Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
18.02.2018 
Главная страница > X-Архив > Ольга Кудешкина и Марат Баглай
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Ольга Кудешкина и Марат Баглай


23 декабря 2003 года
Российский Суд - доверять ли правосудию?

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Ольга Кудешкина
Ольга Кудешкина
X-Справка
Марат Баглай
Марат Баглай
X-Справка
Сергей Соколов (X)
Сергей Соколов (X)
X-Справка

С. Корзун: Добрый день, всех приветствуем на очередном заседании нашего Интернет-телевизионного дискуссионного клуба "Полит Х". Сегодняшняя наша тема - "Российское правосудие". И начнем беседу мы в таком составе: Марат Викторович Боглай - судья Конституционного суда, добрый день, Марат Викторович. Ольга Борисовна Кудешкина - добрый день, Ольга Борисовна судья Мосгорсуда. Вы линейный судья, если использовать футбольную терминологию. Вы рассматриваете дела по первой инстанции?

О. Кудешкина: Да, по первой инстанции.

С. Корзун: В нашей беседе примет участие, присоединившись чуть позже, адвокат Олег Соловьев. И за нами наблюдает персона Х. Это известный журналист, имя которого мы раскроем нашим зрителям чуть позже. Он может принять участие в нашем разговоре в любой момент. Мистер Х, слышите ли вы нас?

Мистер Х: Да, безусловно.

С. Корзун: И мы вас прекрасно слышим, поэтому вступайте в разговор в любой момент, когда сочтете это нужным. Тема правосудия... Общепринято говорить в последнее время, что в России суда нет, суд неправый, суд скорый и т.д. и т.п.. Но наверняка, найдутся люди, которые будут с этим спорить. В том числе, я думаю, и кто-то из присутствующих в этой студии. Марат Викторович, гляжу на вас, - наверное, будете спорить.

М. Баглай: Да, буду спорить, причем, прежде всего, со словом "общепринято". Это не общепринято, это используют определенные, иногда уважаемые лица, особенно политические, которым это нужно для политических целей. Но сам факт, что в суды обращается миллионы людей по нарастающей с каждым годом. По гражданским делам в судах общей юрисдикции в этом году, если я не ошибаюсь, рассматривалось 6 млн. дел. В прошлом - 5 млн., в позапрошлом - 4 млн. О чем это говорит?

С. Корзун: Видимо, о том, что идет нормальный процесс, когда споры решаются не кулаками, а в суде.

М. Баглай: Нет, идет речь о том, что происходит рост доверия: каждый день все больше и больше людей обращается в суды. А что касается Конституционного суда, о котором я могу говорить, что называете, с большим знанием дела, могу сказать, что дел становится невпроворот, количество обращений, в Конституционный суд огромно. Какой же это кризис судебной системы? Я что-то не понимаю.

С. Корзун: У нас на сайте идет голосование по вопросу: "Какому суду вы доверяете?". Варианты ответов: общегражданскому; верховному; арбитражному; конституционному; своему собственному; высшему и свободная ячейка, для того, чтобы наши зрители могли ответить ровно так, как они думают.

Общегражданскому - 1 человек, арбитражному - 1 человек, (я начинаю снизу рейтинга, который есть на данный момент), конституционному - 4 человека (на самом деле, по моему ощущению должно было быть больше, потому что конституционный суд за эти годы все-таки зарекомендовал себя как принимающий осознанные, не политические решения в большинстве своем); Верховному суду - 6 человек и высшему суду, не намного и больше, между прочим, - 9 человек. 15 человек доверяют своему собственному суду. Понятно, что это не репрезентативное голосование, это те, кто внимательно слушает нашу программу и участвую в обсуждении. Но здесь, Марат Викторович, буду с вами спорить: наверное, заранее говорить о 100-процентном или 90-процентном доверии к какому бы то ни было из перечисленных судов, наверное, нельзя.

М. Баглай: При всем уважении к вам я должен сказать, что сделанная вами выборка по случайному количеству людей, которые оказались на проводе, меня абсолютно ни в чем не убеждает.

С. Корзун: Хорошо, Ольга Борисовна, вы стали универсально известной благодаря одной истории, которая случилась с вами за 3 года московской практики. Я напомню нашим зрителям, что Ольга Борисовна 17 лет практиковала судьей в Сибири и после этого 3 последних года в Москве. 1 декабря вы выступали на радио "Эхо Москвы", это после информации о том, что у вас возник конфликт с руководством Мосгорсуда по поводу одного дела, - дела следователя Зайцева. Можно ли чуть подробнее об этом.

О. Кудешкина: Конечно. Вряд ли можно сказать, что это был конфликт, это можно охарактеризовать, как давление по конкретному делу. Дело в отношении следователя Зайцева после отмены оправдательно приговора Верховным судом поступило на повторное рассмотрение в московский городской суд. Дело было передано на рассмотрение мне, и суд под моим председательством приступил к его рассмотрению. На судебное заседание были вызваны потерпевшие, и суд приступил к допросу потерпевших в судебном заседании. Анализируя все происшедшее, я понимаю, что те ответы, которые давали потерпевшие, не устраивали государственного обвинителя, или он счел, что ответы потерпевших не свидетельствуют в пользу обвинения. Коротко сказу, в чем обвинялся следователь Зайцев. Он обвиняется (или обвинялся) в превышении должностных полномочий, которое выразилось в том, что он провел ряд обысков без санкции прокурора. Он проводил предварительное расследование по уголовному делу о контрабанде мебели, которая поступала в магазины "Гранд", "Три кита". Наверное, благодаря журналистам это дело стало довольно известным. Работала большая оперативно-следственнная группа. Следователь Зайцев ее возглавлял. В ряде случаев были проведены обыски даже не самим следователем Зайцевым, а другими следователями, но по его постановлению, без санкции прокурора, как я уже сказала. Как утверждал сам Зайцев и на предварительном следствии и в судебном заседании, по его постановлению такие обыски действительно проводись, но на то были основания, не терпящие отлагательств. Это предусмотрено законом, что в случае, нетерпящем отлагательств, следователь может провести такой обыск, но течение 24 часов он должен поставить об этом в известность прокурора. Как видно из материалов следствия, Зайцев так и сделал. Т.е. суду было необходимо выяснить, были ли у следствия основания, не терпящие отлагательства для проведения подобных обысков.

С. Корзун: Именно этим вы и занимались на заседании при прении сторон?

О. Кудешкина: Мы занимались не только этим, - мы допрашивали потерпевших. Потерпевшие - это были родственники, родители лиц, которые подозревались в совершении контрабанды мебели. Поэтому мы устанавливали, кто работал, где работал, знали ли они, где работали их дети. Сейчас не буду называть фамилии, считаю, что это ни к чему. Как один подозреваемый, так и второй, и это не скрывали и сами потерпевшие, скрывались за границей и родственники об этом знали, скрывались именно в связи с тем, что ими интересовались правоохранительные органы. Понятно, что оба дела очень тесно взаимосвязаны между собой, ведь основания, не терпящие отлагательств, были в том деле. Однако дела о контрабанде в Суде не было, оно находилось в генеральной прокуратуре, - оно было изъято из производства следственного комитета МВД и находилось в производстве Генпрокуратуры. Соответственно, в суд оно не поступило, поэтому пришлось выяснять все эти обстоятельства. Но как только суд начинал задавать вопросы в связи с чем, проводились обыски, представитель Генпрокуратуры, государственный обвинитель начинал делать все, чтобы не дать суду выяснить эти вопросы.

С. Корзун: Вам удалось это сделать? Это к вопросу о вашей независимости.

О. Кудешкина: Я хочу сказать, что в моей практике, такое произошло впервые. Я три года работаю в Мосгорсуде и могу сказать, что государственные обвинители - это довольно профессиональные, интеллигентные, очень активные люди, которые достаточно грамотно и профессионально отстаивают свою обвинительную позицию и довольно корректно состязаются с защитой в процессе по представлению каких-либо доказательств. Но это дело, вы знаете, очень сильно отличалось от всех дел. Я имею в виду, само поведение государственного обвинителя: впервые за мою 20-летнюю практику суд был поставлен как бы в коридор. В поле этого коридора можно задавать вопросы, например, потерпевшим. Но отклониться чуть вправо, чуть влево уже нельзя, так как это уже якобы свидетельствует о заинтересованности суда.

С. Корзун: Но может быть, это единичный случай с прокурором, а то мы сейчас начнем обобщать... Вы же сами говорили, что встречались с замечательными сотрудниками государственного обвинения.

О. Кудешкина: Я не хочу обобщать, мы говорим о конкретном деле, поэтому я и говорю, по конкретному делу.

С. Корзун: То есть, вы хотите сказать, что на вас осуществлялось давление?

М. Баглай: Не столько даже на меня, в принципе, я человек в этих делах закаленный уже, но ведь у нас в процессе участвовало 2 народных заседателя, 2 пожилые женщины, которые не являются юристами, но они на период рассмотрения дела - те же судьи, обладающие теми же правами, что и я. Т.е. им необходимо разобраться в этом деле, исследовать все доказательства и дать им правильную оценку.

С. Корзун: Вы считаете, что в данном случае им такой возможности дано не было? Еще, если я не ошибаюсь, было нарушение тайны совещательной комнаты.

О. Кудешкина: Если вызывают судью из совещательной комнаты...

С. Корзун: Вас вызвали из совещательной комнаты?

О. Кудешкина: Да, и до совещательной комнаты тоже и просили дать объяснение, почему народные заседатели задают те или иные вопросы, почему они принимают те или иные решения, например, по отводу. Там же было заявлено масса отводов. Если задаешь даже самый элементарный вопрос... например, я спрашиваю у одной из потерпевших: "Правильно ли суд понял ваше утверждение, что вы не обращались ни в какие правоохранительные органы по поводу нарушения ваших прав?". Тот же самый вопрос до этого был задан защитой, и естественно народные заседатели начали шептаться: "А как может быть, что они никуда не обращались?". Я говорю: "Успокойтесь, сейчас мы выясним этот вопрос". Спрашиваю, но государственный обвинитель сразу же заявляет мне отвод на том основании, что этот вопрос, якобы свидетельствует о заинтересованности суда.

Мистер Х: Ольга Борисовна, все-таки хочется уточнить: кто же вас вызывал из совещательной комнаты?

О. Кудешкина: Из совещательной комнаты меня вызвала председатель Московского городского суда Егорова Ольга Александровна и можно сказать в такой просто скандальной форме стала требовать от меня отчета, что мы делаем в совещательной комнате, почему до сих пор не приняли решение и какое решение суд собирается принимать. Когда я сказала ей, что суд рассматривает заявление народных заседателей по поводу из самоотвода, которое было вызвано некорректным поведением государственного обвинителя, который заявлял подобные ходатайства. И народные заседатели после процесса (это было тоже впервые в моей практике) конкретно Иванова, вынуждена была обращаться за помощью в медицинское учреждение, потому что у нее повышалось давление. Ведь гособвинитель заявлял ходатайство в такой форме, что, по существу, просто унижал и оскорблял народных заседателей. На мои замечания он тут же вставал и говорил: "А вы мне покажите то место в УПК, где написано, что можно делать замечание государственному обвинителю". То есть это замечание может сделать только генеральный прокурор, а суд таких замечаний делать не может.

С. Корзун: Ольга Борисовна, все же вам удалось внести все замечания в протокол судебного заседания, вы настояли на этом? Все, что было необходимо процессуально и правильно в профессиональном отношении?

О. Кудешкина: Суд сделал все так, как положено по закону. От меня требовали, чтобы заявления народных заседателей, в которых они указывали, что они больше не могут принимать участие в рассмотрении дела в связи с некорректным, а одна из заседателей просто указала с "безобразным" поведением государственного обвинителя в процессе, который просто по существу унижал их, в связи с чем у них ухудшилось состояние здоровья и они просто не могут дальше участвовать в рассмотрении данного дела, - чтобы эти заявления не были приобщены к делу. Но эти заявления мы приобщили, несмотря на это требование. Кроме этого, в определении суда так же было указано, что заседатели заявили отвод на тех основаниях, что государственный обвинитель некорректно вел себя в судебном заседании по отношении к суду, в связи с чем... Вы понимаете, это пожилые, обычные женщины, им очень трудно перестроиться: сегодня она просто гражданка, а завтра судья.

Мистер Х: Ольга Борисовна, как можно квалифицировать действия председателя вашего Суда?

О. Кудешкина: Я не хочу квалифицировать действия председателя суда. Я думаю, что, если это будет нужно, то это сделают специальные органы.

Мистер Х: Насколько я знаю, вы подали заявление в Высшую квалификационную Коллегию судей.

О. Кудешкина: Да, я подала заявление в Высшую квалификационную коллегию судей, поскольку считаю, что то, что произошло конкретно по делу Зайцева и то, что произошло в отношении суда под моим председательством, вообще не должно иметь место в судебной практике, поскольку все это подрывает и сам принцип независимости суда и авторитет суда. Я сама была, если можно так выразиться, просто в шоковом состоянии от происшедшего и оттого, что Ольга Александровна это видела.

С. Корзун: Ольга Борисовна, мы знаем, что вы не очень хорошо себя чувствуете, что вы простудились.

О. Кудешкина: Я не простудилась, я вообще болею...

С. Корзун: Поэтому мы не будем сильно вас задерживаться. Но вот есть вопрос, на котором хотелось бы сконцентрироваться более четко: после этой истории или других подобных историй, вы ощущаете себя независимым судьей? Были ли у вас за 20 лет вашей практики сомнения в этом?

О. Кудешкина: Я ощущаю себя независимым судьей, если бы я этого не ощущала, я бы, наверное, об этом нигде не заявила.

С. Корзун: Были ли какие-либо последствия этого дела по следователю Зайцеву? Вызывали ли вам, просили ли каких-то дополнительных объяснений, угрожали ли чем-нибудь?

О. Кудешкина: После этого я проработала, наверное, дней 20, потом я ушла в отпуск, а потом у меня была предвыборная кампания. Давления на меня со стороны председателя суда больше не было. У меня просто изъяли это дело, поскольку я не выполнила конкретные указания председателя суда.

С. Корзун: По вашим конкретным сведениям у ваших коллег-судей, вы, наверняка, с ними общались, есть ли подобные факты, могут ли быть факты тому, что произошло с вами? Обычная ли это практика или это исключение?

О. Кудешкина: Говорить от лица кого-то я, сами понимаете, не могу, но то, что такие факты имели место, я слышала от судей. Но одно дело слышать, иногда непосредственно от какого-то судьи, на которого было оказано давление, а иногда через кого-то, а другое дело самому пережить это. Я до конца не осознавала, что такое может быть. Но в данном случае я даже не понимаю, что дало основание председателю Мосгорсуда вести себя подобным образом.

Мистер Х: Для справки. За последние несколько лет из Мосгорсуда по таким же основаниям, как Ольга Борисовна, уволилось 10 весьма компетентных судей.

С. Корзун: Спасибо, господин Х, за эту информацию. Ну что же, сам факт, что мы говорим об этом, я знаю, что Марат Викторович не очень любит журналистов и журналистику, которая на его взгляд легковесно подходит к освещению этих событий, тем не менее, сам факт огласки предмета этого разговора, я думаю, он вполне может защитить общество от дальнейших возможных злоупотреблений в этой области. Так что, хорошей вам профессиональной карьеры, удачи, Ольга Борисовна, спасибо за то, что приняли участие в нашем обсуждении. Мы с вами прощаемся и продолжим этот разговор через несколько секунд.

О. Кудешкина: А вам спасибо, что вы остались неравнодушными к этому вопросу, поскольку на самом деле, этот вопрос очень серьезен для нашего общества, а особенно сейчас. Ведь сейчас о правовом государстве мы говорить практические не стали, а правовое государство без действительной и полной независимости суда быть не может. Спасибо вам огромное.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Ольга Кудешкина и Марат Баглай
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал