Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
18.01.2018 
Главная страница > X-Архив > Антон Носик и Сергей Горшков (2)
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Антон Носик и Сергей Горшков (2)


18 февраля 2004 года
Свобода слова в интернете - Миф или Реальность?

Часть 1
Часть 2

Антон Носик
Антон Носик
X-Справка
Сергей Горшков
Сергей Горшков
X-Справка

С. Корзун: Продолжаем трансляцию прямого эфира нашей дискуссии. Бразды правления - Ольге Бычковой.

О. Бычкова: Нам Игорь только что прислал свою реплику о том, что Интернет не может гарантировать достоверности, и поэтому свобода слова относительно Сети - понятие не применимое. Я хотела бы немного времени посвятить обсуждению этой темы и удовлетворить свое личное любопытство. Я хотела давно спросить Сергей Горшкова, как Вы себя лично определяете, кто Вы - журналист, шпион?

С. Горшков: Автор библиотеки Сергея Горшкова. Моя функция - отбор. Моя функция - не написание статей: я не пишу, я не журналист и не автор. Есть информационный поток, Интернет, где есть много информации. То, как я выбираю из этого потока: если это нравится людям, они будут туда ходить, если им не нравится то, что я отбираю, они не будут ходить. Но моя функция только одна, и то, как я ее выполняю, - показатель моей работы. Больше я ничего не делаю.

О. Бычкова: Когда Вы отвечали на первый вопрос Сергея Корзуна о свободе, о цензуре, о свободе слова, Вы говорили об информации и свободе высказывать свое мнение, но Ваш сайт не называется "Мнение.ру", он называется "Компромат.ру". Это название достаточно негативное, и не случайно Вы специалист по судебным процессам. Какие Вы устанавливаете для себя границы достоверности, как пишет Игорь?

С. Горшков:Границы достоверности устанавливает Уголовный кодекс. Статья "клевета" подразумевает точный состав, что является достоверным. То есть если я буду размещать информацию, и если судье покажется, что у меня были основания, что это заведомая ложь, то тогда это будет подпадать под статью. Понятно, что эта формулировка расплывчатая, т.е. клеветой называется размещение заведомо ложной информации, порочащей кого-либо. И если получена информация, и это правда, то тогда можно. Или можно заведомую ложь, но которая не порочит никого конкретно. А вот если заведомая ложь кого-то порочит, это состав Уголовного кодекса.

О. Бычкова: А заведомая ложь, которая не порочит, - это нормально?

С. Горшков: Нормально, конечно. Это сказка... Жанр такой.

А. Носик: Он излагает действующее, применимое право федерального закона. Причем, обратим внимание на словосочетание, которое определил Сергей, Вы могли и не заметить: умышленная ложь - это значит заведомая ложь, это надо в голову залезть и узнать, знал ли человек на момент публикации, что это ложь. Потому что если нельзя доказать, что он знал, что это ложь, тогда нет умысла. Он не умышлял клеветать: он что-то допустил по незнанию. Так это не уголовная статья "клевета", - опровержение напечатает, в крайнем случае.

С. Горшков: Ситуация более сложная, потому что решение все равно будет приниматься судьей.

А. Носик: Но бремя доказательства умысла лежит на обвинении.

С. Горшков: Правильно, но если будет основание подозревать, что у нормального человека был такой умысел, то решение будет неблагоприятным.

А. Носик: У Вас не могло быть такого умысла: Вы читали статью в "Коммерсанте", Вы ей доверились и у себя напечатали. "Коммерсант" отвечает за клевету. У Вас же библиотека, это не значит, что Вы автор.

С. Горшков: Речь идет о другом - о размещении информации, которая является заведомой ложью.

А. Носик: Как это заведомой? Вам ее принесли, как Вы можете знать?

С. Горшков: В данном случае речь идет о тактике защиты в суде. Но вопрос был, что является критерием?

О. Бычкова:Потому что в условиях, когда очень многое не определено законом, как объясняет Антон Носик...

А. Носик: Не определено законом, а закон не исполняется.

О. Бычкова: ...или закон не исполняется. Но, в конечном счете, это примерно одно и то же. Нет?

А. Носик: В одном случае надо менять законодательство, а в другом - (? 31:50).

О. Бычкова: Я хочу сказать, результат примерно тот же самый, т.е. меры не принимаются. В условиях, когда существуют разные виды средств массовой информации, сайты в Интернете (одни как СМИ, другие - нет), во всей этой сложной структуре, когда многое достаточно зыбко, мне кажется, что большое значение имеют те рамки, которые устанавливает тебе конкретный автор. И мне хотелось спросить, какие рамки Вы устанавливаете сами для себя? Это не вопрос судебного разбирательства.

С. Горшков: Я ответил, т.е. я реального стараюсь не делать то, что подпадает под Уголовный кодекс, я его чту. "Оскорбление" и "клевета" - две статьи, под которые я стараюсь не попасть.

О. Бычкова:А сколько у Вас было проигранных процессов?

С. Горшков: Уголовных процессов, где я был бы обвиняемым, не было ни одного. Я выступал как свидетель, давал показания на стадии предварительного дознания - возбуждать дело или нет. Меня вызывали как свидетеля по нескольким уголовным делам, в которых была информация, по факту было возбуждено уголовное дело. Эта информация была сайте, и я давал показания как свидетель.

В гражданских судах у меня была статья "честь и достоинство". Скажем так, никого результат не удовлетворил пока. Опять же, статья "честь и достоинство" написана так в Гражданском кодексе, что от нее не защитишься.

А. Носик: Кто не защитится: истец или ответчик?

С. Горшков:Ответчик, естественно. Так написано, что фактически истец должен доказать факт распространения, а ответчик должен доказать правдивость этого факта. Все упирается в исполнение этого дела, потому что добиться по этой статье именно того, что истец хочет получить, - не реально по ряду причин. Но, конечно, применять ее можно по любому поводу.

О. Бычкова: А у Вас часто возникает ощущение, что Вас используют?

С. Горшков: Да, втёмную - постоянно. Я сам стараюсь не ввязываться ни в какие дела, потому что если я буду участвовать в каких-то разборках, у меня позиция будет сразу нейтральная. Но втёмную - да, я чувствую, что пытаются...

А. Носик: В этом бизнес состоит... Узнать, что очень интересно...

О. Бычкова: Ваша позиция как ретрансляция?

С. Горшков: Я говорю, что моя позиция - отбор. Я сам не встречаюсь с источниками, не передаю информацию из одного места в другое, т.е. какой-то дополнительной деятельности с этой информацией, помимо размещения на сайте, у меня просто нет.

О. Бычкова: Это явление, которое связано с появлением Интернета, - такой вид, скажем, литературной деятельности? Не компромат, а то, что человек своей профессией, деятельностью выбирает ретранслирование.

Есть Закон Российской Федерации од авторской праве, в котором сказано, что на составителя сборника распространяется авторское право составителя сборника. Сборники, дайджесты, рефераты - это существовало всегда. Когда есть большой информационный поток, всегда есть кто-то, кто из этого потока собирает все достойное, а дальше это издается книгой, и либо депонируется в библиотеке для исследователей, если это узкая тема и специальный интерес, либо, если это сборник анекдотов, то продается на каждом лотке. Составитель сборника - это понятие еще с очень давних времен. Фольклористы собирали народные сказки. Сейчас главный товар в информационную эпоху - это новости. Естественно, составитель сборника новостей - это востребованный труд. В Интернете он называется контент-агрегатором, который не производит, а собирает отовсюду.

Сергей занимается тематическим сбором, Lenta.ru занимается нетематическим сбором. У нас вопрос не о том, позитивно или негативно эта новость характеризует фигуранта, а просто, что эта новость пользуется вниманием широкой публики. В связи с чем мы о ней пишем.

Но очевидно, что дальше критерий успеха, если говорить об успехе медийном, а не коммерческом, т.е. об успехе с точки зрения рекламоносителя, то этот успех у нас с Сергеем одинаковый. Мы хотим писать новости так, чтобы люди хотели их читать. Мы хотим такие заголовки, чтобы люди не просто их просматривали, а еще бы и нажимали, и еще посмотрели бы рекламки, а мы этой рекламкой торгуем. Очень много сходства, различие в том, что это тематическая работа, а наша - не специфическая.

А тема могла бы быть совершенно не компроматом, а, например, авиация. Есть и такие, которые собирают все, что касается авиации. Единственное, что "компроматный" сайт является узлом большого количества серьезных интересов в этой стране. Так случилось, что по количеству руководителей власти и экономики этой страны у "Компромат.ру", к сожалению, самая солидная и влиятельная команда читателей.

О. Бычкова: Картотека как количество сюжетов.

А. Носик: Эта картотека доступна многократному клонированию, что и случается с "Компромат.ру" по 15 раз на дню. Тем не менее, флагман этой индустрии остается и будет оставаться и дальше, если, дай Бог, не поссорится с кем-нибудь из людей, достаточно влиятельных. Для этого случая, наверное, домен Compromat.com уже подготовлен.

С. Горшков: В общем, да. Единственное, что компромат не является эксклюзивной характеристикой нашей страны, в принципе компромат используется во всем мире: в Штатах, в Англии.

А. Носик: Есть такой американский "компроматный" сайт, про который мы точно знаем, что тамошние публикации ложатся на стол Бушу, Керри, Ашкрофту?...

С. Горшков: Drudge Report (прим. - Интернет-компромат от Мэтта Драджа) ложится, я думаю.

О. Бычкова: А что это такое?

А. Носик: Drudge Report - это сайт, который, когда журнал Newsweek решил положить под сукно информацию о том, что Клинтон спал с Моникой Левински, американский индивидуал-журналист Мэтт Драдж, узнавший про это, на своей личной страничке разместил эту информацию, которая запустила процедуру импичмента. Эта информация была у Newsweek, Newsweek решил ее не печатать: эта информация означала, что президент Клинтон лгал в суде. Дело не в том, что он ее "это самое", а дело в том, что он лгал в суде. Любить интерна, изменить жене - это не преступление, а лгать в суде, когда Пола Джонс утверждала, что он "да", а он взял присягу и сказал, что у него никогда не было отношений с ней.

А. Носик: Drudge Report раскрутился на этом до аудитории в несколько миллионов, имеет такую аудиторию, является индивидуальным проектом, который собирает дайджестом на обложке сотни ссылок...

С. Горшков: Вторая акция сейчас - с Джоном Керри.

С Джоном Керри все закончилось?

С. Горшков: Сказали, что будет продолжение в ноябре. Сейчас есть опровержение, но это первая часть.

О. Бычкова: Мы говорим не о политических акциях, которые происходят, где бы то ни было, мы говорим о том, как при этом используется Интернет.

С. Горшков:Drudge Report сейчас активно освещает американскую избирательную кампанию, аналогично с Моникой Левински, про которую Антон рассказывал...

О. Бычкова: А про Керри тоже они запустили?

А. Носик: Керри сделал так, что его любовницу выслали из Америки чуть ли не в Южную Африку. Так утверждается. Сейчас, наконец, эту любовницу нашли англичане, опубликовали ее имя, и она сказала: "Я уехала сама, а с Керри у меня никогда ничего не было". Как это продолжать в ноябре, я не понимаю. До ноября убедить ее, что было?

С. Горшков:Люди, когда на это шли, они понимали, что если будет опровержение...

О. Бычкова: Давайте не будет в американскую предвыборную кампанию углубляться...

А. Носик: Это очень интересно: это только российская специфика или мировая тенденция?

О. Бычкова: Я думаю, в общем, у них то же самое все.

С. Горшков: Я за четыре года могу проследить некую динамику изменения компромат-пиара. Политический компромат становится все более простым, тупым и все дальше опускается ниже пояса. Бизнес-пиар, наоборот, становится более сложным. Если в политическом пиаре нужно держать население в шоке, дальше надо, чтобы информация перешла в "желтую" прессу, чтобы конкурировала с телевидением, с "ящиком". Потому что у нас фактически основной источник, фактор избирательной кампании - это телевизор. Газеты у нас не читают, кроме "желтых". Поэтому если активно играть на политическом поле, тенденция идет к тому, - а это мировая тенденция, то же самое в Англии было с принцем Чарльзом, - что за четыре года политический пиар становится все более "желтым", во-первых, и все более простым.

Сейчас кампания против Глазьева. Она тоже такая же тупая будет, простая. Это видно. Пытаются давить на простые инстинкты людей.

И наоборот, бизнес-пиар: целевая группа - узкая, конкретные люди, принимающие решения, к каждому нужен свой подход. Он становится все более сложным, интеллектуальным.

С. Корзун: А киевская история кандидата Рыбкина - это простая или сложная история по пиару?

С. Горшков: Это политический пиар, поэтому там возник сразу "желтый" компромат, некая порнокассета с извращенным содержанием.

А. Носик: История про Рыбкина - тупая, в любом случае. То, что мы не знаем, какие конкретно механизмы в ней использовались, не делает ее от этого менее тупой. Взял мужик и оказался в Киеве.

О. Бычкова: То, что мы не знаем, какие конкретно механизмы, то, что мы не знаем наверняка, почему и кому это было нужно.

С. Горшков: Мы знаем только одно, что Рыбкин врет.

А. Носик: Мы знаем, что Рыбкин врет, - в этом состояла задача.

С. Горшков: А больше подробностей пока мы не знаем. Узнаем ли мы в ближайшее время, не известно.

О. Бычкова: Хотелось бы вернуться к теме Интернета и свободы слова, остались вопросы, которые мне кажутся не очень проясненными. Например, Вы говорили о том, как существуют совершенно разные, с точки зрения регистрации и деятельности структуры, сайты в Интернете. Но когда я залезаю куда-то, мне совершенно все равно, зарегистрирован этот сайт как СМИ в российском Министерстве печати или нет, и в каком виде он организационно существует. Потому что более или менее с точки зрения формы для меня как для пользователя это безразлично. Я смотрю на содержание. Поэтому вопрос, который я хотела задать Вам обоим, происходит ли какое-то дальнейшее структурирование, идет ли процесс в каком-то направлении или система уже более или менее сложилась?

А. Носик: Мне очень понравился вопрос, с которого мы начали после перерыва, - это ремарка Игоря о том, что Интернет не может гарантировать достоверность. Кто может гарантировать достоверность? Президент Российской Федерации говорил, что дефолта не будет: он мог гарантировать достоверность? Что такое гарантия достоверности? ЦБ РФ дает нам такие гарантии по тому, сколько завтра будут стоить его бумажки? Или Алан Гринспен...

Все структурировано отлично. Когда на какой-то сайт заходишь больше одного раза, то уже спокойно можешь себе представлять, чего от такого сайта ждать. Какой сайт отвечает за то, что он публикует, а какой не отвечает? Возьмите любой текст из "Ленты.ру": берете из него какую-то фразу - более специфическую, "скармливаете" ее поисковой машине и находите, что полностью тот же самый же текст опубликован в ста других источниках. При этом Вам, для того чтобы сказать заранее, в каких из этих источников будет написано, что этот текст из "Ленты.ру", нужно по ним пойти. А я заранее знаю, что вот здесь будет ссылка на "Ленту.ру" при полной перепечатке дословно, а здесь ее не будет.

Все давно структурировались, у всех давно есть политика, политика известна всем про всех. Известно, что все используют одни и те же источники, мы все используем "РИА "Новости". Но в "Ленте.ру" это будет с гиперссылкой, а в другом издании вообще не будет упомянуто, что это не их собственный корреспондент добыл.

О. Бычкова: А впечатление некоторой избыточности возникает, конечно...

А. Носик: В каком смысле, избыточности? Вам сколько надо Интернет-источников, столькими Вы и ограничиваетесь. Вы можете ограничиться одним, если хотите. Вам нормально ограничиться пятью, - это Ваш выбор, не мой. Кроме того, уже давным-давно существует РСС, существует экспорт новостей из всех изданий. Вы можете собрать себе (Вы даже можете не знать, что такое РСС) при помощи Love Journal такую страничку, на которую приходит все, что "Лента" написала, что "Газета" написала, "News.ru" и "РБК". Это Ваше такое издание: в одном месте, на одном странице - все заголовки тех изданий, которым Вы доверяете. Их может быть два, или пять, или пятьсот.

Естественно, не надо говорить ни о каком Интернете в целом. Интернет в целом - это среда. В этой среде есть игроки: у каждого есть редакционная политика - Вы с ней знакомитесь по факту очень быстро. Плющев читал новости, потом через некоторое время заходил в Интернет и видел новости, которые он только что прочитал. Вот здесь они со ссылкой, что это передало "Эхо Москвы", а вот здесь они со ссылкой на то, что это сообщил наш корреспондент. Таким образом, Плющев нанимался корреспондентом в штат некоторого количества недобросовестных информационных агентств.

О. Бычкова: Сам того не подозревая.

А. Носик: Подозревая и будучи этим страшно недоволен. Потом он привык и успокоился.

О. Бычкова: Очень много говорят о цензуре в той стране, где мы живем, и этот вопрос возникает с периодической неизбежностью. Сейчас существует вполне устоявшееся мнение о том, что главное для тех, кто хочет что-то цензурировать и контролировать (в смысле информации, мнений и так далее), - это держать под контролем телевидение. Потому что его смотрит подавляющее большинство населения страны. Телевидение - это важно, и там действительно происходит то, что происходит.

А. Носик: Это оптимистическая оценка, что на уничтожении независимого от Кремля телевидения эта работа закончилась. Люди, которые предсказывали, что будет вслед за ликвидацией НТВ, а в момент ликвидации НТВ, мы помним, Березовский был "архитектором" этой истории по отъему "Медиамоста", говорили, что дальше задушат все независимые телеканалы, и с точки зрения этого прогноза потом за газетами и радиостанциями тоже придут.

Но есть другой прогноз...

О. Бычкова: Я хотела спросить, придут ли за Интернетом? Потому что, с одной стороны, тут есть техническая проблема - просто всех не перевешаешь, он огромен. С другой стороны, Интернет сейчас не представляет такого интереса с точки зрения цензуры или цензоров, потому что не такое большое количество пользователей в стране, чтобы это число было решающим для избирательной кампании. Это не телевидение.

Вот вопрос: является ли цензура в Интернете чисто технической проблемой, может быть, трудно осуществимой, или сейчас до него просто не доходят руки, потому что практически нецелесообразно.

А. Носик: Что с трудностями... У нас, конечно, миллион сайтов, у нас есть узлы и кольца, и каналы наружу, и все это тонкие проводки. Китайскую модель ввести - абсолютно реально.

О. Бычкова: Расскажите про китайскую модель, чтобы было понятно.

А. Носик: Никакого партизанского Интернета в этой ситуации не возникнет. Речь идет о политическом решении вводить китайскую модель. Китайская модель заключается в том, что государство осуществляет контроль за каждым индивидуальным пользователем и его доступом к Интернет-ресурсам. У нас все провайдеры доступа, все люди, которые дают подключиться к Сети, они все лицензированы, сертифицированы, известно, где у них ящики стоят. Им можно свистнуть по линии Минсвязи, и под угрозой того, что у них будет отозвана лицензия, и все их миллионы, вложенные в железо, превратятся в незаконное предпринимательство наутро и будут подлежать конфискации, под угрозой отзыва лицензии провайдеры готовы любую информацию собирать на своих пользователей. Любые фильтры поставят для своих пользователей, закрыть им доступ к любым ресурсам, к которым власть скажет. Провайдеры полностью подконтрольны. Это люди, инвестировавшие в железо, это железо не нужно никому, кроме них, это железо станет вещдоком уголовного преступления, как только у них отзовут лицензию. Потому что как только у провайдера отозвали лицензию, он сразу по 170-й статье... Конец бизнеса.

О. Бычкова:...это железо станет как минимум бессмысленно потраченными деньгами, как максимум - вещдоком.

С. Горшков:Я хотел по поводу цензуры. Во-первых, с моей точки зрения наиболее эффективная цензура - это самоцензура. Задача создать условия, в которых будет работать самоцензура, т.е. такое законодательное поле, такие силовые акции, чтобы люди сами говорили правильно. Все остальное менее эффективно.

Почему они взялись за телевидение? Потому что такая специфика, что есть мало каналов метровых, это, в принципе, явление временное. Через 5-10 лет все-таки будет - не в каждой деревне, но в большинстве городов Российской Федерации - много каналов. В том числе Интернет.

О. Бычкова: Что изменили 5-10 лет по этому поводу?

С. Горшков: Во-первых, за эти 5-10 лет изменилось многое. По крайней мере, технологии в том же Интернете. 5 лет назад Вы не смогли бы показать Вашу передачу, у Вас не было бы аудитории просто, кто бы смотрел масс-телевидение в реальном времени.

А. Носик: Кабель, спутник, доставка. Вы представляете себе, что такое "Транстелеком"? "Транстелеком" - это значит, что все рельсы в этой стране являются интернетовским кабелем. На базе МПС коммуникационная компания, которая используют инфраструктуру российских рельсов, для того чтобы гнать по ним сигналы.

О. Бычкова: Железных рельсов, по которым поезда ходят?

А. Носик: Железных рельсов, они - электрические проводники. Для того чтобы гнать сигнал. Сигнал может быть не только интернетовский, но и телевизионный тоже. И это дает возможности для абсолютно любого вещания. Есть инфраструктура - дороги, такая инфраструктура есть и у Чубайса, т.е. по всем линиям электропередач можно данные гнать. Будь то телесигнал или интернетовский сигнал. Можно из розетки подавать. Есть проводимость, она очень большая. Спутники покрывают очень много всего: поставил тарелку - обеспечил всех вокруг, независимо от того, сколько от тебя на собаках до ближайшего селения.

О. Бычкова: Здесь есть возможности как для национализации, так и, наоборот - для невозможности цензуры в принципе.

А. Носик: Я правильно понял, Сергей, что если бы метровых телеканалов на момент ликвидации НТВ было не четыре, а двадцать, то НТВ не было бы так интересно.

С. Горшков: Не было бы ликвидировано...

А. Носик: ...потому что тогда бы его доля в вещании, его способность конкурировать за крупный пакет не была бы так ощутима.

С. Горшков: А по поводу монополизма у меня есть опыт, поскольку я с этим сталкиваюсь. Регулярно из Алма-Аты мой сайт недоступен, как и ряд оппозиционных сайтов Казахстана. Потому что там есть один провайдер государственный - "Казахтелеком" называется, и поэтому для жителей Казахстана те сайты, где размещена информация, которая негативно описывает ситуацию, недоступны. То есть, недоступны с помощью хитрых технических средств, с помощью прокси. Как правило, это массово, но нужно каждому объяснять, ведь пишут письма: "Я не могу Вас посещать, что мне делать?" Ему даешь ссылки, где посмотреть.

О. Бычкова: То есть сидит какой-нибудь дяденька с погонами, который конкретный список сайтов прикрывает. Но все же не прикроешь?

А. Носик: Есть национальный кабель, тянущийся наружу. Он может быть один, их может быть десять. Все равно по пальцам рук их можно пересчитать - те кабели, которые соединяют Россию с заграницей. Вот на всех этих кабелях поставить фильтры, и в этих фильтрах прописать, что CNN нельзя, BBC нельзя, сайт Белого дома нельзя. Это банальная задача. Такие же фильтры родители устанавливают, чтобы их дети порнуху не смотрели. Автоматически обновляемые фильтры против порнухи включают в себя несколько тысяч стоп-слов и несколько десятков тысяч адресов серверов, про которые известно, что они порнуха.

Такой же фильтр можно поставить политический. Это вопрос политической воли, которая у Нурсултана Назарбаева, как мы слышали, есть, а у Владимира Путина ее на данный момент, слава Богу, нет. Так и живем, но понимаем, что мы так живем не потому, что это трудно, а потому что нет такого решения. На сегодняшний день у нас нет твердого понимания, несмотря на закрытие "Общей газеты" и "Новых известий", есть ли политическое решение перейти от телевидения дальше к газетам. У нас нет понимания, есть ли решение вмешиваться в бизнес FM-радиостанций с целью определения политического контента. Мы не видим признаков четких того, что они озаботились. Когда они озаботятся, это вопрос пяти минут.

С. Горшков: Специфики интернета нет, есть просто специфика государственной воли. Что делать и что не делать? Поэтому если сейчас в стране есть свобода слова, то если будет принято решение, что свободы слова в стране нет, ее не будет. Не важно, Интернет это, телевидение, газеты. Просто не будет. А сейчас она - какая никакая, но есть.

На самом деле, я не вижу разночтений по сравнению с ельцинскими временами. По-моему, как было раньше, так и... сейчас, допустим, решается в рамках законодательных разборок, а тогда просто стреляли друг в друга. Бандиты с пистолетами - тоже достаточно эффективно.

О. Бычкова: То есть получается, что свобода слова в Интернете, на самом деле, достаточно иллюзорна.

С. Корзун: В общем, не порадовали нас наши гости. Было какое-то предощущение, что если свободы нигде не будет, то хоть в Интернете она останется. Так нет, нате, получили по полной программе! Но я вынужден согласиться: свобода вообще, в принципе, - или она есть или ее нет. Я-то вообще считаю, что она в одной конкретно взятой человеческой голове находится, эта свобода. Так что Интернет - никакой не спасательный круг в этом смысле, а, в общем-то, вполне современное средство или доставки или средство массовой информации.

О. Бычкова: Что я поняла из сегодняшнего разговора - не надо преувеличивать его возможности.

А. Носик: Возможности Интернета - это возможности телефонной связи. Поэтому, если Вы вспомните советскую власть, то когда у Вас не было возможности читать западные газеты, КГБ также занимался Вашей возможностью разговаривать с людьми за рубежом, Вашей возможностью ездить за рубеж, слушать радио и говорить по телефону. Это очень важно. Когда есть воля сказать, что свободы слова нет, это должен быть контроль за мыслью, контроль за распространением анекдотов, книг, литературы. И все это мы видим! Все это не утопия и не абстракция.

О. Бычкова: Я хочу завершить напоминанием, как прошло наше голосование о том, что можно в Интернете. Тем не менее, пока подавляющее большинство людей считает, что можно "все без исключения", на второй позиции - "все, кроме педофилии", на третьей позиции, в очень небольшом числе - "все, кроме политических провокаций" и никто не согласился с ответом - "все, что позволят спецслужбы". Я благодарю участников этого разговора. Спасибо всем!

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Антон Носик и Сергей Горшков (2)
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал