряный доллар и катись-ка ты, сынок.

А. Боссарт: У нас нужно думать, чтобы ребенок был как-то обеспечен, потому что, слава Богу, мы стали жить в это время, когда мы можем заработать. Потому что мои родители вкалывали бесконечное количество времени и получали гроши, жили мы всегда в коммуналке, и ничего мне особо не было оставлено, надо было все это делать самой. Поэтому, конечно, хочется, чтобы ребенок не испытывал на первых порах лишений материальных. Но это материальная сторона. Нужно ребенку оставить душевную крепость такую.

С. Корзун: Систему жизненных ценностей, убеждений?

А. Боссарт: Жизненная сила должна быть. Все по-разному это дело понимают, но, мне кажется, все родители хотят ребенка обеспечить некой духовной поддержкой. Это может быть какой-то наставник на работе - пусть ты ребенка устроишь на работу, в этом нет греха. Это может быть духовник, в буквальном смысле, - то есть ты помрешь, и ты знаешь, что есть кто-то, кто позаботится о твоем ребенке. То есть оставить ребенку друзей, близких людей. Это важней, на самом деле. И даже денег, деньги очень хорошо, если ты можешь оставить деньги ребенку и дачу. Но когда ты ребенку оставляешь друзей надежных - это самое важное.

Е. Андреева: У меня другое ощущение, мне хочется, чтобы ему перешло от меня желание и способность работать. Желание активно себя реализовать, профессиональную реализацию себя как личности. Чтобы он хотел. Голодный волк бежит быстрей, поэтому я сейчас пропагандирую дома такую идеологию не "серебряного доллара", но все, что у меня есть - пока оно сейчас строится 16 лет, все, что у меня есть - это мое. Вдруг я выйду замуж, я имею право распоряжаться всем, что мое, сама. Я тебе готова помочь дружеским советом, я тебе готова помочь стартовым капиталом, чтобы не совсем с нуля начинал. Но если ты принесешь такой бизнес-план, такую идею, что я под это дала бы любому другому человеку. Чтобы не куда-то все это выбросить и разметать, а если ты дашь хорошую идею и я в это поверю, я помогу тебе вырасти. И, конечно, в душе, тайно, мне хочется позаботиться о его норке и помочь его детям, но сейчас мне страшно сказать, что я все отдам для тебя - и тогда есть возможность развалиться, размягчать и показаться, что ему все будет, что он может воспользоваться. Поэтому сейчас я стараюсь одним долларом его желание работать, желание себя реализовать.

С. Корзун: Не ценности материальные, а систему жизненных ценностей.

Е. Андреева: Я его не отдала учиться за границу, я не хочу. Мне хочется, чтобы у нас было взаимопонимание, чтобы мы говорили на одном языке, чтобы я его не потеряла. А больше всего мне хочется, чтобы он хотел работать и получал от этого удовольствие. Тогда бы он стал счастливым по жизни, смог бы себя найти, реализовать.

С. Корзун: Давайте попробуем еще раз напоследок этой программы пройти и попробовать понять ценности - и карьерные, и семейные. Мы же подводим итоги время от времени в своей жизни. Что в Вашей системе координат - допустим, 3-4 точки назвать - чем Вы гордитесь в своей жизни? Вы можете говорить - "Ох, какая я умница, какой молодец, как я хорошо это сделала, сына воспитала, дочку поставила, статью написала, дерево посадила". Что в Вашей личной системе важнее всего?

А. Боссарт: Безусловно, я очень горжусь своим мужем. Я считаю, что это очень большой успех в моей жизни.

С. Корзун: Мужа воспитали. Скорее всего, его воспитать нельзя.

А. Боссарт: Да, я считаю, что в каком-то смысле мы друг друга воспитываем. Тем более что мы поженились очень взрослыми людьми. Реализованность в работе - тоже является предметом моего удовлетворения, приятно все-таки знать, что у тебя есть имя.

С. Корзун: Что-нибудь такое - цветочек какой-нибудь, фикус, кактус особый выращенный, рыба пойманная, трофей охотничий.

А. Боссарт: У меня ведь нет хобби. Есть люди, которые добиваются неких факультативных успехов. У меня такого хобби нет, но я на старости лет сейчас занялась живописью. И я чрезвычайно горжусь, что я - такая престарелая тетка - вдруг освоила новый род деятельности, и даже чего-то кому-то нравится - художникам, которым я это показываю. Это глупости по отношению ко всему остальному, но этим-то, на самом деле, человек больше и гордится, потому что работа - это ты должен хорошо делать, а это намного приятней.

И я считаю - тут, конечно, не может быть разговора о гордости, - что я хорошо себя веду по отношению к своему ребенку. Что я не погрузилась в пучины депрессии, а что я, в каком-то смысле, обеспечиваю ей почти полноценную жизнь. Не обеспечиваю в смысле денег, а не делаю из нее инвалида. Что я могу ее рядом с собой всюду привести, привезти, поставить, посадить, познакомить и дать ей возможность реализоваться на том уровне, на каком она может.

С. Корзун: Спасибо за откровенные ответы. Лена?

Е. Андреева: Я в первую очередь, как Алла начала, воспитала себя. Больше всего я горжусь тем, что я умею меняться, что я могу преодолевать что-то внутри себя. Что если мне не хочется, может быть, лень или какой-то страх бывает. Я горжусь тем, что я ставлю себе какие-то задачи, и я уверена, что для меня нет ничего невозможного, если я этого действительно хочу. Мне никто не мешал делать то, что я внутри считала нужным.

А если говорить, чем я очень сильно горжусь - мне кажется, что мне удается менять мир вокруг меня, и тем, что у меня очень яркая профессия. Я могу сказать, что есть люди, которым я спасла жизнь, и что есть люди - благодаря тому, что я есть, - их мир позитивно изменился. Иногда, когда я все просчитываю, мне кажется, вдруг я не справлюсь, или могут быть такие обстоятельства, что все не так пойдет, и когда все действительно получается, как я хотела, - у меня бывает ощущение очень большого наслаждения, хотела сказать, близкого к оргазму. Понимаешь, что не зря живешь, ощущение того, что не кто-то, а ты сама можешь это сделать. Вот встать, и как бы тебе ни было страшно, и ты боялась, так ли ты профессионально сработаешь, но, действительно, - я могу сделать. Я себя внутри очень сильно уважаю.

С. Корзун: Наша сегодняшняя тема - "Карьера или семья". В гостях у меня были две очаровательные женщины - Елена Андреева и Алла Боссарт. Истории наполовину "глянцевые", наполовину "матовые", как мы говорили в самом начале, но это истории успешные. Посмотрите в глаза этих симпатичнейших женщин - состоявшиеся люди. От себя хочу пожелать Вам того же, чтобы Вы в Вашей жизни сумели сделать так, чтобы состояться и в том и в другом - и в карьере, и в семье. Одно без другого - наверное, все-таки жизнь не вполне полноценна. Спасибо всем, кто был с нами. Встретимся завтра в очередной дискуссии в 14 часов. Всего доброго!

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Алла Боссарт (2)
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал