Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
18.02.2018 
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Геннадий Гудков (2)
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Елена Андреева и Геннадий Гудков (2)


22 марта 2004 года
Человек с ружьем: право или преступление?

Часть 1
Часть 2

Елена Андреева
Елена Андреева
X-Справка
Геннадий Гудков
Геннадий Гудков
X-Справка

С. Корзун: Продолжаем программу. Состав тот же: Елена Андреева и Геннадий Гудков - наши сегодняшние гости. Свободное владение оружием… понятно, что, как картошку, продавать не будем, но, тем не менее, мне кажется - какие-то подвижки происходят. Если бы государство либо структуры правоохранительные - иные, негосударственные, - обеспечивали бы достойную защиту человека, если бы можно было спокойно пойти на пикник в лес, пройтись по улице поздно ночью в любом месте, тогда вопрос, наверное, и не возникал бы. Елена Георгиевна, насколько часто в Ваше агентство обращаются люди за такой, чисто бытовой защитой, не связанной с разборками, мафиозными делами?

Е. Андреева: Реально это очень дорогая услуга. Люди должны представлять, что они должны содержать телохранителя и его семью, которую он как кормилец обеспечивает. Не каждая семья готова обеспечивать, откармливать еще одну семью рядом, не говоря про то, что человек выполняет высококвалифицированную, сложную работу. Он находится постоянно в зоне риска, он рискует своей жизнью вместе с тем, кому угрожает опасность. Поэтому эта работа достаточно дорогая и на уровне реальной опасности или подозрения на опасность, конечно, она не востребована. И, наверное, надо идти по пути (как сейчас уже в Москве проблемы безопасности решаются), как в Монте-Карло: вроде бы полицейских нет, но каждый маленький, темный уголок просматривается видеокамерами, и полицейские прибудут сразу, по мере того как что-то будет подозрительным, хотя бы кто-то будет нарушать общественный порядок.

С. Корзун: Или народный контроль, как в Швейцарии: там бабушки из окна смотрят внимательно, чтобы никто, не дай бог, машину не припарковал. В Германии тоже очень близко к этому. Это понятно. Но сколько стоит услуга разовая: скажем, бывают ситуации, когда человек связан с получением достаточно крупной суммы денег. Я не говорю про выбивание утюгом, а, например, совершена сделка с квартирой. Поскольку наша банковская система еще не развита, часто сделки осуществляются наличными. Можно ли заказать охрану ровно на тот случай?

Е. Андреева: Можно заказать, конечно, это от 20 до 25 долларов в час. Но по закону охрана физических лиц запрещена.

С. Корзун: Как это?

Г. Гудков: Закон запрещает с оружием в руках защищать жизнь.

С. Корзун: То есть Ваши охранники действуют без оружия?

Е. Андреева: Реально есть, как в любом законе, способы его легально обойти. То есть говорится про то, что охраняется не жизнь человека, который переносит деньги, а та сумма, которая участвует в сделке. Охраняются ценности, которые переносит человек.

Г. Гудков: И это на самом деле так, ведь не человек представляет интерес для преступника, а сумма.

Е. Андреева: В этом случае должно быть юридическое лицо, с которым можно заключить договор. То есть физическое лицо как таковое охранять с этой суммой нельзя…

Г. Гудков: Физически тоже можно - это без разницы. Можно и с физическим лицом заключить договор на сохранность его имущества, денежных средств, просто практика такова, что, как правило, это делают организации.

С. Корзун: А государство в лице органов внутренних дел может участвовать в охране жизни людей - не только как система защиты свидетелей, о которой много говорят, а просто потребовалась мне охрана. Могу я обратиться в МВД?

Г. Гудков: Сегодня еще можете, хотя, в общем-то, я считаю - это атавизм, пережиток. Сегодня в МВД 365 тысяч сотрудников занимаются коммерческой охраной, и я думаю, что это позор для страны. Но, тем не менее, с точки зрения того, что государство непосредственно в рынке участвует, я считаю, что нужно проводить реформу вневедомственной охраны, и сейчас она проводится, по указанию президента, кстати говоря. Но на сегодняшний день, пожалуйста, 365 тысяч сотрудников МВД, которые могут выполнять коммерческие заказы легально.

С. Корзун: В том числе и охрану физического лица?

Г. Гудков: Не физического лица - у них тоже нет телохранителей в чистом виде. И примерно 152 тысячи сотрудников ведомственной охраны - Минатом или МЧС (хотя он не занимается реально коммерческой охраной), которым также - к сожалению, я считаю, что это абсолютно неправильный посыл, и мы будем с этим бороться, - разрешено выполнять контракты, зарабатывать деньги коммерческим путем.

С. Корзун: А на Ваш взгляд, Елена Георгиевна, это правильное положение, когда нельзя охранять жизнь физического лица? У нас получается, что ценности какие-то и человеческая жизнь: вопрос для журналистов либеральных взглядов вполне естественный.

Е. Андреева: У нас очевидно общая позиция с Геннадием Владимировичем, мы пытаемся уже много лет поправки в закон внести…

Г. Гудков: Принципиально вопрос государством решен. Он решен в МВД, в Государственной думе, в Комитете безопасности. Сегодня вопрос состоит в том, чтобы внести эти поправки или новый текст, где мы прописываем институт телохранителей в Российской Федерации. По моей просьбе закон, который должен слушаться, перенесен на более позднее время, за это время мы должны окончательно пройти все консультации с заинтересованными ведомствами. И я думаю, что к осени мы примем либо тот текст, который мы проработали, либо в виде поправок что-то, что разрешит телохранителям сейчас не имитировать свою работу, а по-настоящему охранять жизнь как главную ценность. Это уже давно принципиально решенный вопрос. Я думаю, что в правительстве уже не осталось практически противников того, что телохранителю в России быть, - он и так есть де-факто. Поэтому на сегодняшний день надо это просто узаконить, контролировать это явление и дать нормально возможность цивилизованно развиваться этой услуге.

С. Корзун: Елена Георгиевна, какие наиболее распространенные из Ваших услуг по защите, охране, какие средства Вы могли бы рекомендовать человеку, который хотел бы иметь оружие, но поскольку ему государство не позволяет иметь оружие для самообороны, и защитить жизнь свою, своих близких, друзей?

Е. Андреева: Мне нравится короткоствольный пистолет, который стреляет резиновыми пулями, которые могут пробить фанеру, повредить металлическую дверь и оказать достаточную травму нападающему.

С. Корзун: Его можно свободно купить, без всякого разрешения?

Е. Андреева: Конечно, его можно спокойно купить. Даже для продажи ружья нужно все 3 справки: медицинская о здоровье и о том, что не состоишь в двух диспансерах.

С. Корзун: О гладкоствольном ружье идет речь, охотничьего назначения в основном?

Е. Андреева: Конечно, человек может владеть и охотничьим ружьем, если это дача или загородный дом, или он перевозит груз в машине, он может иметь ружье на заднем сиденье. Он может выйти и его применять. А наши услуги - это большей частью объектовая охрана, которая может осуществляться с пистолетами ИЖ-71 - это аналог пистолета Макарова с меньшей убойной силой.

Г. Гудков: Я дополню по статистике: в охранном частном бизнесе сегодня в России работает 440 тысяч человек. За прошлый год эти 440 тысяч человек, охраняя реально имущество, деньги, осуществляя инкассацию и так далее, стреляли 79 раз. Всего 79 раз за год применяли огнестрельное оружие! Представляете, насколько редко прибегает даже профессиональный охранник к его использованию. То есть речь идет о том, что огнестрельное оружие является, безусловно, фактором сдерживания, но только в руках профессионалов. А с точки зрения использования - это крайне редко применяемое средство.

Е. Андреева: В душе, конечно, хотелось бы поддержать наших мужчин, в том числе и в студии, и нормальным, адекватным, здравомыслящим, способным тренироваться, постоянно поддерживать свою спортивную форму, мужчинам, может быть, и хотелось дать такое право. Но как их, не дискриминируя остальную массу мужчин, выделить - это практически невозможно.

С. Корзун: Женщин Вы не упоминаете, женщинам не надо оружие вообще давать?

Е. Андреева: Хотелось бы, чтобы тебя защитил мужчина.

Г. Гудков: Хотелось бы, у нас вообще был менталитет ненападения на женщину, а уж тем более для того, чтобы завладеть ее оружием.

С. Корзун: И последний вопрос в качестве прогноза: когда наступит по Вашему ощущению то время, когда человек начнет чувствовать себя в безопасности? Или вообще никогда не наступит, а вся жизнь - это борьба между нападением и обороной?

Г. Гудков: Я совершенно очевидный вижу прогресс. Я понимаю, что сейчас многие улыбнутся или слова нехорошие скажут в мой адрес, но, тем не менее, сегодня практически исчезло из разборок автоматическое оружие. Навели порядок за несколько лет? Навели. На сегодняшний день часть преступлений совершается уже не с табельным оружием, а с переделанным газовым. Это говорит о том, что наводится порядок с огнестрельным оружием. Это раз.

Второе, исчез рэкет, исчезли разборки с утюгами, паяльниками. Есть случаи, но в целом они исчезли. Почему? Идет цивилизация бизнес-отношений. Идет цивилизация нашей жизни. В центре Москвы можно ходить сегодня днем, ночью, и с Вами ничего в принципе не случится. Наши молодые люди, наконец, понимают, что можно в ресторан сходить и не обязательно при этом драку устраивать, или напиваться вусмерть, чтобы не помнить, как добрался домой. Мне кажется, что эти экономические основы плюс наведение порядка, ведь даже бывшие бандиты, которые накопили капитал и стали предпринимателями, или пытаются ими стать, уже заинтересованы в правопорядке: у них появились дети, семьи, они хотят порядка и нормального образа жизни в стране.

Я думаю, что сейчас нам надо с главным злом расправиться - это коррупция внутри правоохранительной системы. Борьба уже начата, ее просто нужно довести до конца, чтобы создать чистый механизм - не коррумпированный, непродажный механизм - борьбы с преступностью. И тогда, я думаю, будет достигнут серьезный перелом, и действительно мы наведем порядок на улицах.

Е. Андреева: Мне кажется, что опасность еще и в низком уровне жизни населения: у нас резко увеличилось количество бомжей, количество наркоманов, которые готовы за дозу отнять сумку, треснуть кого угодно в подъезде кирпичом по голове, чтобы отнять даже небольшие деньги, мобильные телефоны. И эта агрессия населения проявляется, я сужу по детям, в том, что у кого-то есть, а у меня сейчас нет. Идет желание не заработать, а почему бы не отнять? И мне кажется, реальная безопасность наступит тогда, когда меньше будет расслоение общества, и когда людей, которые остались за чертой бедности, не будет. И будут уже определенные социальные меры защиты людей, которые остались без жилья, тех, кто принимает наркотики, - должны быть места их реабилитации. Эта преступность - реально более страшная, потому что просчитать, когда на тебя нападут с автоматом - еще можно, а кто тебя встретит возле подъезда - нет.

С. Корзун: Хотелось бы надеяться, что исправление экономической ситуации решит все проблемы, но практика показывает, что, наверное, это не совсем так. Еще в 91-м году во Франции, когда я расслаблялся в кафе перед отлетом в Москву, сумку-то и украли, но, слава богу, догнал, потому что не столько деньги, сколько паспорт, билеты и так далее. Франция - страна относительно социально не расслоенная.

Г. Гудков: Повод не исчезнет, но наша задача - загнать ее в ту нишу, на тот относительный, приемлемый уровень, где с ней уже будут бороться правоохранительные органы и спецслужбы. Это мы обязаны просто сделать - загнать распоясавшуюся преступность "в лузу", как говорится. Но тут время требуется, и сознание должно меняться потихонечку. Права Елена Георгиевна, говоря, что расслоение привело к повышению агрессии. С другой стороны есть много стран, где есть расслоение, но мозги по-другому работают: они не считают возможным убить или нанести травму, или ограбить, для того чтобы поправить свое материальное положение или восстановить таким образом социальную справедливость.

Плюс техника им должна помогать. Я был в Англии не так давно, и проводили социологический опрос среди английских граждан. Англия - вообще страна-заповедник, там преступность в 10 раз ниже, чем в среднем по Европе. А уж по сравнению с Россией не приходится даже считать. И когда спрашивали население: "Что еще нужно сделать для того, чтобы улучшить борьбу с преступность?", 85% населения ответили: "Поставьте больше телекамер". Там и так много телекамер, но, тем не менее, граждане просят полицейские силы разместить камеры везде, где только можно. Вот тогда, когда фиксируется преступление, когда преступник легко находится, когда его можно быстро вычислить и пресечь его деятельность, резко снижается уличная, бытовая преступность.

С. Корзун: Приходим к тому же противопоставлению: личная свобода или безопасность. Очень трудно соединить, но, наверное, будем пытаться соединять, как и многие цивилизованные страны. Потому безопасность часто противоречит личной свободе и правам граждан. И наоборот. Надо искать компромисс, как и во многих вещах.

Спасибо Вам огромное за участие в этой программе. Всего доброго!

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Елена Андреева и Геннадий Гудков (2)
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал