Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
23.04.2018 
Главная страница > X-Архив > Александр Костюк и Андрей Слепченко
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Александр Костюк и Андрей Слепченко


1 июня 2004 года
Рейтинги ТВ: Хлеб телевидения или перевод количества в качество?

Весь эфир

Александр Костюк
Александр Костюк
X-Справка
Андрей Слепченко
Андрей Слепченко
X-Справка

Е. Афанасьева: Добрый день! В эфире Интернет-вещание Авторского телевидения программа «Полит Х». Сегодня мы поговорим на тему достаточно специальную, но затрагивающую каждого из нас, - о телевизионных рейтингах: как они образуются, на что влияют, действительно ли это хлеб нашего телевидения, единая телевизионная валюта или перевод количества в качество и то, что Жванецкий когда-то определил фразой «смотрят - не значит нравиться». Мы поговорим с двумя гостями, которые занимаются телевизионными рейтингами профессионально: это Александр Костюк, директор по телевизионным измерениям компании «ТНС Гэллап медиа» - основного измерителя на телевизионном рынке, и Андрей Слепченко, руководитель проектов компании «Комкон-медиа». Добрый день! Ваши компании занимаются телевизионными измерениями не первый год: «ТНС Гэллап медиа» является сейчас крупным игроком, а «Комкон-медиа» участвует достаточно спонтанно. Андрей, почему «Комкон» отходит от этой практики и не собирается участвовать в предстоящем тендере на телеизмерения?

А. Слепченко: Ключевыми для нашей компании являются исследования телевизионной аудитории, а измерениями мы занимаемся в том числе. Телеизмерения являются лишь частью - большой, но не основной при проведении исследования аудитории. В какой-то момент развития «Комкона» сложилась ситуация, когда мы посчитали нерациональным выходить на рынок телеизмерений и сконцентрировали свое внимание на исследованиях СМИ. Измерения - это ответ на вопрос «сколько», «кто» и «когда», но это не ответ на вопрос «почему» и «зачем».

Е. Афанасьева: В телеизмерениях того, как аудитория оценивает телепродукт, есть два подхода. Подход, который сейчас доминирует именно потому, что основные приборы могут измерять факт смотрения, а не оценку зрителем, и он строится на том, чтобы понять, сколько людей в какой момент смотрели программу. Александр, именно на этом строятся базовые исследования, которые проводит «ТНС Гэллап медиа»?

А. Костюк: Я добавлю, что существует еще одна классификация исследований, которые проводятся на рынке: это качественные и количественные исследования. Мы занимаемся количественными исследованиями («сколько», «кто» и «когда»), а уважаемый коллега говорил о том, что они решили сконцентрироваться на качественных исследованиях («почему» и «зачем»). Там решаются совершенно другие задачи: и по форме, и по периодичности проведения у них совершенно другие показатели. Это проводится обычно под заказ по поводу определенных ситуаций, интересующих тот или иной телеканал.

Е. Афанасьева: То есть основной валютой являются исследования, построенные по принципу «сколько смотрят»?

А. Костюк: Рейтинги - это и есть количественные исследования.

Е. Афанасьева: Именно на основе этих исследований распределяется реклама, и каналы делят между собой первенство.

А. Слепченко: И выстраивают свою работу с рекламодателями.

Е. Афанасьева: Давайте проведем небольшой ликбез. Александр, на основе чего проводятся количественные измерения? Как определяются те, кто становится вашими участниками, какие приборы им устанавливаются и как они меряют аудиторию?

А. Костюк: Участники измерения - это те люди, у которых установлены приборы, называемые пиплметрами, которые измеряют каждую секунду их смотрения. При этом, чтобы понять, как смотрит вся страна, нет необходимости ставить у каждого россиянина этот прибор. Устраивается так называемая выборка: оборудование устанавливается у небольшого количества людей относительно населения всей страны. В нашем национальном исследовании это порядка 4,5 тысяч человек, которые живут в разных городах и регионах. Что показывает рейтинг: это процент населения, который в данный момент времени смотрел эту передачу. Еще есть понятие «доля»: это показатель конкурентоспособности каналов, что их больше всего и интересует, потому что это такой же рейтинг, но он считается не от всего населения, а от тех, у кого в данный момент включен телевизор.

Е. Афанасьева: Андрей, на основе чего строится измерение качественное, которое проводите Вы?

А. Слепченко: Я хочу добавить, что пиплметрическая модель является не единственно возможным способом измерения. Кроме пиплметров есть альтернативные пути, которые существуют в современном телевизионном пространстве: например, дневниковые исследования, которые не привязаны к конкретному прибору, замеряющему посекундное смотрение, а человеку выдается дневник, где он должен расписать все свое телесмотрение за период. И часть стран Запада не воспринимают пиплметрические панели как единственный способ телеизмерений. Альтернативные модели обладают рядом существенных недостатков, но обладают и рядом преимуществ.

Что касается качественных исследований, то центральным вопросом является восприятие: как человек воспринимает ту или иную программу, почему он ее смотрит или не смотрит, смотрит ли он рекламу. В качественных исследованиях изучаются совсем другие вопросы, нежели количественные измерения в телевизионных исследованиях.

Е. Афанасьева: Вы проводили сравнение: есть программы, у которых хороший рейтинг и доля, которые смотрят много людей, и есть ли такие программы или каналы, которые люди смотрят, но оценивают резко отрицательно?

А. Слепченко: Естественно, и для этого не нужны качественные исследования, а могут помочь регулярные исследования дневниковым методом. Примером является программа «Окна», которая в целом оценивается населением резко негативно, но при этом ее рейтинг постоянно растет. Или передача «Аншлаг», которая у части населения вызывает крайне негативную реакцию, но при этом по результатам накопленной аудитории она лидирует уже много лет.

Е. Афанасьева: При этом телевизионные начальники говорят: «Но ведь люди же смотрят, им нравится. Значит, мы будем и дальше ставить «Аншлаг», увеличивать количество выпусков программы «Окна». Что называется, «пипл хавает».

А. Слепченко: Это проблема морали и нравственности руководителей телеканалов.

Е. Афанасьева: Александр, как Вы считаете: это только проблема морали и нравственности, или есть другие объяснения тому, что рейтинг подобных программ для руководителей каналов - основополагающая единица?

А. Костюк: Это не просто вопрос морали и нравственности. Руководители каналов решают всегда двойственную задачу, более многомерную и комплексную. Ему необходимо решать параллельно и коммерческие задачи, потому что единственным способом зарабатывания денег для канала является продажа рекламы, поэтому ему необходимо стремиться за рейтингом, который подчас зарабатывается на таких проектах. Человеческой психикой обусловлен интерес к таким маргинальным процессам, как нахождение на грани жизни и смерти. Например, программа «Дорожный патруль», где каждый день показывают убитых и раненых на дорогах, безусловно, будет иметь высокий рейтинг. Или такая пограничная программа, как «Окна», хотя я не соглашусь с коллегой - ее рейтинг падает, и ее ресурс отчасти исчерпан, и понятно, что это не может жить долго и быть неотъемлемой частью субкультуры. Но, тем не менее, руководители каналов вынуждены ставить такие проекты, потому что нести культуру в массы, когда тебя никто не видит, крайне сложно. Это всегда компромисс.

Е. Афанасьева: Насколько я понимаю, именно рекламодатели заинтересованы в рейтинге: от них был толчок к развитию телеизмерений в России. Стоимость рекламной минуты рассчитывается на основе рейтинга: чем выше рейтинг, тем дороже рекламная минута в программе. Высокий рейтинг у пограничных программ, которые смотрят с элементами садомазохистского интереса: это учитывают рекламодатели? То есть, если продукт рекламируют на фоне низменных вещей, то в зрительском подсознании может невольно возникнуть ассоциация. Рекламодателей интересует мнение зрителей в таких случаях?

А. Костюк: Рекламный рынок многогранен: его можно разделить на несколько сегментов, первый из которых - системный, и он формирует около 80% рынка. Это наши крупнейшие рекламодатели, мультинациональные производители, которым это не очень важно. В рамках рекламных блоков не очень важна ассоциация бренда непосредственного производителя и того имиджа, который имеет сама программа. Это учитывается в моментах спонсорства и в рекламе, которая имеет творческое начало. Например, заставить проспонсировать проект «Окна» производителя детских памперсов будет крайне сложно. И даже, если это целевая группа, достаточно высок риск дискредитации бренда. Но прямой рекламе это не вредит, поскольку сама форма подачи в рамках рекламных роликов проводит резкую грань между содержанием программы и рекламы.

Е. Афанасьева: Андрей, кто чаще заказывает качественные исследования: телеканалы, производители, вещатели или рекламодатели?

А. Слепченко: Чаще всего заказчиком является производитель в связке с рекламным агентством, которое тестирует телевизионное пространство на предмет более адекватного размещения рекламного ролика. Но и каналы обращаются с подобными заказами.

Е. Афанасьева: Бывали случаи, когда на основе исследований программа показывала интерес, но с отрицательным отношением зрительской аудитории, и рекламодатели принимали решение не давать свою рекламу в подобные программы?

А. Слепченко: Я не могу припомнить такого случая, но думаю - если клиента устраивает целевая аудитория, то клиент, как правило, с этим соглашается.

Е. Афанасьева: Есть наглядный пример: идет сериал «Бальзаковский возраст» на НТВ, под который было собрано большое количество рекламы, потому что потребность аудитории в сериале такого рода очевидна. Но при этом качество сериала - не то, что хотелось бы. Можно производить анализ, что в данный момент идет по конкурирующим каналам, у которых сезон фактически окончен, когда НТВ ставит свой сериал напротив повторов бесконечных «Ментов». Эта вилка между попаданием в потребности аудитории и тем, как аудитория воспринимает качество продукта, учитывается в рейтинговых исследованиях? Или это не касается Ваших задач: рейтинг есть - значит, сериал хороший?

А. Костюк: Мы фиксируем реальность или пытаемся ее отразить наиболее корректным образом. А право интерпретации этих цифр лежит в епархии программных отделов каналов. Ситуация «не нравится, но смотрю» - достаточно распространенная. Классический пример этого - передача Сергея Доренко, который срывал фантастический рейтинг, причем напротив Евгения Киселева, который выступал примерно в том же жанре на конкурирующем канале. Тем не менее, на двоих у них была доля под 60% всех, кто смотрел телевизор в тот момент времени. При этом, когда задавали вопрос, нравится ли вам Доренко, все говорили, что нет. Но на вопрос, что было в прошлой передаче, подробно цитировали все пассажи.

Е. Афанасьева: Опять-таки проблема интерпретации. Каждый канал хочет выглядеть победителем. Одно время, занимаясь телекритикой, я была свидетелем того, что утром присылается пресс-релиз, и каждый канал трактует по-своему: мы обыграли в прайм-тайм или в аудитории «18+», или в другом сегменте. Должны ли быть единые условия трактовки результатов данных рейтингов?

А. Слепченко: Я думаю, что каждый канал должен вырабатывать для себя общую классификацию.

Е. Афанасьева: Но если у каждого спортсмена во время забега будет своя трактовка, то вряд ли можно установить истину?

А. Слепченко: Главным судьей выступает текущий измеритель, и он дает нам главный счет игры. А каждый для себя сам решает, где он победитель. Все зависит от рейтингов целевой аудитории.

Е. Афанасьева: Александр, если ли какие-то ключевые понятия, как определяется победитель в этом негласном первенстве?

А. Костюк: На самом деле есть, но здесь картина сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Нужно не забывать о том, что у нас очень молодой рынок в плане существования телевидения как рыночной структуры. Прошли те времена, когда можно было, базируясь на достаточно простых исследованиях, сказать однозначно, что ты - лучший. Телеканал может посчитать по любой целевой аудитории, по любому периоду времени и найти тот период, где он лучший. И здорово, что у них есть такая возможность. Вообще обычно регулирование происходит на уровне индустриальных механизмов. И как в юриспруденции есть понятие прецедентов, так и в данном случае, если брать по аналогии западные страны, где этот рынок с самого начала развивался как рынок, а не как средство массовой пропаганды и агитации, на рынках Великобритании или Германии существует своя нормативная практика. Пресс-релизы могут рассылаться какие угодно - это собственность канала, и не наше дело вмешиваться в это и говорить, что не надо в пресс-релизах давать такие цифры. Но индустриально должны существовать нормативы. Это вопрос того, что практика круглого стола между каналами должна существовать хотя бы по поводу измерений, т.е. каналов должна быть некая рыночная конвенция.

Е. Афанасьева: И будем считать, что основной показатель - это доля.

А. Костюк: Невозможно канал MTV заставить публиковать свои цифры по аудитории «18+», потому что у них 30% аудитории - «до 18» в этом сегменте. И публиковать эти цифры не имеет никакого смысла ни для них, ни для потребителей. Поэтому существует 5-6 каналов, которые ориентируются на массовую аудиторию, и они публикуют свои цифры по отношению ко всему населению.

Е. Афанасьева: Андрей, в тех качественных исследованиях, которые Вы проводите, Вам удалось обнаружить какие-нибудь тенденции последнего сезона, т.е. изменения в телевизионном пространстве по сравнению с прошлыми годами?

А. Слепченко: Тенденции в изменении в телевизионном пространстве лучше угадываются как раз при анализе количественных исследований. Они позволяют нам говорить о том, что сейчас идет волна не сшивания каналов. Например, за последний год-полтора возник телеканал ТДК - Телевизионный дамский клуб, который направлен исключительно на женскую аудиторию. Появился канал РБК-ТВ, который является бизнес-каналом для обеспеченных людей. Собственно это и есть не сшивание. И такие тенденции не отлавливаются путем качественных исследований, а путем анализа рынка очень хорошо заметны. В целом идет уменьшение долей центральных каналов по сравнению с увеличение долей региональных каналов.

Е. Афанасьева: Александр, у Вас какие данные по поводу тенденций последнего сезона?

А. Костюк: Я подтвержу мнение коллеги: существует неизбежный процесс фрагментации аудитории, связанный с простым явлением. У каждого человека есть понятие «бюджета времени», т.е. телевидение - это досуг, и на него есть определенное количество времени в сутки. В среднем по европейским странам - это около 3 часов. И ожидать, что появится новый канал, и люди будут смотреть больше, т.е. все, что они смотрели раньше плюс новый канал, наивно: люди смотря не канал, а телевизор.

Е. Афанасьева: То есть то время, которое раньше делилось между пятью каналами, теперь делится между 15-ю. Значит, каждому каналу достается меньше зрительского внимания.

А. Костюк: Этот процесс идет перманентно во всех странах. В качестве примера можно привести BBC, который в 82-м году вошел с долей, близкой к 60%, а сейчас с трудом бывает около 20%. Еще более страшный пример - Германия, где количество принимаемых каналов приближается к сотне с связи с цифровой эрой. Доля канала-лидера «Артель» в позапрошлом году была 17%, в прошлом году - уже 15%.

Е. Афанасьева: Для сравнения приведите доли лидеров у нас.

А. Костюк: Первый канал - более 25%, «Россия» - порядка 20%.

Е. Афанасьева: Вы говорили, что основные положения должны решаться индустрией, т.е. телевизионные вещатели, рекламодатели и все, кто входит в индустрию, совместно должны вырабатывать правила игры. И такой комитет создан и работает - это Медиакомитет. Почему же количественные исследования остаются основным, востребованным этой индустрией инструментом? Или пока измерители не могут предложить альтернативу, где они будут подсчитывать, что и сколько смотрят, но и как смотрят. Почему индустрия не требует другого?

А. Костюк: Вопрос потребности данных прямо пропорционален количеству денег. Непосредственными заказчиками любого исследования являются производители с рекламными агентствами. Чтобы провести исследования, нужно иметь на это бюджет. То же самое для канала: чтобы понять, почему его новый проект не смотрят, нужно потратить на это деньги. Если проект малобюджетный, то не что на исследования, даже на качественную съемку нет денег. Но вместе с ростом рынка растет спрос на качественные исследования. А рейтинги - это минимально необходимый для функционирования рынка инструмент, и с ростом рынка происходит совершенствование этого инструмента.

Е. Афанасьева: Скоро будет очередной раунд тендера на телеизмерения. Вы говорите, что все зависит от количества денег, вкладываемых в исследования, но рекламный рынок у нас хорошо развивается, и по разным подсчетам он превысил миллиард долларов, потраченных на телевизионных каналах. И если на телевизионные измерения телевизионная индустрия тратит от 1 до 5%, то элементарный арифметический подсчет показывает, что это около 40 миллионов долларов в год. Этого недостаточно, чтобы проводить и качественные измерения?

А. Костюк: 5% - это перебор. В развитых странах с малым объемом рынка - это2%, или 50-100 миллионов. Дело в том, что качественные исследования не нужны в постоянном режиме, и их сложно сделать одинаково интересными всем. Кому-то достаточно рейтингов, а кто-то понимает, что этого мало и для развития компании нужно больше.

Е. Афанасьева: Но конкурировать они все равно будут на пространстве тех рейтингов, которые базируются на цифровых данных: сколько посмотрело.

А. Костюк: Да, потому что основная задача - это повысить рейтинг.

Е. Афанасьева: Андрей, точка зрения телевизионщиков на Ваши исследования: они выражают недоверие цифрам, которые Вы им предоставляете?

А. Слепченко: Качественные исследования редко оперируют цифрами вообще. Там используются такие термины как «восприятие», «отношение», которые померить значениями невозможно. Что касается количественных исследований, то недоверие компенсируется уважением к компании и пониманием, что мы соблюдаем стандарт качества, который сказывается на качестве наших рейтингов.

А. Костюк: Качественные исследования заказываются в тот момент, когда понимают, что что-то плохо, а что - понять не могут. Поэтому недоверие они выражать вряд ли будут, потому что они приходят, как к доктору, когда заболело. В 98-99% случаев исследования проводятся по проектам, которые уже претерпели негативные изменения, и как их сделать лучше, уже не спрашивают. А мы каждый день ставим диагноз, и каждый день руководитель канала, открывая цифры, по поводу какой-нибудь циферки поскрипит зубами. И есть вещи, которые требуют дополнительного анализа либо расходятся с желаемым, и тогда возникает то самое недоверие.

А. Слепченко: Эта ситуация в первую очередь обоснована тем, что ТНС является монополистом на рынке. И когда нет альтернативного измерителя, то у любого заказчика может возникнуть вопрос о достоверности данных, которые предоставляет монополист.

Е. Афанасьева: Насколько я помню, осенью активно звучали разговоры о возможности появления двух игроков на рынке. Насколько это реально, что будет Гэллап и еще одна компания, и на сравнении их данных будут делаться выводы?

А. Костюк: Это реально, но вопрос в том, какое это оказывает влияние на развитие рынка - позитивное или негативное. Здесь не совсем корректна трактовка монополии, потому что это не есть рыночный механизм, который будет усовершенствован при наличии конкуренции. Конкуренция в данной области будет носить скорее отрицательный характер, потому что это как система мер весов, и в данном случае создание двойного стандарта смущает рынок, прежде всего рекламодателей, которые являются единственным источником финансирования почти для всего телерынка, за исключением государственных каналов. Если рынок получает два стандарта, то каждый канал в тот момент, когда рейтинги выше по второму источнику, начинают прибегать к нему.

Е. Афанасьева: А если прибегать к некоему среднеарифметическому?

А. Костюк: Среднеарифметическое вряд ли будет отличаться от того, что есть сейчас, и в конечном итоге станет понятно, что это не имеет экономического смысла, потому что стоит это в 2 раза дороже. Такая ситуация существует в Польше, и ТНС - это компания, которая хотя и появилась на рынке первой, но ее поддерживает только один канал. В итоге рекламный рынок все равно пользуется одной системой, а вторая система служит как справочная. То есть, никаких рыночных причин для существования второй системы нет: в любой области не должно быть двойного стандарта. Англия, переходя с фунтов на килограммы, испытала тяжелый шок, а жить перманентно в этом шоке невозможно.

У нас очень молодой рынок, и понятно, что доверие к рынку и его культура пока еще не сформированы. Поэтому неизбежны подозрения и упреки в коррупции. Опять же, в коррумпированной стране поверить, что родился честный, прозрачный инструмент? Конечно, нет, у нас же все куплено! Соответственно возникает такое же отношение и к измерительной системе: это должно было появиться, потому что мы слишком молоды. Это должно быть изжито поколениями.

Е. Афанасьева: У некоторых телевизионщиков есть претензия не столько к тому, что вы подтасовываете данные, сколько к тому, как выбираются люди, которые представляют всю страну, потому что они не всегда точно представляют себе, как и на основе чего вы находите своих исследуемых.

А. Слепченко: Проблема выбора тех людей, на основании которых будут делаться выводы о смотрении всего населения, актуальна для всех исследований. И особенно при разговоре о телевизионных исследованиях возникает вопрос с точки зрения социологии: сколько людей из 10 возможных согласится принять участие в исследовании и поставить у себя пиплметр. И насколько эти 2 человека из 10 будут адекватно отражать совокупность всего населения.

Е. Афанасьева: То есть основной вопрос - в совершенствовании не технических приборов, а этой выборки?

А. Костюк: Эта проблема несколько глубже. Вряд какой-нибудь канал может предметно сформулировать претензию по поводу выбора семей, в какой момент нарушен какой канон или неизбежное правило социологии. Ощущение недоверия возникает, когда руководители каналов смотрят на цифру и видят, что эта цифра расходится с его ожиданиями, и реакция: «Не верю - наверное, выборка кривая». О выборке существует достаточно приблизительное представление, к тому же у всех есть ощущение, что телевидение - это область, о которой все могут судить профессионально, потому что телевизор мы смотрим каждый день. А тем более руководители каналов, которые знают все это наизусть. И представляется, что выборка - это просто надергали людей и поставили им приборы. И естественно надергали какое-то быдло, которое смотрит «Окна», а мою высокоинтеллектуальную передачу они не смотрят. Дело в том, что процесс построения выборки - это технологичный, многоуровневый процесс. Социология очень молода в России - ее в советское время практически не было, а на Западе это отрабатывалось десятилетиями и, в том числе, для телевизионных исследований как исследований, где существуют свои способы и методы построения выборок. Это сложный статистический процесс, в основе которого лежит факторный анализ.

Компания ТНС занимается телевизионными измерениями в 26 странах и везде пользуется единым стандартом. И то, что в других странах к этому не предъявляют претензий, а предъявляют только в России, - это должно наводить на определенные мысли.

Е. Афанасьева: В какую сторону будет развиваться в ближайшее время отрасль телевизионных исследований?

А. Слепченко: Мы надеемся, что проведение тендера существенно улучшит качество существующих телеизмерений. В первую очередь это увеличение выборки, а точнее повышение достоверности и как следствие улучшение рынка. С точки зрения качественных исследований мы надеемся, что с ростом рекламного рынка у каналов и рекламодателей возрастут возможности проведения исследований, и соответственно возрастет желание знать, как, почему и зачем все это происходит. Чем больше рекламный рынок, тем больше у каналов целевых средств на исследования.

Е. Афанасьева: 24 июня соберутся руководители телеканалов и представители рекламной индустрии, которые входят в Медиакомитет. Они выберут из разных компаний лучшую, которая будет дальше проводить измерения.

А. Костюк: А как проводить, уже сформулировано в спецификации: это документ, по которому тот, кто выиграет тендер, будет развивать национальное измерение следующие 5 лет.

Е. Афанасьева: Что они хотят от победителя?

А. Костюк: Они хотят расширения выборки, т.е. больше участников исследований.

Е. Афанасьева: А любимая претензия: как же мое телевизионное смотрение, когда я уезжаю на дачу? Большинство телевизионщиков не понимают, что происходит летом, когда все смотрят телевизор на даче.

А. Костюк: Внедомашнее смотрение не входит в выборку. Это их интересует, и возможно решить это технологически, но на тот момент, когда создавалась спецификация, это не было возможно. Поэтому одной из изюминок, которая будет в нашем предложении, - это измерение внедомашнего смотрения. Что касается развития помимо федеральных измерений, которые будут проходить по требованию Медиакомитета, я уверен, что очень активно развиваются региональные измерения. И мы пытаемся соответствовать этому уровню: в этом году мы добавили в выборку 10 новых городов. Спрос на телевизионные исследования в регионах постоянно растет, рынок развивается, и чем больше становится денег на каждом конкретном рынке, тем больше желания посмотреть на себя со стороны.

Е. Афанасьева: Наше время подошло к концу. Спасибо! Всего доброго!

Весь эфир

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Александр Костюк и Андрей Слепченко
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал