Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
19.09.2018 
Главная страница > X-Архив > Андрей Кокошин и Павел Фильгенгауэр
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Андрей Кокошин и Павел Фильгенгауэр


30 декабря 2003 года
Служить бы рад. Какая армия нужна России?

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Андрей Кокошин
Андрей Кокошин
X-Справка
Павел Фильгенгауэр
Павел Фильгенгауэр
X-Справка

С. Корзун: В третьей, завершающей, части нашей дискуссии в студии появился господин Х. Это Павел Фильгенгауэр - известный военный обозреватель. Павел, с чем хотелось бы поспорить из того, что было сказано?

П. Фильгенгауэр: Начну с последних заявлений насчет того, что у Англии нет постоянных друзей, а есть постоянные интересы: это сказал не Черчилль, а лорд Пальмерстон. И это было совсем другое время: Черчилль этого сказать не мог, потому что после Второй Мировой войны Англия утратила военную независимость. И сейчас английская военная стратегия состоит в том, что даже в любом региональном конфликте Англия никогда не будет воевать одна, а только рядом с Соединенными Штатами. То же самое и с Россией: военная независимость России в принципе невозможна в ближайшие 50 лет. Показывать гнилые зубы - никого это не испугает, а наоборот вырвут то, что осталось. Не надо соперничать с Америкой в Закавказье и Средней Азии. Этим мы только провоцируем то, что нас вышвырнут отовсюду.

С. Корзун: А что мы должны делать там в военно-политической области?

П. Фильгенгауэр: Признать, как и многие другие страны - и Япония, и Германия, что, во-первых, быть богатыми можно, не будучи военной сверхдержавой. Во-вторых, признать, что мы не можем даже защитить нашу протяженную территорию без постоянных и верных союзников. А чтобы у нас были союзники, способные нам помочь, - не Белоруссия с Таджикистаном и Арменией, а Запад - мы должны быть в свою очередь верным союзником Запада. Сейчас это единственный путь. У нас нет возможности модернизировать вооруженные силы без западных технологий.

А. Кокошин: Я считаю, что здесь Павел Евгеньевич несколько утрирует ситуацию, которая сложилась с Россией. Россию не нужно сравнивать ни с Германией, ни с Японией: мы потерпели поражение в войне, но войне холодной. Мы сохранились как суверенная держава, а Япония и Германия до сих пор не обладают всеми атрибутами суверенитета. Хотя Япония и старается всячески избавиться от того, что сдерживает ее суверенитет, и я думаю, что в будущем мы еще увидим Японию как мощную военную державу. Поэтому у нас есть все основания для того, чтобы иметь независимую внешнюю и военную политику. Особенность той политики, которая проводится последние 2-3 года, состоит в том, что у нас сложилась некая равновекторность применительно к основным центрам силы. Основные центры силы на сегодняшнем политическом глобусе - это Соединенные Штаты, Западная Европа, Китай и Индия. В отношении каждого из них нашей дипломатии удалось добиться достаточно приличных отношений. Я считаю, что это очень высокий уровень достижений дипломатии Путина и нашего Министерства иностранных дел - при массе критических замечаний по поводу отдельных тактических элементов.

С. Корзун: То есть все они - наши потенциальные союзники, а не противники? Но Павел об этом же говорил.

А. Кокошин: Нет, они не союзники. Нам быть союзниками с американцами - это сразу становиться в позицию младшего партнера и по каждому вопросу говорить: "Yes, sir!"

П. Фильгенгауэр: Такова правда жизни.

А. Кокошин: Это не правда жизни. Надо быть немного поумней и видеть более богатую палитру мировой политики, что в этой палитре есть два растущих азиатских гиганта. Кстати, если почитать стратегию национальной безопасности президента Буша-младшего, США признают кроме Соединенных Штатов еще только три великих державы: растущий Китай, растущая Индия и все еще Россия. О России говорят, что это единственная страна в мире, которая за 30 минут может полностью уничтожить Соединенные Штаты Америки.

С. Корзун: "Верхняя вольта" с ракетами: опять вернулись к тому же - пугаем Россией.

А. Кокошин: Во-первых, "верхняя вольта" с ракетами - это явный перебор. В Советском Союзе были одни из лучших в мире здравоохранение, образование, очень приличная фундаментальная наука.

С. Корзун: Но тогда было 250 миллионов, и число жителей Советского Союза росло, а сейчас около 140 миллионов, и число падает.

А. Кокошин: Но это не означает, что нам нужно становится союзниками Соединенных Штатов или Китая. Или создавать вечную ось "Берлин-Москва" и реализовать великий замысел двух императоров в отношении братства германской и российской наций. Сейчас время стратегического партнерства и временных коалиций. Искусство дипломатии состоит в том, чтобы вовремя строить ту коалицию, которая тебе в этот момент выгодна, которая позволяет стране накапливать национальные богатства, не ущемляя свой собственный суверенитет.

С. Корзун: Вопрос о Корее: может так статься, что мы с Соединенными Штатами станем соперниками и будем воевать друг против друга?

П. Фильгенгауэр: Воевать мы сейчас ни с кем не можем. Мы действительно можем нанести разрушительный ядерный удар по Соединенным Штатам, а они по нам - еще более сильный. Но зачем? А наши обычные вооруженные силы действительно не могут справиться за неделю с бандой в 60 человек. Временные коалиции России невыгодны, они выгодны США, потому что временные коалиции выгодны сильному. А мы должны признать свою слабость. России нужен долгий передых и долгая модернизация всего. Не нужно пытаться сделать это к 10-му году и через несколько лет опять занять положение Советского Союза. Это бессмысленная задача, которая вновь только надорвет страну. Это проект "великая Россия" как проект "великая Сербия" Слободана Милошевича, и конец будет тот же самый. Нам нужны не временные союзы, а постоянные партнеры, которые смогут нам реально помочь. Мы действительно будем младшим братом, а другого выхода нет.

А с Кореей американцы, так или иначе, справятся. У корейского руководства сейчас есть простой выбор - тот же выбор, который стоял сейчас перед ливийским диктатором Муаммаром Каддафи: либо он сдается американцам - тогда его оставят править некоторое время с дальнейшей сдачей позиций, вестернизацией экономики и политической жизни, либо его уничтожат, как Саддама. У Ким Чен Ира - такой выбор.

А. Кокошин: Ситуация на политико-дипломатическом фронте радикально изменилась. С Ким Чен Иром ведут разговоры пять государств. Это тоже крупный успех российской дипломатии. Американцы в определенный момент поняли, что они самостоятельно с ним дипломатическими методами справиться не смогут. Военного способа решения корейской проблемы тоже не существует. Прежде чем будет нанесен упреждающий удар по вооруженным силам КНДР, они успеют смести с лица земли Сеул. А Сеул - это треть экономики Южной Кореи и ее населения, не говоря о том, что там проживает около 100 тысяч американцев. Поэтому сейчас возникла ситуация, когда американцы, не смотря на свое нежелание расширять формат переговоров и привлекать к решению этой проблемы другие государства, также как не хотел этого Ким Чен Ир, обе стороны вынуждены были признать, что игроки на этом поле - это и Россия, и Китай, и Япония, и Южная Корея. Я этот вопрос всегда ставил именно так. Мы, наконец, согласовали свои политические цели в отношении Кореи. Американцы отказались от цели смены режима. Мы им об этом не раз говорили: "Давайте поставим одну цель - не дать Ким Чен Иру приобрести собственное ядерное оружие. А также предоставить право двум Кореям в эволюционном порядке объединиться, не заставляя КНДР в одночасье превратиться из диктатуры в процветающую демократию". Американцы сейчас фактически согласились с российской позицией. Так что у нас в отношении Кореи сложилась совершенно новая ситуация. Другое дело, что корейское руководство ведет себя своеобразно и старается выторговать условия получше, что постоянно создает миникризисы, а может создать и более серьезный кризис. Но о конфликте между Китаем, Россией и Соединенными Штатами вокруг Северной Кореи речи не идет.

С. Корзун: И напоследок прогноз на ближайшее время. После Ирака возможны ли боевые действия против Ирана?

П. Фильгенгауэр: Я хотел бы закончить по Корее. Мои конфиденциальные источники в японском Министерстве иностранных дел говорят, что Китай готов выйти из этих переговоров, что они не видят возможности достичь соглашения. Потому что реальным посредником была не Япония и не Россия, а Китай, у которого самые большие возможности влияния на Пхеньян. Возможно, что Россия на какое-то время станет посредником, но у России нет тех рычагов влияния, какие есть у Китая и на Корею, и на Америку. Поэтому военное решение корейского вопроса нельзя исключать, как это делает Андрей Афанасьевич. Потому что Ким Чен Ир занимается шантажом, и если бы они хотели, как в 94-м году, заключить с ним соглашение, уже бы его заключили. Так что есть фракции в Вашингтоне, которые считают, что надо свалить на Корею вину, а потом провести военную операцию. Насчет Сеула: скорее всего, Северная Корея не сможет его уничтожить. То есть Корейский полуостров - это самая опасная точка.

С Ираном ситуация несколько разрядилась. В том числе, в результате успешных американских действий в Ираке. Иранское руководство поняло, что с Америкой сейчас ссориться не надо. И там с обеих сторон есть отступление от острой конфронтации, которая в дальнейшем может привести к какому-то соглашению.

А. Кокошин: Я не сказал, что военное решение невозможно в отношении Северной Кореи. Дело в том, что в нынешней американской администрации существует критическая масса деятелей, которая готова идти на гораздо большую степень риска, чем это было в администрации Клинтона. Если Билл Перри - министр обороны в администрации Клинтона - говорил, что военное решение корейской проблемы невозможно, оно чревато гибелью многих тысяч американцев и сотен тысяч южнокорейцев, то нынешние деятели могут рискнуть. Но я думаю, что военная акция в Корее, пока американцы завязли в Ираке, вряд ли возможна. И то количество войск и система обеспечения, которая работает на Ирак, с все большим количеством ресурсов, которые туда закачиваются, затруднят проведение такой акции. Если только не придумают суперскоротечную акцию, бросят туда все высокоточное оружие, какое у них есть, в одночасье поразят все горные бункеры и так далее. И, конечно, корейцы - это все-таки не арабы. По своему менталитету и подготовке иракская армия уже была деморализована, на многие годы лишена источников снабжения, коррумпирована. И главный результат победы в Ираке - это финансовое решение проблем некоторых иракских генералов. Вряд ли такая проблема может быть решена в Корее.

Что касается Ирана, то я думаю, что на иранцев, конечно, подействовали итоги операции США в Ираке. Однако не меньшую роль сыграла и российская дипломатия, которая нашла развязку проблемы Бушера, и иранцы пошли на дополнительные меры контроля со стороны МАГАТЭ: он пошли на то, чтобы отказаться от полного замкнутого цикла производства высокообогащенного урана. Это очень серьезная и разумная подвижка в их позиции. Так что сейчас проблема военной акции против Ирана существенно отодвинута в сторону.

Но мы не можем исключать возникновение других острых ситуаций в различных районах мира. Всегда есть опасность обострение индо-пакистанского конфликта: в 2002 году, по крайней мере, дважды приводились в полную боевую готовность ядерные силы сторон. И здесь тоже российская дипломатия сыграла колоссальную роль. Нам как честным посредникам часто верят больше, чем англосаксам в этом мире: мы наследили там меньше. Англосаксов с отрицательной стороны помнят там больше и больней. Я вспоминаю, как покупали в одной из стран Юго-Восточной Азии нашу авиационную технику именно потому, что главное - не купить у англосаксов.

С. Корзун: Спасибо огромное за участие в этой программе. Счастливо всем!

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Андрей Кокошин и Павел Фильгенгауэр
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал