Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
21.01.2018 
Главная страница > X-Архив > Александр Кабаков и Анатолий Гладилин (2)
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Александр Кабаков и Анатолий Гладилин (2)


3 июня 2004 года
Писатель в России: Больше, чем писатель?

Часть 1
Часть 2

А. Гладилин
Анатолий Гладилин
X-Справка
А. Кабаков
Александр Кабаков
X-Справка

С. Корзун: Продолжаем нашу дискуссию. Мне бы хотелось вторую часть программы посвятить делам не писательским, а бренным, и использовать щедрый писательский талант в его журналистском применении. Александра мы имеем возможность часто читать в его журналистской ипостаси и в Интернете найти. Анатолий, волнует ли Вас что-нибудь из того, что сейчас происходит в России? Падение нравов, движение в сторону авторитаризма или либерализм, впечатляющие экономические успехи или обнищание и огромный разрыв между богатством и бедностью, или что-то другое?

А. Гладилин: Жизньь в России мне гораздо интереснее, чем во Франции. Так получилось, что я живу во Франции, это очень хорошая страна, но от их новостей меня тошнит. Я устал смотреть их переживания по поводу того, что опять поднимаются цены на салат. То, что новости здесь гораздо интереснее, чем в Европе, - это бесспорно. Но это грустный интерес, потому что во Франции каждый день не гибнут люди в таком количестве, не столько пожаров и стихийных бедствий. Люди могут один день сидеть без воды и электричества, потому что пронесся ураган, но не всю зиму, как во Владивостоке.

С. Корзун: Россия идет все-таки в сторону западной модели цивилизации или исповедует свой путь?

А. Гладилин: В свое время я очень иронично смотрел на то, когда спрашивали иностранца, который приезжал в Советский Союз, как он оценивает жизнь в Советском Союзе. Он говорил то, что надо. И я думал: «Сука, что же ты знаешь на самом деле?» Я боюсь уверенно говорить, потому что я плохо знаю - только по российской прессе, которая доходит до меня нерегулярно, и по тем отрывочным поездкам, который я совершаю в Москве. А Москва - это город, который очень отличается от России. Сейчас я продолжаю заниматься журналистикой, публикуюсь. В свое время Саша Кабаков ввел меня в «Московские новости»: я каждый месяц там писал письмо из Парижа. Это продолжалось несколько лет, и потом я понял, что это никому не интересно. А Кабаков в это время писал каждую неделю свою колонку, и я ему как-то сказал: «Саша, Вам не жалко своих мозгов, что Вы так выкладываетесь в каждой колонке?» Он сказал: «Нет, у меня большой запас сил».

А. Кабаков: Это было почти 10 лет назад, а последние полтора года я писал колонку каждый день. У мужчины есть, по крайней мере, два органа, которыми чем больше пользуешься, тем на дольше хватает. Один из них - это мозги.

А. Гладилин: Что меня страшно поразило в один из первых приездов: я видел стариков с авоськами, в которых несут картошку или капусту, и все увешаны орденами и медалями. Я подумал: «До чего надо довести человека, что он вешает на себя ордена как последнюю защиту, чтобы хоть продавщица на него не рычала».

С. Корзун: Самое последнее социальное событие - отмена льгот и замена их прямыми выплатами: на митингах в Москве - тоже люди с орденами. На самом деле, это нормальная рыночная идея заменить льготы выплатами, если государство способно платить. А, по сути, наше государство способно платить, учитывая мировую цену на нефть, которая перевалила за 40 долларов? Но людям кажется, что, отнимая льготы, у них отнимают признание их прошлых заслуг. В этом есть какая-то обида на государство.

А. Кабаков: Я думаю, что самые здравые из стариков понимают, что если будут прямые деньги, то их обязательно украдут. И они правильно так думают.

А. Гладилин: Что теперь, будут выбрасывать стариков и старушек из автобусов пинком?

А. Кабаков: Дело в том, что эти выплаты будут тут же израсходованы на лишние 5 пакетов молока, а на проезд у них все равно не будет.

С. Корзун: Я часто обращал внимание, что в Париже пожилых людей ни в метро, ни в автобусах практически нет. Там сложилось так, что в центре города живут только богатые пенсионеры, которые могут себе позволить перемещаться на такси?

А. Кабаков: Они не шатаются по городу, потому что не ищут, где подешевле продаются продукты.

А. Гладилин: У меня есть конкретный случай: у моей жены сложности с хождением - она не может двигаться. Как мы передвигаемся? Я сажаю ее в машину и везу.

А. Кабаков: Там более обеспеченные старые люди живут не в городе, а в зеленом пригороде. Те, кто живет в городе, выходят погулять в своем районе. Им не нужно болтаться в метро и автобусах: это утомительно для пожилого человека. Наши ездят не от хорошей жизни.

А. Гладилин: Я добавлю четкую экономическую справку по Франции. Если бы у меня была маленькая пенсия, и мы с женой попадали бы в разряд бедных людей, то мы бы автоматически имели право на домработницу (которая и так приходит, но я ей плачу), на то, что приходил бы человек, который ухаживал за моей женой. Это все было бы бесплатно от мэрии. Но мы не попадаем, потому что мой предел пенсии считается большим по французским масштабам. Там есть социальная защита, чего здесь нету.

А. Кабаков: У меня есть дальние родственники в той же Франции, старые люди. Операцию, которая здесь сейчас стоит около 4 тысяч долларов, а бесплатную не делают вообще, пенсионеру делают бесплатно, пребывание в хорошей больнице - бесплатно. Хотя у нас и говорят, что система льгот - это нерыночный подход, Франция - вполне рыночная страна, и там есть льготы. И в Соединенных Штатах, самой рыночной стране, до сих пор льготы для пенсионеров по старости существуют. А то, что происходит у нас, это все - чиновничья жизнь, это все из жизни воров и бандитов.

А. Гладилин: Я читал российскую прессу и каждый раз, когда я собирался ехать в Москву, я думал, как страшно ехать. И я помню, что Аксенов, который начал ездить раньше и ездил чаще, сказал мне: «Толя, перестань. На улицах все не так мрачно». Так получилось, что я приехал как раз тогда, когда был дефолт. Я пошел в банк за деньгами, а потом стоял и думал: «Где, в какой нормальной стране это было бы возможно, когда люди требуют своих денег, а их не дают?» Во Франции это было бы невозможно.

А. Кабаков: Такое было возможно в 30-е годы, когда «лопались» банки. Мы живем не в другой стране, а в другом времени, потому что есть географические особенности, а есть отличия временные. По моим прикидкам, это около 60 лет: это как раз то время, которое мы прожили при большевиках. Мы живем во времени, когда еще нет социального страхования, нет терпимости - ни национальной, ни к меньшинствам, нет многих вещей, которые последовали за социализацией западного общества и которые, кстати, мне не нравятся. Мы еще не дошли до позитивных перемен. Но за этими позитивными переменами следуют негативные, которые я вижу сейчас в западном мире. Но как это у нас часто бывает, негативные последствия наступают раньше позитивных причин. Поэтому у нас уже есть непостижимая и не для нас придуманная политкорректность, есть кризис либерализма, хотя нет либерализма, но еще нет социальной защиты, правильной социализации общества, нет того спокойствия, в котором стал жить западный человек. Это началось в середине 50-х годов, и после молодежных и социальных революций середины 60-х годов, которые прошли бескровно, там это утвердилось. Они живут в другом времени. А мы живем в классическом, грубом, жестоком времени, с поправкой на местные особенности.

С. Корзун: И последний вопрос: Александр, Вы будете продолжать писать?

А. Кабаков: А куда же денешься? Мне многое удалось бросить за годы моей жизни. Последнее, что мне удалось бросить, - это пить. Но бросить писать вряд ли удастся, хотя привычка эта - тоже крайне вредная. Это, наверное, произойдет, но вместе с изживанием всего остального.

А. Гладилин: Саша Кабаков - удивительный человек. Я знаю только еще одного такого человека, который начинает день, с того, что пишет. Это Вася Аксенов. Они не могут жить и не писать.

С. Корзун: Вы можете?

А. Гладилин: Я могу. По вдохновению - это было много лет назад. Для меня это давно труд, у меня страх перед белым листом бумаги.

А. Кабаков: Насчет того, чтобы броситься писать, это не совсем так: это с чудовищным отвращением, но если продолжать сравнение, это то же самое отвращение и одновременно омерзительная и труднопреодолимая потребность, как в первом стакане с утра. Я думаю, что никто от этого не получает удовольствия, но многие не могут без этого жить.

С. Корзун: Спасибо нашим гостям - Анатолию Гладилину и Александру Кабакову. Успехов Вам и нашим зрителям.

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Александр Кабаков и Анатолий Гладилин (2)
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал