Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
18.01.2018 
Главная страница > X-Архив > Виктор Геращенко и Александр Шохин
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Виктор Геращенко и Александр Шохин


15 декабря 2003 года
Что выбираем: Рубль, Доллар или Евро?

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Виктор Геращенко
Виктор Геращенко
X-Справка
Александр Шохин
Александр Шохин
X-Справка
Юрий Грымов
Юрий Грымов
X-Справка
Борис Сафронов (X)
Борис Сафронов (X)
X-Справка

С. Корзун: Всем добрый день. Начинаем очередное заседание нашего клуба "Полит-Х". Сегодня оно посвящено экономической теме. Тему мы сформулировали так: "Что выбираем рубль, доллар или евро?". Тема злободневная, надеюсь, для всех. Гостей представлю очень коротко, т.к. в дополнительном представлении они не нуждаются: Виктор Геращенко, добрый день, Виктор Владимирович и Александр Шохин, мое почтение, Александр Николаевич. Затем Виктор Владимирович, отспорив, уступит свое место Юрию Грымову, который тоже примет участие. Сейчас он находится в комнате ожидания. И есть у нас Мистер Х, четвертый человек, известный журналист, зам. главного редактора известного издания, которого мы объявим чуть позже, и он появится в студии. Но он может принимать участие в нашем разговоре в любой момент. Господин Х, слышите ли вы нас? Есть ли у нас двусторонняя связь с господином Х? Без лишних предисловий: в последнее время появились сообщения о том, что рубль сильно недооценен, об этом утверждает в частности министерство финансов, и что на самом деле он стоит порядка 14-16 долларов. Согласны ли вы?

А. Шохин: Я бы сформулировал наоборот: что доллар стоит 14-16 рублей, но никак не наоборот.

С. Корзун: Я человек практичный, я за свой "базар" ответственность не несу, поэтому я вас и пригласил, чтобы вы внесли ясность в этот вопрос.

В. Геращенко: Сергей, я не знаю, почему Минфин вдруг сейчас заговорил о том, какая реальная стоимость рубля. Ведь курс любой национальной валюты можно оценивать по разным показателям. Но если мы говорим, что мы в рыночной экономик, если политика плавающего курса после дефолта 98-го года была правильной, если мы говорим даже об углублении этой политики, а как я понимаю, Центральный Банк в будущем будет почти не вмешиваться в движение курса, - то сейчас говорить о том, каким должен быть курс - смешно. Его искусственно можно делать, тратя на это, предположим, резервы Центробанка или изменяя ту норму обязательной продажи выручки, которая сейчас есть.

С. Корзун: Прошу прощения, говорят о потребительской корзине или индексе Биг Мака.

В. Геращенко: Биг Мака, я считаю, немного наивно, а вот потребительская корзина тоже была не всегда объективна, поскольку есть определенные социальные вещи, которые сравнивать у них и у нас тяжело. То что считается по потребительской корзине, еще два года назад мы говорили, что курс должен быть 16-19 рублей за доллар, но у нас курс определяет рынок и позиция Центрального Банка, которая связана, и, на мой взгляд, правильно, с тем, что курс должен быть предсказуем и не должно быть резких колебаний. И у Центробанка сейчас достаточно валютных резервов, чтобы он действительно был предсказуем и двигался в одну или другую сторону, а он, естественно, двигается от движения доллара против других валют, в первую очередь, евро, от того, что, несмотря на все заявления американской администрации, им интересней сейчас слабый доллар, для того чтобы можно было улучшить состояние платежного баланса своей страны. Поэтому отсюда и идет укрепление рубля.

С. Корзун: О сильном долларе мы еще поговорим, сегодня он взлетел; он очень нервный получается. Вроде как Саддам Хусейн уже ничего не значил, но при этом, при известии о его поимке, доллар опять стал взлетать.

А. Шохин: Кстати сказать, в чемодане Саддама были доллары, а не евро...

С. Корзун: Тем не менее, недооцененный рубль - это некая бомба, закладываемая в фундамент российской экономики, или это нормально? Александр Николаевич, что вы думаете по этому поводу?

А. Шохин: Безусловно, когда в 98-м году рубль сильно обесценился, более чем в 4 раза, и даже по прогнозам преддефолтным было ясно, что, конечно, 6 рублей за доллар - это явная переоценка рубля, но рублей 10-12 рублей за доллар - это более или менее справедливо и соответствует и реальному состоянию российской экономики, и паритету покупательской способности и т.д.. Когда за доллар стали давать более 30 рублей, когда Виктор Владимирович в 98-м году вновь пришел в Центробанк, у него были мягкие, скажем так, споры с правительством о том, каким должен быть курс. ЦБ, насколько я помню, напоминал как раз о паритете покупательной способности о том, что, исходя из него, за доллар надо давать 16-18 рублей. Правительство настаивало на том, чтобы рыночный курс доллара, когда он определяется в том числе, внешнеэкономической конъюнктурой, а не только действиями ЦБ, должен в том числе поддерживать отечественного производителя, как экспортера, так и производителя, ориентированного на внутренний рынок, поскольку относительно мягкая валюта позволяет успешно конкурировать с импортом. Поэтому несколько лет подряд в основные направления денежной кредитной политики (есть такой документ - часть бюджета) всегда закладывалась такая обтекаемая формула: обменный курс должен, с одной стороны, не должен быть чересчур крепким, потому что крепкий рубль понижает возможность отечественной промышленности, но, с другой стороны, не должен быть чересчур мягким, потому что он будет провоцировать инфляцию. И вот правительство в эти годы пыталось, что называется, выруливать где-то на уровне 30 рублей за доллар. И только благодаря тому, что устойчиво благоприятная конъюнктура, цены на нефть, дольше, чем предполагалось, держится на благоприятном уровне, во-вторых, благодаря тому, что ситуация в российской экономике стала более предсказуемой, инвестиционный рейтинг один уже присвоили и еще парочку ждем рейтингов такого же типа от других рейтинговый агентств, стало быть, инвестиционный приток в Россию тоже увеличился, стало быть приток валюты в страну большой, а спрос на валюту в некотором смысле даже сокращается. В итоге действительно даже рынок ведет к тому, что рубль стал укрепляться и приближаться к тому, что обозначено показателями паритета покупательной способности. Отсюда вывод: либо ЦБ будет активно вмешиваться и удерживать рубль на уровне, приемлемом для отечественной промышленности, либо он отпустит его в свободное плавание, и тогда он постепенно при сохранении тех факторов, которые сейчас влияют на обмен курса, он будет постепенно приближаться к паритету покупательной способности.

С. Корзун: Александр Николаевич, когда-то мы говорили об экономическом чуде Японии, валюта у них была достаточно слабая, что позволило развить экспортные возможности. Мы, похоже, делали то же самое, то же начали делать и американцы со своей валютой. Это, конечно, совершенно упрощенная схема. Что в ней справедливо, а что нет? Или она совсем не справедлива?

В. Геращенко: Я думаю, что говорить о том, что это чудо в Японии, или в Италии, или в Германии связано только с валютной политикой не совсем правильно. Да, в двух странах была проведена девальвация валюты после окончания войны, но даже причины были разные, но сейчас не в этом суть дела, была принята все-таки определенная экономическая политика в обоих государствах. Вдобавок, все почему-то забывают, что 10-15 лет, по существу, было запрещено содержать армию или производить военные расходы на военную промышленность и оборону, что тоже - большая помощь госбюджету. В Японии было довольно большое взрослое мужское население, которое было готово работать, которое выстроило военную мощь на своих заводах, а не на импортном военном оборудовании, - они выбрали автомобилестроение совершенно правильно и разумно: с подсказкой или без подсказки американцев (по-моему, американцы больше советовали Германии, чем Японии), потом перешли на электронику. Естественно была своя политика национальных банков и в той и в другой стране, которая способствовало тому, что слабость валют после девальвации способствовала экспортному движению экономики в обеих странах. Не надо еще две вещи забывать. Мы говорили о паритете покупательской способности как о некотором теоретическом соотношении, но у нас не было возможности его добиваться, потому что, во-первых, валютные резервы были незначительными (если вы помните, ЦБ по решению Думы, был обязан, и совершенно правильно дать в займы Минфину в 98-м и 99-м гг. для погашения срочных платежей). И этот Дамоклов меч необходимых внешних платежей всегда висел над нами вплоть до последнего 2003 года, когда при нынешней благоприятной ситуации мы прошли удачно через все эти платежи. (У нас последний пик приходится, кажется, на 2005 год). И, конечно, при нынешних резервах ЦБ, которые в начале декабря составили почти 70 млрд. долларов, естественно, можно вести себя более вольготно в курсовых интервенциях ЦБ.

С. Корзун: Возвращаясь к вопросу "Что выбираем - рубль доллар или евро", за что голосуем?

А. Шохин: Я голосую за рубль.

С. Корзун: Даже, несмотря на то, что рубль не обеспечивает по банковским вкладам даже самого необходимого, ну разве что только с инфляцией в стране?

А. Шохин: Вы знаете, на самом деле, рубль становится все более привлекательной валютой, и связано это с тем, что доходность вкладов, скажем, долларов или евро - ниже с учетом инфляции, с другой стороны намечается, и это наблюдают не только политики и экономисты, устойчивая тенденция к укреплению рубля. Ясно, что самая худшая ситуация с точки зрения укрепления рубля, - это когда номинальный курс рубля будет где-то на этом уровне (29-30 рублей), но ни в коем случае он не будет идти вверх (31, 32, 35 рублей за доллар уже давать не будут). Более того, вероятность того, что за доллар будут давать все меньше и меньше рублей, существует, стало быть, даже номинально, т.е. без учета инфляции рубль будет укрепляться. А учитывая, что есть еще понятие инфляции - 10 процентов на следующий год, то в реальном выражении рубль может укрепиться довольно существенно - до 15 процентов в год. Отсюда вложения в рублевые инструменты, скажем, в облигации даже в российских эмитентов номинированные в рублях выгоднее вкладывать, чем в еврооблигации, номинированные в тех же евро или в долларах. Поэтому выбирать, конечно, надо все в большей степени рубль, хотя я сторонник диверсифицированного портфеля, по принципу, что яйца надо класть в эти три корзины.

С. Корзун: Виктор Владимировч, вы тоже сторонник рубля?

В. Геращенко: Да, я полностью разделяю мнение Александра Николаевича, я считаю, что рубль сейчас будет привлекателен. Конечно, для какого-нибудь Фомы неверующего, если у него есть постоянный приличных доход в рублях (и доллар сыграет, наоборот, по сравнению с евро), сейчас может быть и время покупать доллар. Но если тебе не нужны проценты, ты о них не особенно заботишься, и ты играешь на долгую перспективу (ведь доллар всегда доллар, и даже в Ираке, как вы сказали)... А если учитывать то, что есть такие предсказания мыслящих экономистов, что лет через 20 в мире вообще будут основными валютами доллар, евро и юань, то доллар никуда не денется, так как величина экономики Америки громадна. Но что касается большинства населения, я бы сказал, что рубль предпочтительнее других сбережений.

С. Корзун: У меня вопрос к Юрию Грымову, который пока не принимает участие в нашем разговоре. Вот человек, который практически, а отнюдь не теоретически, как мне известно, участвующий в этом процессе. Можно ли вас спросить, в какой валюте вы осуществляете свою деятельность: в рублях, евро, или, может быть в юанях, как предлагается?

Ю. Грымов: Все зависит от того, где я работаю, если я работаю здесь, то я работаю естественно в рублевой зоне, если за границей, то там своя валюта...

С. Корзун: Я имею в виду не налоговую отчетность... Все-таки для себя вы рассчитываете в у.е. или все-таки перешли на рублевое мышление?

Ю. Грымов: Нет, опять-таки все зависит от того, что я делаю. Сейчас у меня выходит спектакль, люди платят за билеты в рублях, которые потом пересчитываются в доллары, чтобы было легче считать, просто для удобства, потому что деньги, которые вкладывались в спектакль, были в долларах. Поэтому я не думаю, что стоит так сильно определять границы.

С. Корзун: Спасибо, господин Грымов, за реплику. Напомню, что Мистер Х может в любой момент вступить в эту дискуссию. Чему вы улыбнулись, Виктор Владимиров. "Удобнее считать"?

В. Геращенко: Да...

С. Корзун: А почему, собственно, удобнее считать, есть же бухгалтерия российская, есть мировая?

В. Геращенко: Если вы возьмете опытного бухгалтер, который связан с валютными операциями и валютными рисками, ему будет "удобнее считать".

С. Корзун: Если раньше все мы считали в рублях и, например, водка стоила 2 рубля 87 копеек в те благословенные времена...

А. Шохин: У господина Грымова не настолько много ума, чтобы заниматься еще и этим. Для этого есть другая профессия, того же бухгалтера, например.

С. Корзун: Да, это естественно. Я о другом, о том, что произошло какое-то "одолларивание" сознания.

В. Геращенко. Господин Грымов правильно размышляет даже с экономической точки зрения, наверное, в другой жизни он будет или был бухгалтером. Правильно хранить сбережения в той валюте, в которой получаешь доходы. И если доходы рублевые - в рублях, если они долларовые или в евро - лучше в этих валютах. Потому что переход валюты из одной в другую - это дополнительные расходы и потери. Так что здесь я бы согласился с Юрием Грымовым. Кстати, четыре года назад я участвовал с ним в одной передаче, то были не теледебаты, конечно, поскольку мы ним представляли разные ипостаси. Но уже тогда я отметил, что он хорошо разбирается в финансовой ипостаси.

С. Корзун: Другая тема, очень близкая к этой: в последнее время много говорят о банковском кризисе. Если бы я был сторонником теории заговоров, я бы подумал, что это даже какой-то намеренный впрыск с целью или поднять или опустить нашу банковскую систему. Говорят, что по основным видам деятельности банки набрали слишком много денег, и их куда-нибудь вкладывать. Для того чтобы выплачивать нормальный процент, банки много денег вкладывают в недвижимость. Но судьба стоимости московской недвижимости тоже под вопросом, таким образом, рисуется некий сценарий, по которому нам грозит чуть ли не банковский кризис. Так это или не так, Александр Николаевич?

А. Шохин: Я думаю, что, когда премьер-министр Касьянов пару-тройку недель назад заявил о том, что 90 процентов российских банков не выдержат конкуренцию с иностранными банками на российском рынке банковских услуг, он имел в виду не то, что нашим банкам грозит кризис, а то, что им будет труднее бороться за клиентов. Если российские банки не капитализируются, не станут более надежными, прозрачными, не будут оказывать более дешевые и качественные услуги, они могут сойти на обочину, а их место могут занять иностранные банки. Через свои дочерние учреждения или через возможность открытия счетов в зарубежном банке клиентура уйдет в зарубежные банки, минуя наши финансовые границы. Это действительно серьезная проблема, и нашим банкам нужно бороться за клиентуру. Но это не значит, что нас ждет кризис в банковской системе, в том смысле с каким мы столкнулись в 98-м году.

В. Геращенко: Дефолт тут не при чем. Вы знаете у нас очень много рассуждений о том, что банковская система у нас слабая, да, она действительно слабая, не рекапитализированная, необходимо чтобы росли крупные банки. И в принципе, это та проблема, которая существует сейчас и в ЕС. Я был там недавно, там говорят: "Мужики, если мы не будем объединяться и мыслить в общеевропейском контексте, а думать "самый крупный немецкий банк "Дойчебанк", самый крупный банк в Англии - Барклаевский (они, правда, еще не в Еврозоне) - мы не выдержим. Должны быть крупные европейские банки и региональные банки, которые будут заниматься работой в основном с ипотечным и потребительским кредитованием. Потому что в условиях глобализации и условиях, когда крупнейший банк в мире, "City Bank" после всех объединений, через которые он проходил в США, получает 1, 5 млрд. долларов прибыли в месяц, он может пойти на такой риск, на который ни один европейский банк не пойдет. Почему он 10 лет, отсидев здесь довольно невнятно, сейчас начал активно заниматься ретейловским бизнесом, т.е. бизнесом с людьми определенного и не самого высокого достатка? Потому что он может рискнуть, потому что он понимает, что экономика развивается не плохо, поэтому он занимается кредитами потребительскими, на приобретение автомобилей, электроники, на жилье, и, естественно, что этот банк может сам или, если заработает, раньше чем нужно, на мой взгляд, закон о валют легализации, и наши компании начнут становиться клиентами у заграничных банков, нашу банковскую систему ждет дополнительный кризис, потому что крупная клиентура будет уходить в западные банки. Значит, они сами должны меняться и капитализироваться. Давно предлагали тому же Касьянову: отмените налоги на банки - они приносят всего пять процентов доходов. Если банки не будут платить акционерам, эта прибыль будет идти на капитализацию. Нет при профиците все равно не хотят ничего делать. Говорят: "Вы, банки стоите боком к экономике (а чем им стоять передом, задом или как?)

С. Корзун: Господин Х, есть ли у вас вопросы к участникам дискуссии?

Мистер Х: Я хотел спросить Виктора Владимировича, он говорил, что иностранные банки стали работать с частными лицами, какие банки он посоветовал бы людям выбирать: сбербанк, российские частные банки или иностранные банки, которые зарабатывают по 1,5 млрд. в месяц?

В. Геращенко: "Сити-банк" зарабатывает 1,5 млрд. во всем мире, со всей своей сетью и с московской "дочкой" в том числе. Хотя нашим гражданам разрешено открывать счета за границей без каких-либо проблем, кроме уведомления налогового органа, я считаю, что Сбербанк в нынешних условиях, когда основным акционером является Центробанк - беспроигрышный вариант, как бы мы не критиковали его (мало развивает свой кредитный портфель с компаниями, мало предоставляет потребительских и ипотечных кредитов. У нас достаточно много (20-30 банков ) общенациональных, весьма солидный, с ними можно работать, не хочу, правда, упоминать имена. Есть региональные банки, которые пользуются репутацией у населения в регионах. Естественно, в первую очередь в Москве люди могут пойти в "дочку" иностранного банка, который хочет работать с публикой (ведь это делают не все банки, это явление последнего времени, когда банки, например, Райффайзен или Сити-банк, стали работать с "людьми с улицы". Да, можно идти и туда, если ты любишь не квас, а кока-колу.

С. Корзун: Спасибо вам огромное, Виктор Владимирович, за участие в этом разговоре, сейчас у нас произойдет смена декораций. Юрий Грымов может выйти к нам и принять участие в дискуссии, Александр Николаевич оставайтесь, пожалуйста. Мы продолжим через несколько секунд.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Виктор Геращенко и Александр Шохин
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал