Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
18.02.2018 
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Геннадий Гудков (1)
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Елена Андреева и Геннадий Гудков (1)


22 марта 2004 года
Человек с ружьем: право или преступление?

Часть 1
Часть 2

Елена Андреева
Елена Андреева
X-Справка
Геннадий Гудков
Геннадий Гудков
X-Справка

С. Корзун: Здравствуйте! Добро пожаловать на очередное заседание нашего дискуссионного телевизионного Интернета-клуба "Полит Х". Сегодняшняя тема - "Человек с ружьем: право или преступление?" Свободное владение оружием - тема, которая актуальна уже много лет. Как известно, в нашей стране свободное ношение оружия не разрешено, в некоторых других странах разрешено. Наши сегодняшние гости: Елена Андреева, генеральный директор охранного холдинга "Бастион", человек известный, в том числе и для Вас, а также Геннадий Гудков, депутат Госдумы от "Народной партии" Российской Федерации.

Давайте сразу определим позиции: Вы за или против свободного владение оружием?

Г. Гудков: Против.

С. Корзун: А чего же Ваша жена была замечена на одном известном канале, в одной известной программе, стреляющей так лихо?

Г. Гудков: Так она тоже против.

С. Корзун: А зачем же в руки давать тогда?

Г. Гудков: А это в рамках разрешений - тех, которые сегодня есть. Пожалуйста, из ружья стреляйте сколько угодно. Закон дает каждому гражданину право владеть огнестрельным, гладкоствольным оружием: пожалуйста, любой ружье покупайте, храните дома, защищайте свой дом, свою дачу, свою недвижимость.

С. Корзун: Елена Георгиевна, Ваша позиция?

Е. Андреева: Я тоже, к сожалению, против. Мне кажется, что свободное ношение короткоствольного оружия - того, которое удобно носить всегда - хоть в дамской сумке, хоть в кармане или кобуре, приведет к тому, что слишком легко будет им пользоваться. И, конечно, не хотелось бы увеличивать количество преступлений, даже неосторожных.

С. Корзун: Давайте в качестве справки, Геннадий Владимирович: что у нас разрешено и при каких условиях?

Г. Гудков: Вообще суть проблемы заключается в том, чтобы разрешать носить пистолеты свободно гражданам или нет. Речь идет только о пистолетах: все остальное оружие гражданами отвергается, поскольку либо оно громоздкое и неудобное, как ружье, либо оно маломощное, либо не имеет того эффекта, который должно иметь. Потому что на сегодняшний день, помимо гладкоствольного оружия и ружей, существуют не летального действия пистолеты: они стреляют резиновыми пулями - достаточно твердыми, прошибают фанеру, наносят травмы человеку, иногда очень тяжелые, но не смертельные. И это оружие может быть приобретено любым гражданином, если он дееспособен, то есть если он не наркоман, не алкоголик, психически полноценен и не представляет угрозы для общества - не нарушал закон с точки зрения агрессии против общественных устоев.

С. Корзун: Сколько примерно справок нужно для этого - 10-15? И через структуры МВД нужно проходить, для того чтобы…

Г. Гудков: Не имеет значения: что для пистолета, что для ружья, что для ножа или газового пистолета - одно и то же количество справок. Дело не в количестве справок - их относительно небольшое число, вопрос только в сроках проверки - они предусматривают проверку по специальным данным, и колеблются от 2 недель до 3 месяцев.

С. Корзун: Кто выдает разрешение в конечном итоге?

Г. Гудков: МВД, конечно. Лицензионное управление.

С. Корзун: Что касается пневматических пистолетов, пистолетов с резиновыми пулями - это тоже через МВД проходит?

Г. Гудков: Пневматика - это спортивное оружие. У нас до сих пор не определена политика в отношении этого оружия. Долгое время оно свободно продавалось в магазинах, сейчас ввели некоторые ограничения, ужесточение свободного оборота пневматического спортивного оружия. Идут по этому поводу споры, достаточно ожесточенные. Я - один из депутатов, который участвует в работе над законом об оружии: мы постоянно получаем по этому поводу поправки, дополнения, предложения. И закон постоянно находится в работе, поэтому что будет у нас с пневматическим оружием, до конца сказать очень сложно, - вряд ли будут какие-то сильные гонения на него. Что касается не летального действия стреляющих аппаратов, число их моделей, типов, видов будет расширяться, они уже поступают в продажу и будут поступать в будущем.

С. Корзун: Перед Вами сидит человек: 48 лет, вполне дееспособный, по крайней мере, окружающие говорят. Гладкоствольное ружье мне не нужно: я - не охотник. Но бываю в некоторых ситуациях, где хотелось бы иметь при себе оружие.

Г. Гудков: А где бы Вы хотели иметь пистолет?

С. Корзун: Да, в общем, при себе: когда хожу встречать дочь или жену, да просто возвращаюсь достаточно поздно. На даче.

Г. Гудков: А если дочь встречать с дискотеки, Вы и на дискотеку с ним пойдете?

С. Корзун: По крайней мере, подожду ее у выхода.

Г. Гудков: А если это многолюдное место, где толпа молодых людей, Вы тоже там будете с пистолетом ходить?

С. Корзун: А почему нет?

Г. Гудков: А если его у Вас отнимут? Кому-то - двум разгоряченным юнцам - придет в голову мысль отнять у Вас пистолет? Неожиданно сзади нападут, скрутят руки, ударят.

С. Корзун: Разве такого не бывает с сотрудниками МВД при исполнении служебных обязанностей?

Г. Гудков: Бывает, но они больше защищены законом, да и корпоративность есть определенная милицейская. А обычный гражданин есть обычный гражданин. Вы в равных условиях.

С. Корзун: Я в толпу, на митинг не пойду, я пойду в парк - туда, где идут две тени и угрожающе…

Г. Гудков: Ваша дочь может не только через парк ходить... Вы понимаете, с одной стороны, это безопасность вроде бы, а с другой стороны, это как раз большая опасность: Вы можете стать жертвой нападения с целью завладения оружием. Таких случаев много: Елена Георгиевна наверняка подтвердит - на охранников нападают с целью завладения оружием. Если бы у них не было этого оружия, не было бы травм и даже убийств. А так это случается достаточно часто.

Е. Андреева: Главное, Вам придется ответить за это перед законом. То есть у Вас же отняли, и Вы же, получается, его плохо хранили.

С. Корзун: Это я понимаю.

Г. Гудков: А вот такой вопрос: Ваша жена захочет владеть оружием?

С. Корзун: Да нет, пожалуй, я не захочу, чтобы она владела оружием.

Г. Гудков: Вот видите. Здесь Елена Георгиевна, наверное, должна возмутиться, потому что женщины и мужчины в правах должны быть равны у нас. Ваша жена захочет обеспечить безопасность, с пистолетом встречая дочь?

С. Корзун: Думаю, что нет.

Г. Гудков: Почему?

С. Корзун: А вот тут вопрос как раз в том, что у нее отнять оружие будет проще.

Г. Гудков: Значит, мы этим законом, если дадим право гражданам носить оружие, сразу отсекаем всех женщин.

С. Корзун: Почему? А специальная подготовка? А вот Елену Георгиевну возьмем - Вы сами захотите иметь оружие или нет?

Е. Андреева: У меня такое право естественно есть в соответствии с лицензией и занимаемой должностью.

С. Корзун: Носите кроме как в своем кабинете?

Е. Андреева: В кабинете не ношу, но при необходимости, конечно, беру его с собой. Но, откровенно говоря, предпочитаю, чтобы при сложной ситуации меня сопровождал специально обученный охранник, если есть ситуация угрозы. Мне бы самой не хотелось бы быть убийцей.

С. Корзун: Не все занимают такой пост, как Вы. У многих женщин охранник - это муж, взрослый сын, отец. Почему ему запрещать иметь оружие, если каждая женщина хочет быть защищена, как и Вы хотите быть защищенной?

Е. Андреева: Может быть, я не хотела бы, чтобы мой муж или сын стал, во-первых, убийцей - неосторожным убийцей. Потому что на практике человек, как я вижу очень часто, обладающий не просто оружием, а даже если у него за спиной стоят два профессионально подготовленных охранника, он начинает чувствовать большую силу, внутреннюю власть и вести себя не так осторожно, как если бы у него этого не было.

С. Корзун: Например, Жириновский, как мы видим (у нас программа не слишком политкорректная): когда рядом телохранители, то в эфире можно позволить себе многое.

Г. Гудков: Тут еще существует серьезная проблема. Ведь у нас на учете по судимостям состоит очень небольшая часть преступников, к сожалению. А значительная активная часть преступных группировок никогда не была судима. И в основном правоохранительные органы располагают лишь оперативной информацией о причастности того или иного гражданина к организованной преступной группе или просто криминальному сообществу. Знать и доказать - разные вещи: доказать гораздо сложнее, чем знать.

С. Корзун: Преступнику сложно приобрести оружие?

Г. Гудков: Так вот я и хочу сказать: к Вам придет активный член преступной группировки, у Вас будут информданные об этом, достаточно достоверные, но Вы не можете в данный момент доказать, что он занимается преступной деятельностью. Он Вам принесет необходимую справку, все соответствующие документы, и Вы будете обязаны решать вопрос - дать этому молодому человеку оружие или не дать?

С. Корзун: Геннадий Владимирович, да он уже давно решил этот вопрос, купив за 100-150 долларов, 200 - максимум стоит ствол такой! Купил и носит каждый день справку о том, что "иду сдавать в милицию, такое-то число".

Г. Гудков: Здесь концептуальная ошибка - огромная разница между легальным стволом и нелегальным. И любой мафиози на вопрос, что является для него наибольшим риском, скажет - наличие нелегального оружия. Потому что их на этом ловят, на этом сажают, когда не имеют других доказательств. И он будет счастлив в первую очередь получить легальный ствол. И мы таким изменением закона, как некоторые сторонники этого настаивают, дадим ему такую возможность. И у нас в первую очередь (в такой коррумпированной стране, как наша) получат такие молодые быки из преступных группировок, неучтенные наркоманы, неучтенные алкоголики, психбольные, получат за взятку люди, даже судимые.

С. Корзун: Может, учитывать лучше и бороться эффективнее с преступностью? Чего ж всех подозревать, ставить всех на одну доску - дееспособных, крепких молодых людей с потенциальными преступниками?

Г. Гудков: А цель какая?

С. Корзун: Самооборона. Потому что доверять милиции, человеку с ружьем в нынешних условиях у меня большого основания нет, честно Вам скажу.

Г. Гудков: Тут я с Вами согласен, наши правоохранительные органы работают не важно. Но вместо того чтобы их заставлять работать, мы пытаемся заменить их сомнительной самообороной. Ведь когда что-то случается с Вашим здоровьем, Вы же не занимаетесь самолечением, не проводите операций на себе, а идете к врачу. Ведь у нас медицина тоже не ах как работает: есть факты неправильных диагнозов, безобразного отношения и прочее. Тем не менее, Вы идете к медицине. Ведь тогда Вам нужно заниматься самолечением, самообразованием, самовоспитанием, самозащитой: человек сам по себе все будет делать, и государство будет в принципе не нужно.

С. Корзун: Если медицина не будет работать, так и придется делать, куда ж деваться. Слава богу, медицина еще местами работает, также как и правоохранительные органы местами работают.

Г. Гудков: Причина и следствие меняются. Вы хотите получить безопасность, но, вооружив народ, всякий народ, Вы ее не получите. Более того, Вы часть дееспособного народа вооружите, дадите ему сомнительную иллюзию безопасности, а часть населения - сегодня статистика говорит о том, что примерно 60% российского населения не желает носить огнестрельное оружие. Я Вам больше скажу: я имею возможность многие годы носить это оружие - я добровольно отказывался, это очень неудобно, хлопотно, опасно. Ты идешь куда-то в приличное место, что-то у тебя на боку или под мышкой, пиджак не снимешь, летом вообще проблемы…

С. Корзун: Дайте право, а возможность или желание носить или хранить дома в сейфе - это другой вопрос.

Г. Гудков: Давайте спросим у профессионала. Елена Георгиевна, куда женщина положит пистолет?

Е. Андреева: Я, конечно, носила на кобуре на поясе.

Г. Гудков: Это Елена Георгиевна. А так куда женщина положит пистолет? Она одета в приталенное, короткое платье…

С. Корзун: Это мужики не всегда носят визитницы, но женщина всегда с собой сумочку имеет.

Е. Андреева: Может, и в сумочку, но та женщина, которая с оружием идет, скорее, оденет пиджак и все-таки будет думать.

Г. Гудков: Как даже афганская практика показывает, когда давали оружие, женщины чаще всего клали в сумку. Сумки оставляли где угодно, теряли, срезали. Оружие находили в самых невероятных, неожиданных местах: в туалетах, у трюмо оставляли.

Е. Андреева: Я то же самое могу сказать и про мужчин. У нас был случай, когда в казино сдавали на хранение, потом проверяли, чей это номер - "ребята, заберите".

Г. Гудков: Я не идеализирую мужчин, я помню, когда я работал в органах госбезопасности, нас начальник воспитывал и сказал, что "когда-нибудь из-за вашего разгильдяйства я найду совсекретный документ в туалете". Через два года дикий крик: "Ребята, все сюда!" Радостный - он нашел совсекретный документ в туалете!

Из учтенного оружия действительно мало преступлений, это правда. Но откуда берется неучтенное оружие, ответьте мне на этот вопрос? Неучтенное берется из бывшего учтенного оружия.

С. Корзун: Значит, вопрос к армии, внутренним войскам - оттуда оно и могло исчезнуть.

Г. Гудков: Если закон сделаем, то примерно 40 миллионов единиц обязаны будем отдать, если граждане попросят. Сколько из этих миллионов будет потеряно, украдено, утрачено при различных обстоятельствах, валяться в тумбочках и так далее? Миллионы, мы с Вами получим миллионы новых неучтенных стволов. Куда они будут стрелять? В тех же граждан.

С. Корзун: Давайте зайдем с другой стороны - смертность от огнестрельного оружия. Автомобиль - это тоже средство повышенной опасности…

Г. Гудков: Он не предназначен для убийства. Автомобиль предназначен для передвижения, а оружие предназначено только для одной цели - убить.

С. Корзун: Хорошо, кухонный нож предназначен для резки хлеба или колбасы. Сколько бытовых убийств совершается кухонными ножами! То есть в качестве орудия убийства может быть использовано все что угодно, в том числе, и автомобиль. Автомобиль, согласитесь, - тоже средство повышенной опасности. Специальная подготовка, права, и человек может владеть автомобилем. Кто-то из моих знакомых не садится за руль автомобиля - просто не хочет. Точно так же человек может не воспользоваться своим правом на свободное ношение оружия. Но он должен иметь это право!

Г. Гудков: Почему Вы так считаете?! Я хочу понять цель: если безопасность, то мы сейчас с Еленой Георгиевной сейчас проанализируем и докажем Вам, что безопасности граждане от этого не получат. Граждане не решат свой вопрос с безопасностью! Получить право носить пистолет и повысить риски на улице захотят ли граждане? Вот граждане получать оружие, оно попало в руки бандитов…

С. Корзун: Что мы здесь сидим и решаем за граждан? Вы у граждан спросите. Вот у нас идет голосование: "Кто должен иметь право на оружие?" Варианты: "Сотрудники правоохранительных органов", "Обладатели дорогих машин", "Сельские жители", "Крепкие мужики", "Я". Ответ "Я" - больше половины. То есть люди заявляют, что они хотят иметь оружие. Значит, это для чего-то нужно. Я еще раз говорю, что в некоторых ситуациях оно необходимо. Я его, конечно, не буду таскать каждый день с собой, мне это абсолютно не нужно.

Г. Гудков: А оружие нельзя таскать или не таскать: оружие, если оно есть, должно носиться все время, 24 часа в сутки, либо вообще его не носить.

С. Корзун: Почему?

Г. Гудков: А потому что когда оно Вам потребуется, в самый нужный момент его не окажется под рукой. Невозможно спрогнозировать ситуацию, когда с Вами что-либо произойдет.

С. Корзун: Извините, есть ситуации повышенной опасности. Тот же пикник в лесу…

Г. Гудков: Берите ружье на пикник в лесу, пожалуйста.

С. Корзун: Зачем же пугать население вокруг?

Г. Гудков: Положите его в машину на заднее сиденье. Никаких проблем!

С. Корзун: Что Вам дает основание говорить, что безопасность не повысится? То, что могут украсть? Да все что угодно могут украсть!

Г. Гудков: Нет. Представьте себе, что из 40 миллионов 2-3 миллиона станут неучтенными в течение 2-3 лет. Это оружие начнет стрелять, оно будет находиться в руках тех, от кого Вы хотите защититься.

С. Корзун: Сейчас этого неучтенного оружия мало?

Г. Гудков: Мало.

С. Корзун: Как же, все бандиты вооружены практически?!

Г. Гудков: Бандиты уже давно поумнели - с тех пор, как их стали пачками сажать за ношение огнестрельного оружия. Спросите у сотрудников МВД, они задерживают и обыскивают, - единичные случаи нахождения оружия. А зачем? Бандиты другим берут: числом, неожиданностью, подготовленностью. Вообще считается низшим классом преступность, которая использует огнестрельное оружие. Это редкое средство, которое сейчас используется. Больше это бытовая преступность. А мы как раз и хотим в быт отдать 40 миллионов единиц нарезного огнестрельного оружия. Получим эскалацию преступности.

С. Корзун: Елена Георгиевна, скажите свое веское слово: кому бы Вы доверили бы оружие, есть такие люди? Или на самом деле не надо государству и думать об этом: оружие пускай разворовывают с военных складов, разоружают милиционеров или сами изготавливают в домашних полукустарных условиях?

Е. Андреева: Реально оружие уже есть у профессионалов - у тех, кто хочет этим заниматься: это либо сотрудники правоохранительных органов, либо профессионалы, ушедшие из армии, спецслужб и пришедшие работать в охранные предприятия. Они постоянно тренируются, занимаются стрелковой подготовкой, они готовы к тому, чтобы отражать опасность. А нормальный человек, который может расслабиться, может выпить, который не вдруг придет в тренажерный зал заниматься своей физической формой, бегать на дорожке. Трудно верить, что он будет систематически заниматься стрелковой подготовкой. И, скорее всего, это будет, во-первых, не особенно профессиональное отношение к оружию, и если он будет стрелять, то не вдруг он попадет туда, куда он хочет.

Второе, это повышается взаимный уровень агрессии. Скорее всего, кто получит оружие? Не тот, кто осторожный, думающий и старающийся обойти по более светлой дороге, а кто захочет, вооруженный пистолетом, нестись по самой темной дороге с криками, что у него оружие есть. И навстречу ему принесется такой же агрессивный товарищ.

С. Корзун: Елена Георгиевна, по этой логике государство должно все сделать для успокоения своих граждан: надо, как в армии, прописывать бром всем мужикам, кормить валидолом, - тогда не будет ситуаций. Здесь, у нас в студии, 4 человека: проголосуйте, пожалуйста, кто бы хотел иметь право на владение оружием? Итак, трое из четверых - за.

Г. Гудков: Во-первых, здесь мужская аудитория. Если бы была здесь женская аудитория, я думаю, что больше было бы "нет", чем "да". Мужчин у нас меньше, чем женщин. Ведь для чего люди хотят сегодня иметь оружие - чтобы обеспечить безопасность. Так надо говорить о том, почему не работает наше государство на обеспечение безопасности для своих граждан и что нужно сделать, для того чтобы заставить государство обеспечивать эту безопасность. Ведь мы с Вами сегодня в числе подавляющего большинства стран, которые не разрешают свободное ношение короткоствольного, огнестрельного оружия. И лишь единичные примеры есть в мире - всего несколько стран, которые такие правила для своих граждан установили.

В пример приводятся Соединенные Штаты Америки. Во-первых, это очень небольшое число штатов, во-вторых, там огромное количество ограничений, которое по сути дела делает ношение оружия чрезвычайно опасным для самого владельца. То есть если Вас ближе, чем в 150 метрах от школы, застанут с оружием, Вам грозит тюремное заключение. Если Вы ближе, чем в 50 метрах от места распития спиртных напитков, окажетесь с оружием, Вас тоже посадят, и не предусматривается никакого штрафа и никакого условного наказания. В Калифорнии, например, оружие не может носиться скрытно, то есть Вы обязаны его демонстрировать всем окружающим. Вы обязаны повесить его, грубо говоря, на пояс, на живот, а если он у Вас в пиджаке или кобуре, Вы нарушаете закон и подлежите тюремному наказанию.

Даже те страны, которые разрешают гражданам носить оружие, вводят большое количество ограничений, и наши сторонники ношения оружия об этом не знают или умалчивают умышленно.

С. Корзун: Знают, так никто же не говорит, что надо пистолеты, как картошку, продавать в любом овощном магазине и магазине скобяных изделий. Установите любому человеку, не только имеющему отношение к правоохранительным органам, просто ограничения, установите разрешительную структуру.

Г. Гудков: Как? Закон отличается от договоренностей тем, что он действует и создает равные условия для всех.

С. Корзун: Закон при условии, да. Эротическую литературу нельзя продавать на расстоянии менее 50 или 150 метров или километров от школы.

Г. Гудков: Никто не знает, что такое эротическая литература... А вот какие основания отказа продать оружие, если мы с Вами примем условие, что любой нормальный человек может купить пистолет: учет у нарколога, учет у психиатра, учет по судимости, и все. Здесь смело можем ставить точку. У нас на сегодняшний день из 2 миллионов хронических алкоголиков на учете состоит менее 600 тысяч. Мы сегодня знаем, что у нас в стране 3 миллиона наркоманов, а на учете - одна десятая часть. Мы говорим, что у нас психические заболевания с повышенной агрессивностью и прочее охватывают миллионы людей. Возьмите статистические учеты наших психиатров - это десятки тысяч. Вот эта масса скрытых преступников, наркоманов, алкоголиков, людей с отклонениями психического здоровья, все эти люди придут в лицензионный орган и, как картошку, приобретут пистолет Макарова. И тут Вы получите такой уровень безопасности, что Ваша дочь вообще из дома выходить не будет, потому что она: во-первых, не вооружена, во-вторых, не подготовлена, в-третьих, за дверью квартиры ее ожидают сотни и тысячи людей, которые представляют потенциальную опасность. Они просто не выявлены пока, не всех еще поставили на учет, но которым мы не имеем права отказать в выдаче пистолета.

С. Корзун: Елена Георгиевна, соглашайтесь, потому что тогда я со своей дочерью точно обращусь в одно из Ваших агентств, для того чтобы обеспечить квалифицированную защиту, до тех пор, пока не буду уверенным, что государство в лице представителей милиции сможет достойную защиту обеспечить.

Сейчас мы сделаем короткий перерыв. Понятно, что аргументы практически все перебрали. Поговорим о роли государства в регулировании права на свободное ношение оружия.

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Геннадий Гудков (1)
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал