Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
23.10.2018 
Главная страница > X-Архив > Ростислав Кривицкий и Владимир Неклюдов
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Ростислав Кривицкий и Владимир Неклюдов


15 июня 2004 года
Юмор и сатира на отечественном телевидении

Весь эфир

Ростислав Кривицкий
Ростислав Кривицкий
X-Справка
Владимир Неклюдов
Владимир Неклюдов
X-Справка

Е. Афанасьева: Добрый день! В эфире Интернет-вещание Авторского телевидения программа "Полит Х". Сегодня мы поговорим о юморе и сатире на отечественном телевидении. У нас в гостях руководители студии "Пилот-ТВ", создатели программы "Красная стрела" (прежде это были программы "Тушите свет" и "Кремлевский концерт") Ростислав Кривицкий и Владимир Неклюдов. Большинство из того, что говорят и думают Хрюн и Степан, основные герои этих программ, написано ими и их коллегами - авторами сценария.

Р. Кривицкий: Это ложь! Еще есть люди.

Е. Афанасьева: Кто вкладывает мысли в головы этих замечательных телевизионных ведущих - обладателей приза ТЭФИ как лучшие ведущие развлекательной программы?

Р. Кривицкий: Работает очень большой коллектив, в том числе авторы сценариев: Юрий Исаков, Алексей Каранович, Игорь Осипов и Евгений Антропов. Вместе с нами - шесть человек. И так получилось, что мы просто руководители.

Е. Афанасьева: А отдуваетесь за неприятности Хрюна и Степана вы?

Р. Кривицкий: Да, клизму с патефонными иголками получаем в итоге мы.

Е. Афанасьева: Несколько лет назад на отечественном телевидении существовали разные виды смеха. Кто-то хотел Петросяна, Задорнова и "Аншлаг", кто-то смотрел "Кукол", Шендеровича, Жванецкого и "Тушите свет". Сейчас из того, что можно назвать сатирой на телевидении, остались только вы и Жванецкий в "Дежурном по стране".

Р. Кривицкий: С Петросяном ничего не случилось: он как был в своей нише, так и остался.

Е. Афанасьева: Но его перекупили с канала на канал.

В. Неклюдов: Из палитры, которую Вы нарисовали, осталось все то же самое, кроме Шендеровича. И очень жаль, что его нет.

Е. Афанасьева: Вы чувствуете сквозняк оттого, что это место свободно?

В. Неклюдов: Сейчас службы каналов, маркетинга, которые смотрят рейтинги, говорят, что не нужна сатира, народ не смотрит, народ устал от политики. Крутится везде одна и та же попса. Говорят, например: "Давайте поставим в прайм-тайм Башмета. - Нет, не нужно. Лучше Киркоров".

Е. Афанасьева: Наверное, существуют объективные причины. Сатира - это всегда обсуждение того, что делает власть.

Р. Кривицкий: Не совсем. У меня есть маленький сын Игорь, он без устали покупает компьютерные игрушки. А я, в прошлой жизни компьютерщик и преподаватель Донецкого политеха по вычислительной технике, вижу, что все эти игрушки сделаны на одном движке. Они отличаются только фигурками, которые бегают, подбирают леденцы, жетоны, стреляют пулями, т.е. меняется только картинка. А сатира подпитывается жизнью: необязательно критиковать власти, просто жизнь дает новые темы.

Е. Афанасьева: Сейчас движков стало меньше или власть настолько закрылась и боится показаться смешной?

Р. Кривицкий: От отсутствия Шендеровича не появился сквозняк, потому что все дырочки плотно законопачены. И не собратьями по цеху, а известными людьми.

Е. Афанасьева: Это руководители каналов или государства, которые определяют стратегию, сидючи в Кремле?

В. Неклюдов: В Кремле говорят, что мы здесь не причем, а это каналы испугались и сами построились. А каналы говорят: "Это не мы, это там сказали". И так переводятся стрелки.

Е. Афанасьева: У всех властителей, даже самых жестоких, всегда были шуты. По сути, шутовскую функцию в современной жизни выполняет телевизионная сатира. И Ваши герои - те же шуты, которые должны позволять себе говорить то, что не могут позволить работающие в кадре, например Осокин, или, как выяснилось, Парфенов тоже не может себе ничего позволить. Почему нынешняя власть не хочет даже шутовского обсуждения своей деятельности?

Р. Кривицкий: Надо было власть позвать и спросить: "Почему вы не хотите? Мнишь себя царем - у тебя должен быть шут". В Думе шутов хватает, и людей, которые говорят позволенную правду, тоже хватает. Должны быть и передачи шутовские. Но власть чего-то не хочет. Боится?

В. Неклюдов: Думаю, что не боится. Воспитание должно быть правильное у людей. Тогда цари были дворянами.

Е. Афанасьева: Борис Николаевич дворянином не был, но при всех претензиях к нему он не боялся того, что над ним смеются. А Черномырдин даже фотографировался со своей куклой.

Р. Кривицкий: Черномырдин никуда и не делся, он продолжает выдавать афоризмы, работать в области сатиры. Правда, пародии на самого себя, но смешно!

Е. Афанасьева: То есть смешного в жизни меньше не стало?

В. Неклюдов: Смешного в жизни стало гораздо больше. Смешно смотреть, как высказываются депутаты. То они говорят, что сегодня в Думу поступил закон о митингах, и конечно же мы его примем в ближайшее время. А как только президент выступает против, Грызлов говорит, что сам его не читал, и мы его поменяем. Это очень смешно.

Р. Кривицкий: Или закон о национализации. Грызлов сказал, что, во-первых, никакой национализации не будет никогда, во-вторых, мы этот закон будем рассматривать не раньше осени.

В. Неклюдов: И, конечно, этим людям выгоднее говорить, что сатира сейчас не актуальна.

Р. Кривицкий: Их нельзя вытянуть ни на одну передачу. Они не могут придти и сказать, потому что не знают, что думают по этому поводу. Есть старое правило, о котором сказал Бовин, что нужно говорить то, во что веришь, и тогда не придется помнить, кому чего наврал.

Е. Афанасьева: Вы начинали когда-то в КВН…

Р. Кривицкий: Что мы? Миша Лесин в КВН начинал!

Е. Афанасьева: Все лучшие люди отечественного телевидения вышли из КВН. Тогда это была сатира или юмор? Над чем смеялся КВН в позднеперестроечное время?

Р. Кривицкий: Тогда появилось чуть-чуть сатиры, и казалось, какая она острая: "Партия, дай порулить!"

В. Неклюдов: Овации вызывала фраза: "Говорят, что сейчас в вузы принимают по-новому. - Нет, это говорят по-новому, а принимают по-старому". Или: "Что такое гласность? - Это когда рот открывать уже можно, а положить туда еще нечего..."

Р. Кривицкий: Или: "Как-то утром на рассвете заглянул в соседний сад, там смуглянка-молдованка собирает автомат". Это было еще до Приднестровья.

Е. Афанасьева: Тогдашний КВН как бы проверял, насколько глубоко уже можно.

В. Неклюдов: Первая пародия на Горбачева была в январе 90-го года: это была питерская команда, которая появилась один раз на фестивале в Днепропетровске. Они сделали пародию на Горбачева, и тогда была паника. Но в эфир дали - уже было можно. А Новосибирск тогда пел песню про Раису Горбачеву. Вырезали из эфира всю команду и сказали, что про Раису нельзя.

Р. Кривицкий: Сейчас тоже на КВН делают Путина, но там нет ничего по существу.

Е. Афанасьева: Нынешний КВН - сатирическая или юмористическая программа? Или это просто шоу?

Р. Кривицкий: Это шоу, которое делается за деньги.

В. Неклюдов: Это хорошее шоу, там интересные эстрадные, сценические находки.

Е. Афанасьева: А там определяют строго, что над этим смеяться можно, а над этим - нельзя?

В. Неклюдов: Этого мы не знаем.

Е. Афанасьева: А вам ставят рамки?

Р. Кривицкий: Был спор между Герасимовым и Парфеновым после известных событий о том, что есть информация полезная и неполезная. Эта информация - точно неполезная. Да, нам ставят рамки. А говорить - кто ставит… Зачем? Это знание не принесет пользы студии или программе.

Была шутка в программе "Красная стрела", которая звучала так: "Все чиновники привыкли вылизывать конкретную задницу. И с возрастом вкусы очень трудно менять". После перлюстрации шутка стала звучать так: "Многие чиновники привыкли вылизывать. В их возрасте менять вкусы очень тяжело". Были вырезаны два слова - "конкретная задница". То есть про задницу говорить можно, а конкретизировать задницу нельзя.

В. Неклюдов: Когда мы пришли после разгрома ТВС снова на НТВ, было хуже.

Е. Афанасьева: Ваша программа возникла на старом НТВ и называлась "Тушите свет". Сначала вы работали в студии, все критики страшно ругали, через месяц полюбили, через год дали премию. Потом с командой Киселева вы перешли на ТВС и поселили своих персонажей на кухне. Когда ТВС закрыли, у вас было два варианта: либо, как Шендеровичу (которому сказали, что Вашего лица в кадре нам не надо), уйти, громко хлопнув дверью, либо существовать в новых условиях на НТВ.

В. Неклюдов: Мы выбрали существовать в новых условиях.

Е. Афанасьева: Как эти условия вы для себя определили?

В. Неклюдов: Когда мы вернулись на НТВ после разгрома ТВС, задача была поставлена таким образом: "Хочется такую же сатирическую ежедневную программу, как "Тушите свет", но без Хрюна и Степана". Потом сказали, что можно Хрюна и Степана, но "Тушите свет" нельзя. Мы спрашивали: "Тогда зачем делать именно сатирическую программу? Давайте другую". Нам говорили: "Нет, надо. У нас и канал независимый, и программа должна быть такая".

Е. Афанасьева: Скажем честно: вы вернулись в эфир очень вяло.

Р. Кривицкий: Я бы не сказали, что мы вернулись, потому что НТВ - это другой канал. Мы не ощущаем, что мы вернулись, - мы просто перешли работать на другой канал. И пришли мы в не очень подходящее время, потому что тогда действовал предвыборный закон, когда нельзя было называть партии и фамилии.

В. Неклюдов: Вместо "Яблока" - "какая-то партия", потом не партия, а "кое-кто", власти - это просто чиновники.

Е. Афанасьева: Ваши персонажи казались не виртуальными, а реальными во многом из-за общения с живыми людьми. В общем-то, у нас все политики и звезды - виртуальные, они приходят к людям из ящика так же, как ваши. Поэтому для телезрителей Хрюн и Степан - такие же живые, как президент или премьер.

Р. Кривицкий: Вчера раздался звонок из районной администрации города-героя Бологое и они попросили, чтобы в одной из передач мы выдвинули Гену, который у них местный герой, в депутаты от районного собрания. Я спрашиваю: "Зачем?" Они говорят: "Вы его выдвиньте, а мы реально соберем документы и выдвинем его, чтобы он был депутатом". То есть полная вера в то, что они - живые.

Е. Афанасьева: У меня тоже есть пример: несколько лет назад телекритики вручали приз программе "Тушите свет", как лучшей программе сезона. Была фотография, где я протягиваю Александру Татарскому, одному из руководителей "Пилота", диплом, и бильд-редактор вмонтировал туда картинку Хрюна, который тоже тянет ручонки. На что один мой знакомый, не замеченный в слабоумии, спросил: "А заяц не приходил приз получать?" От того, что они общались на кухне, распивали чаи со звездами, они стали живыми. Почему вы отказались от этого? Когда вы вернулись в эфир на НТВ, персонажи стали совершенно картонными и мультяшными. С одной стороны, появилась цензура и избирательный закон, с другой стороны, не было живых персонажей рядом с ними.

В. Неклюдов: Это не мы отказались. Во-первых, мы понимали, что нам нужно выходить в эфир, но не договорились по деньгам, и нам невыгодно было вставлять людей, и, во-вторых, канал сказал, что не надо живых людей.

Р. Кривицкий: Уже то, что они захотели Хрюна и Степана, было маленькой победой. Сейчас структура стала бюрократической, т.е. для принятия решений нужно пройти ряд согласований. Для того чтобы сделать анонс программы, которая идет сейчас, раньше решал один человек за 5 минут, а сейчас это решает совет и очень долго.

В. Неклюдов: Мы потом решили, что все-таки надо вводить людей.

Р. Кривицкий: И нашлось много людей, которые сказали: "Я же говорил это уже давно". Как говорится - "чем дальше от войны, тем больше ветеранов".

Е. Афанасьева: У вас появилась программа "Спецвагон", где в гости приходят политики.

Р. Кривицкий: Это предложил Александр Герасимов в качестве эксперимента. Мы хотели проверить, как пойдут политики, как это будет в субботнем эфире. Судя по тому, что этот эксперимент продолжается, он признан удачным.

Е. Афанасьева: А политики охотно идут на эту игру?

Р. Кривицкий: Не все. Даже те, кто не относится к "Единой России", идут неохотно.

Е. Афанасьева: Вы всегда говорили, что ваша технология может существовать только не подцензурно, потому что иначе вы не успеете сделать программу и выдать ее в эфир, и она не будет злободневной. Когда вы пришли на новый для себя канал, новые условия поставили вас перед необходимостью согласовывать сценарий.

Р. Кривицкий: И это видно по эфиру. Раньше мы выходили день в день, а сейчас у нас три дня от новости до эфира.

Е. Афанасьева: Многое исчезает во время согласования сценария, кроме "конкретной задницы"?

Р. Кривицкий: Нет, немного, но она везде ищется и, если есть, вырезается. В принципе уже можно было бы переходить на доверие с тем, чтобы мы догоняли события в эфире.

Е. Афанасьева: То есть вы сами знаете свои рамки, и срабатывает самоцензура: не стоит писать то, что вычеркнут цензоры.

Р. Кривицкий: Все, что вычеркнут наши цензоры, можно прочитать в "Новой газете".

В. Неклюдов: Я скажу так: нам вроде бы разрешили больше. И не потому что мы за что-то боремся. Мы пытаемся выжить. Был момент, когда мы дошли до края. Если бы нам сказали на канале, что не хотите так, значит, не будет этого эфира, мы были готовы, что его не будет. И вдруг случилось чудо.

Е. Афанасьева: Мы говорим о программе "Красная стрела" не только как о собственно программе, а как о символе состояния дел с тем, над чем дозволено смеяться в нашей стране, а над чем не дозволено. У вас уникальная ситуация или она достаточно типична?

Р. Кривицкий: Я не думаю, что это уникальная ситуация. Мне кажется, что существуют рамки или правила, которые гласно или негласно наверху закреплены. И люди, которые производят эфир, работают в Интернете или газетах, должны опытным путем для себя составить для себя этот документ. Сюда крыса ткнулась мордой и получила разряд по носу, суда ткнулась - вроде ничего.

Е. Афанасьева: Вам не кажется, что вся наша пресса напоминает эту крысу, которая ищет, куда можно или нельзя, и сама себе ставит рамки?

В. Неклюдов: Мы лично сами себе рамки не ставим, что вот это нельзя писать. Мы лучше напишем - пусть вырежут.

Е. Афанасьева: Как старый "Взгляд": когда они выходили в эфир на Дальний Восток, они обязательно ставили какой-нибудь сюжет, например, про "ночных бабочек", для того чтобы его вырезали, а что-то другое прошло под шумок.

Р. Кривицкий: Я уже давно хотел начинать любую новость в выпуске с того, что сегодня у нас "Гарри Поттер" или еще что-то - главная новость недели.

Е. Афанасьева: У нас новости начинаются с того, что происходит в Кремле.

В. Неклюдов: Для нас это давно перестало быть новостью. Меня через месяц можно разбудить и спросить, что делается в Кремле, и я угадаю с вероятностью 80 процентов.

Е. Афанасьева: Вам невольно приходится следить за нашей политической жизнью, потому что это предмет для обсуждения ваших героев. Сейчас она подкидывает больше пищи для смеха, или вы с трудом выискиваете, над чем посмеяться?

В. Неклюдов: Подкидывает больше, но личностей стало гораздо меньше. Мы делали "Кремлевский концерт", а до этого - сериал "10 лет, которые потрясли нас". Мы начали с 82-го года - с момента смерти Брежнева, потом 90-е годы - Ельцин, Черномырдин: там были и персонажи колоритные, и голоса сочные. А когда подошли к последней, десятой серии, где строилась жесткая вертикаль, поняли, что тяжело - все похожи. И когда стали делать еженедельный "Кремлевский концерт", оказалось, что, например, министр обороны Сергей Иванов и Путин похожи, и голосами тоже.

Р. Кривицкий: Кроме личностей есть еще такой момент: все, что происходит в природе, дает ровно обратный эффект. Есть секретность работы правительства, меньше освещения работы в Думе, меньше информационных потоков, утечек. Но это все равно рождает больше смеха. Я помню случай из студенческой практики: где-то на 3-м курсе нам читали основы дискретной математики и теории вероятностей, и человек, который читал лекцию, вдруг в какой-то момент сказал: "Я же должен позвонить", и срочно выбежал из аудитории. Его не было 5 минут, потом он забежал, продолжил лекцию, и раздался хохот: когда он звонил, пиджак заправил в штаны. Звонок был действительно срочный. И тут то же самое: они себя засекретили - тут бабочка, а пиджак заправлен в штаны.

Е. Афанасьева: Вы сказали, что стало личностей меньше. А смешного в том, что они делают?

Р. Кривицкий: Смешно, когда взрослые дядьки собираются, у них большинство в Думе, и они друг на друга смотрят.

В. Неклюдов: На мой взгляд, Черномырдин был искренен. Хотя я его лично не знаю (политики для нас такие же виртуальные), но он был искренен по своим высказываниям, по тому, как он держится. И это дают плюсы человеку, хотя он может быть неправ, говорить ерунду. Лужков тоже был искренен, сейчас - непонятно: искренен вместе с линией партии. А эти люди не искренни.

Е. Афанасьева: Когда вы были в эфире программы "Телехранитель" на "Эхе Москвы", выяснилось, что вы пишете сценарий для программы "Розыгрыш" на Первом канале. Это программа совершенно другого типа - такой чистый, никакими мыслями не обремененный смех. Почему сейчас такие программы стали востребованными телевидением: люди устали от того, что надо думать над сатирой и стали смеяться над тем, как разыгрывают того же Шендеровича?

В. Неклюдов: Люди ни от чего не устали, они просто смотрят то, что им дают. А "Розыгрыш" - это наш хороший коллега Александр Левин, которого мы очень уважаем.

Е. Афанасьева: Александр Левин - это бывший генпродюсер НТВ, гендиректор ТВС и один из прародителей "Тушите свет". Почему Левин, который инициировал тогда ваши программы, стал делать такой вид смеха? Это более востребовано?

В. Неклюдов: Наверное, это приносит быстрый доход.

Р. Кривицкий: При всех минусах у него есть плюс: он чувствует, какую программу куда продать и за сколько.

В. Неклюдов: Он прагматик. Он понимает: то, что я сейчас хочу сделать, не могу, но могу делать вот это.

Е. Афанасьева: Это менеджеры каналов хотят, чтобы сегодня смеялись над таким юмором, или это люди хотят так смеяться? Что первично?

В. Неклюдов: Люди кушают, что дают.

Е. Афанасьева: Г-н Эрнст хочет программу "Розыгрыш", а Олег Добродеев покупает у него программу "Кривое зеркало" в добавление к "Аншлагу". Они хотят кормить народ таким юмором. А когда их спрашивают, почему у вас так много "Аншлагов", они отвечают, что рейтинги показывают, что люди смотрят только это.

В. Неклюдов: Еще Владимир Владимирович Познер говорил, что если показывать лошадиную задницу, тоже будут рейтинги.

Р. Кривицкий: Здесь еще личные вкусы. Например, Александр Акопов, бывший гендиректор канала "Россия", в корчах падал, когда видел Петросяна.

В. Неклюдов: Может быть, и нравится. Они говорят, что "пипл хавает".

Р. Кривицкий: Не надо кивать ни на народ, ни на телевидение. Есть другой дядька, как один знакомый называл - "черт в Кремле", и оттуда все идет.

В. Неклюдов: Да нет. Что, сидит Путин в Кремле и говорит, что я хочу, чтобы был "Аншлаг" или чтобы пел только Киркоров?

Е. Афанасьева: Сейчас еще много "Фабрик звезд" появилось. Вы сами смотрите сатирические и юмористические программы?

Р. Кривицкий: Некогда.

В. Неклюдов: Я смотрю иногда английскую программу на канале "Рен-ТВ".

Р. Кривицкий: Это непатриотично!

Е. Афанасьева: Как вам живется без конкурентов? Для нормального развития сзади должны дышать, чтобы вы вперед быстрее бежали.

Р. Кривицкий: А как каналам живется без конкурентов?

Е. Афанасьева: У них конкуренция острая.

Р. Кривицкий: Да какая острая? Циркуляр всем один и тот же на ксероксе.

Е. Афанасьева: Но внутри они умудряются сильно ругаться и конкурировать.

В. Неклюдов: Мы давно пытаемся уйти из сатиры в чистый юмор.

Р. Кривицкий: "Почему мы не выходим 8 марта? - Там нет никаких политических событий. - Ребята, мы про 8 марта поговорим. - Давайте не будем про 8 марта".

В. Неклюдов: Это что касается "Красной стрелы". А насчет другого: может, что и получится с юмором.

Р. Кривицкий: Правда, мы интересно ответили?!

Е. Афанасьева: Вы своих виртуальных героев воспринимаете как живых?

Р. Кривицкий: Другими словами, сумасшедшие мы или нет? Пока нет.

Е. Афанасьева: Я не про это. Они уже сложившиеся герои со своими характерами, и вы не можете им вставить фразу, которую Хрюн или Степан не могут сказать по определению?

Р. Кривицкий: Безусловно, да. Даже когда актер Коган, который озвучивает Хрюна, забывается и говорит какую-то фразу, сидит человек, который его поправляет: "Эта фраза - не хрюновская, так он сказать не может". У нас на полном безденежье появилась "Ростокино-Лада" и говорит: "Давайте мы заплатим денег и будем спонсором, и Хрюн и Степан будут рекламировать наши отечественные автомобили. - Отлично! - Но они постоянно ругают наше и хвалят импортное? - Да, потому что импортное лучше. Но еще наши дадут деньги, то они похвалят наше. - Хорошо, а слоган у нас будет такой: "Купил иномарку - продал Родину". Но Хрюн же не может говорить такое: он может хвалить наше, но не такими словами!

Е. Афанасьева: У вас была реклама, когда появлялось пиво. И смотрелось это инородно на фоне ваших персонажей.

Р. Кривицкий: Если бы просто продавали каналу продукт, а нам давали за это деньги, - это одно дело. Но когда говорят: "Ребята, ищите спонсора", а спонсором может быть "Тампакс", то хорошо, что было пиво.

В. Неклюдов: Нам сказали: "Это мы платим, а это спонсоры". Когда и со спонсорами у нас не получилось, потому что канал каждый день менял правила игры, пришлось давить, чтобы нам платили чуть больше.

Е. Афанасьева: Они все время будут ездить между столицей и городом, где живет генпродюсер Кирилл Набутов, или их ссадят с поезда?

Р. Кривицкий: Они редко ездят.

В. Неклюдов: У нас есть предложение на следующий сезон. Посмотрим, как это будет.

Е. Афанасьева: То есть у вас поступенчатая работа: сначала договорились на Хрюна и Степана...

В. Неклюдов: Первый раз мы говорили, что у нас были персонажи из "Кремлевского концерта", давайте их вставим. Кота или бобра, они и поедут…

Е. Афанасьева: Эту программу не все видели, потому что ТВС не слишком хорошо смотрели. "Кремлевский концерт" - это была программа, где были куклы, только рисованные.

В. Неклюдов: Нам сказали, что не надо. И тут как раз сняли Волошина.

Е. Афанасьева: Волошина разрешили посадить в поезд?

В. Неклюдов: В том-то и дело, что нет. В каком-то сюжете Волошин у нас разносил чай в поезде: он выходил как король эпизода и везде пристраивался. И в сценарии везде написали "Волошин". Но на канале уже привыкли, что в сценариях мы всегда писали, например, "Грызлов", и они понимали, что это кот, "Явлинский" - это бобр или кот. И тут "Волошин", и его пропустили. И вдруг в эфире заходит кукла, похожая на Волошина. Тут же звонок: "Вас закроют, но это гениально". А потом в какой-то момент вдруг сам канал сказал: "Почему бы вам куклу Владимира Владимировича не попробовать?"

Е. Афанасьева: Это случилось до выборов или после?

В. Неклюдов: Это было до выборов - в январе или феврале. И он ездил несколько раз.

Е. Афанасьева: Так что может случиться чудо, и разрешат все остальное?

В. Неклюдов: Чуда не случится. Закроют - так закроют, будем делать что-нибудь другое.

Е. Афанасьева: Будем надеяться, что не закроют, и вы медленными шагами отвоюете то пространство, которое пришлось сдать в начале осени, и Хрюн и Степан будут живее всех живых и виртуальных, и реальных политиков. Спасибо большое! Всего доброго!

Весь эфир

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Ростислав Кривицкий и Владимир Неклюдов
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал