Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
22.06.2018 
Главная страница > X-Архив > Армен Оганесян и Александр Бовин
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Армен Оганесян и Александр Бовин


17 декабря 2003 года
С кем дружить? Приоритеты внешней политики России

Часть 1
Часть 2

Армен Оганесян
Армен Оганесян
X-Справка
Александр Бовин
Александр Бовин
X-Справка
Аркадий Дубнов (X)
Аркадий Дубнов (X)
X-Справка

С. Корзун: Всем привет, начинаем очередное заседание клуба "Полит-Х". Сегодня наша тема - "Внешняя политика". Наши гости: политобозреватель, заслуженный, народный, я бы сказал, деятель всех времен и народов - Александр Бовин.

А. Бовин: Бывший деятель...

С. Корзун: Ну как бывший... Политобозреватель - философия взгляда на жизнь: обозревать, чтобы меньше участвовать... Добрый день, очень приятно вас видеть. Также у нас в гостях член Совета внешней оборонной политики - Армен Оганесян. Добрый день, Армен. Мистер Икс, известных журналист, пишущий в основном на международные темы, имя которого мы раскроем чуть позже. Мистер Икс, слышите ли вы нас?

Мистер Х: Да, слышу.

С. Корзун: И мы вас слышим. Тема внешней политики в нынешней предвыборной кампании практически не присутствовало. Это будет одной из тем, по крайней мере, я попрошу высказаться наших гостей по этому поводу: почему приоритеты внешней политики не были приоритетами в этой предвыборной кампании. Но начну я с другого: с формулы о том, что в Англии нет постоянных друзей и постоянных врагов, но есть постоянные интересы. Эту формулу приписывают многим английским деятелям, в том числе и Дизраэли Бенджамину и Уинстону Черчиллю. Есть ли подобная формула для российской политики, и приемлема ли эта формула для нее, если Англию заменить на Россию, Александр Евгеньевич?

А. Бовин: Она появится тогда когда будет устойчивая постоянная власть, когда Россией будет руководить группа людей, которые придерживаются одного взгляда на жизнь, и у них есть постоянные приоритеты. Пока этого нет. Соответственно, будут меняться интересы. То бы будем бросаться в Косово, то вдруг уезжать оттуда, если мы будем двигаться то в одну сторону, то в другую... И все это будет, пока не будет приоритетов... Нужны постоянные интересы. Бомбу надо новую сделать? Вроде нужно, а вроде и нет...

С. Корзун: А вы что думаете по этому поводу, Армен?

А. Оганесян: Когда будет в нашей стране четкое осознание этих самых национальных интересов, тогда и будет внятная внешняя политика, будет понятно что стоит защищать. Теория верная, это нечто органическое, это орган, например, легкое. России в течение веков нужны были выходы к морям. Сейчас это заменяется другими приоритетами: обеспечение магистральными транспортными потоками для энергоресурсов, например. Это остается, так как любое государство может меняться, и это будет всегда определять внешнюю политику. Да, приоритеты не собраны воедино, они не провозглашены и не осознаны как национальные интересы, т.е. в реальности они есть...

С. Корзун: Но нужно ли это делать сейчас? Именно формулировать их? Или не нужно, и Россия обойдется пока без четкой концепции внешней политики?

А. Оганесян: Нет, она никак не обойдется без внешней концепции, иначе граждане России от этого только проиграют...

С. Корзун: Значит, наше сегодняшнее заседание будет посвящено именно выработке концепции внешней политики России. Александру Евгеньевичу эта миссия, по-моему, не очень понравилась... Нет, не взялись бы за это дело?

А. Бовин: Нет, не взялся бы.

С. Корзун: Я пока скажу, что продолжается голосование на сайте, пожалуйста, заходите голосуйте. Наш вопрос мы сформировали так: нашими друзьями должны быть: все соседние страны; все славянские государства; все страны с сильной православной церковью; США; страны ЕС; Китай; только демократические государства и открытый ответ. Лидируют страны ЕС, чуть поодаль соседние страны, славянские государства, США, Китай. Меньше всего ответов - "страны с сильной православной церковью" и "только демократические государства".

Потому что на самом деле в определении друзей входит: должны ли мы дружить с соседними странами, с теми, кто нас естественно окружает?

А. Бовин: Нет, на мой взгляд, нет. Мне кажется, мы должны дружить с теми, кто хочет дружить с нами. А кто хочет дружить с нами? Допустим, если наш сосед Туркмен-Баши не хочет дружить с нами, устраивает у себя черти что, почему мы должны с ним дружить?

С. Корзун: Хорошо, мы должны как Буш в отношении Ирака предпринять силовую акцию?

А. Бовин: Да нет, у нас силенок пока не хватает, хотя, может быть, и не мешало бы в критической ситуации это сделать, но все понимают, что мы не можем. Насчет Америки все понимают, что они могут, - это большая разница. Так что в квантах всеобщности мы не должны мыслить. Мы не должны со всеми дружить, мы должны дружить с теми, кто хочет с нами дружить. Имеешь друзей - будь другом, и наоборот.

С. Корзун: Кстати, есть такой ответ: "Все, с кем дружить выгодно или необходимо" - это прислали среди свободных ответов наши зрители. Армен, ваше мнение по поводу наших соседей.

А. Оганесян: Я думаю, что установка на добрососедство должна быть как преамбула. Но, действительно, не стоит протягивать руку, которую никто не хочет пожать. Кстати, не только к соседям это имеет отношение, хотя здесь я все понимаю: все, что касается соседей, - действительно проблема. Но здесь бы я обозначил еще одну проблему: о наших отношениях с Белоруссией. К тому же, мы иногда допускаем большие просчеты, ассоциируя Белоруссию исключительно с лидером. И когда народ протягивает нам руку, бить по этой руке и отвергать ее только потому, что нам нравится его лидер определенной части нашего общества, - вот это, с точки зрения национальных интересов, абсолютно неприемлемо. Поэтому здесь установка на добрососедство просто необходима.

А. Бовин: Что значит, народ протягивает руку, а лидер протягивает ногу... Правительство имеет дело с народом, а не с лидером, нужно реагировать и на руку и на ногу.

А. Оганесян: У Лукашенко все части тела весьма символичны, я бы не стал так однозначно говорить...

А. Бовин: здесь есть некие сложности...

А. Оганесян: Нет, я понимаю, что сложности есть, я говорю о неуклюжести некоторых наших шагов, только о конкретной дипломатии.

А. Бовин: Лукашенко отдельно, а Путин - отдельно.

А. Оганесян: По опросам общественного мнения действительно подавляющее большинство белорусов - за добрососедство за союз с Россией. А это уже вопрос конкретной дипломатии. Здесь Александр Евгеньевич абсолютно прав: нужно в отношениях с лидером Белоруссии минимизировать негативные эффекты от этого.

С. Корзун: Мистер Х, можно доформулировать заданный вопрос?

Мистер Х: Да конечно, если мы говорим о том, кто должен быть нашими друзьями, тогда все остальные должны быть, что - врагами? Есть некая недосказанность. И я согласен здесь с господином Оганесяном, когда он говорит, что надо разделять, например, в отношении Белоруссии или о Туркмен-Баши, которого упомянул господин Бовин. Только Туркмен-Баши - это еще не вся Туркмения, хоть он и претендует на отцовство в этой стране... Кроме того, еще задам вопрос: разве только в Белоруссии, если мы проведем опрос, подавляющее большинство выступит за добрососедские отношения с Россией? Надо говорит о странах, а не о временных лидерах, ведь так?

А. Оганесян: Да, это правильное замечание. Если речь идет о Белоруссии, там речь идет скорее о более тесной интеграции, а не о добрососедских отношениях, но я согласен с этой ремаркой.

А. Бовин: Реальная политика имеет дело не с абстрактными странами, а с реальным политиком, который там находится.

А. Оганесян: Но он должен считаться со своим народом...

А. Бовин: А если он не считается? При написании, скажем, статьи в газете или в журнале тебе важен народ, а не лидер, пускай народ думает, но если едешь разговаривать, ты будешь разговаривать не с народом, а с министром. В этом есть трудность.

А. Оганесян: Нельзя сказать, что Лукашенко стопроцентно не считается с народом. Иначе бы он не пошел на этот процесс. Но вы правы, с точки зрения российских интересов, некоторые позиции Лукашенко трудноприемлемы.

А. Бовин: Это связано и с газом, и с деньгами...

А. Оганесян: Неловкость состоит в том, что если национальный интерес обозначен и нам выгоден этот союз, а это, как вы понимаете, очень важные для нас транспортные артерии, не только проблема энергоносителей, это и проблема Калининграда... Ладно, забудем о Калининграде.. Это все ушло.

Я думаю, что это вопрос как раз конкретной внешней политике. В том, что для нас действительно представляет реальный интерес. Но в то же время соглашаться и кивать господину Лукашенко - это, конечно, не правильно.

С. Корзун: В преломлении к Грузии, что вы можете сказать? Тоже достаточно сложный вопрос, мы ведь никогда сильно не дружили с господином Шеварднадзе.

А. Бовин: Преломить... В преломлении к Грузии - преломить.

С. Корзун: Что вы имеет в виду? Мы ведь и так уже с Аджарией стали дружить отдельно, установлены даже специальные визовые режимы...

А. Бовин: Вот здесь обозначается как раз проблема приоритетов. Что нам важнее: получить сегодня хорошие отношения с Аджарией, Абхазией, Южной Осетией, Приднестровьем или все-таки смотреть чуть подальше и считать, что нам нужна целостная Грузия? Вот это сложный вопрос.

А что будет с Чечней? Ну хорошо, Аджария просится к нам. Почему не взять Аджарию, тогда, пардон, мы упустим Чечню? Но ты не хочешь увязать вот эту проблему теории и политики? Теоретически понятно: если хотят к тебе - ладно, возьми, если хотят от тебя - ладно, отпусти. Это будет один критерий. Ведь действительно: те, кто к нам хочет, от нас никогда не отойдут. И вот здесь, выдвигая принцип целостности на первый план, мы делаем это для себя или для Грузии?

С. Корзун: Но тут получается политика двойных стандартов...

А. Бовин: Я о ней и говорю, это политика двойных стандартов.

А. Оганесян: О Грузии очень тяжело говорить. Потому что все-таки столько эти два народа общались...

А. Бовин: Народы какие: армянский, грузинский или белорусский?

А. Оганесян: Нет, вы по моей фамилии не судите, я гражданин России, поэтому я буду говорить о России. Нет, диффузия культур была такой глубокой, что... Меня позабавило недавнее заявление президента Грузии временной, эта дама сказала: "Вы знаете, в Европе и США нам советуют дружить с Россией". Но ведь это же смешно, потому что дружить с Россией посоветовали бы еще две трети грузинского народа. Так понятно, кого она слушала бы больше... Что советуют в США и Европе? Смешно задавать такие демагогические вопросы. Это была, конечно, политическая фраза для визита в Москву, но это действительно смешно. Я думаю, что в некоторых вопросах, когда народы прошли долгий исторический путь вместе, - политики не свободны в своих решениях. Какую бы ориентацию они не навязали своей стране, она все равно будет тяготеть туда, где сохранились нити естественной интеграции. Мы это недооцениваем: у нас всегда политик решил, сказал, это у нас от СССР осталось. Мы не всегда понимаем, что внешняя политика складывается не только из кабинетных решений, почему и пробуксовывают многие решения политиков. С Грузией это будет очень болезненной процесс. Тянуть одеяло на себя США будут. Ведут они там себя довольно нагло.

Это был вообще фантастический сюжет с визитом Дональда Рамсфельда в Грузию, когда он стал настаивать на скорейшие выборы в Грузии. А параллельно в Ираке временное правительство критиковала администрацию США за то, что оно марионеточными способами не дает возможности в скорейшие сроки провести выборы в Ираке. При всей разнице ситуации не должно быть такой разницы в подходах: здесь скоро и быстро, а там - пока все не возьмешь под контроль...

С. Корзун: Я с вопросом от зрителя, подписавшегося "Яков": будет ли отменен преступный договор Бейкер-Шеварднадзе?

А. Оганесян: Это к акватории Чукотки и Берингова пролива. Ну, ситуация, вы знаете, Совет Федерации настаивает на том, что, поскольку этот договор не ратифицирован Думой, то он не вступил в действие де-юре. Де-факто мы действительно отдали огромные водные пространства с колоссальными запасами США, ну просто подарили. Ну, тогда были времена больших подарков. Я против того, чтобы, как, например, Шеварднадзе во времена перестройки уходить из Германии, да, уходить надо было, но не так, как мы это сделали. Так же и с Беринговым проливом. Конечно, надо было идти на какие-то уступки, но не так. Но, видимо, господин Шеварднадзе видел свою карьеру где-то там: либо у Берингова пролива, либо туда, ближе к Кавказу, ему видно, до водных ресурсов России дела не было, это не было его сильной головной болью.

С. Корзун: Хорошо, вернемся к нашим соседям, и к тому, с кем России стоить дружить. Мистер Икс, у вас есть, что сказать по соседскому окружению?

Мистер Х: Конечно, во-первых, если говорить о политике двойных стандартов, это сейчас самое модное определение, когда мы говорим о политике мощных держав. Скажите, какая держава не исповедует криницы двойных стандартов? Я не в том плане, что я защищаю политику России, я просто не вижу ни одной больше страны, которую нельзя было бы упрекнуть в политики двойных стандартов. Циничен мир, цинична и политика. А что касается Грузии, эти двойные стандарты, которые применяет Россия к ней, они настолько очевидно, что я всегда удивляюсь, как большая страна может рассчитывать на лояльность маленькой. Когда демонстративно показывают, что в Москве могут манипулировать будущим государственным единым статусом, приглашая к себе лидера Аджарии? Вот здесь есть политика двойного стандарта. Но здесь есть еще какая-то нравственная нечистоплотность. Вот как господин Бовин, опытный дипломат и политолог, может это оценить? Есть ли здесь начало нравственное, есть ли наша моральная нечистота?

А. Бовин: Есть, конечно, по-моему, хотя политику очень трудно сопрягать с моралью, т.е. нужно стремиться это делать, понимая, что сделать это практически невозможно. Этот зазор иногда может быть больше, иногда меньше. Но у нас он стал слишком большим, как это было с той же Грузией, на которую мы собрались нападать несколько месяцев назад и сейчас то же самое происходит... Перебор у нас все-таки, хотя с другой стороны, своя рубашка ближе к телу. Это тоже выдающийся принцип. Не Израиль его, правда, сформулировал, но он существует.

С. Корзун: Хорошо, тогда давайте попробуем ответить на другой вопрос: многие проголосовали за то, что нашими друзьями должны быть все славянские народы. Эта идея панславизма, насколько она плодотворна в сегодняшней политике России?

А. Бовин: По-моему, она нулевая.

С. Корзун: Абсолютно?

А. Бовин: Ну, слова "абсолютно" не бывает в политике. Но исходить из идеи панславизма... Это немножко романтично, может быть, но совершенно нелепо и не нужно. Ну что - нас любят поляки или сербы? Македонцы? Чехи?

С. Корзун: Сербы, говорят, что любят.

А. Бовин: Да, говорят, ну хорошо, чехи... Панславизм - это когда великое большое славянское государство руководит другими хорошими славянскими государствами. Вот это при царской России, когда Польша была частью этой России - тогда, пожалуйста, эта идея работала, да и то, все это было, конечно, в кавычках, а сейчас от этого ничего не осталось. И когда нас упрекали в том, что мы забываем про это в связи с событиями в Югославии, это все позапрошлый век...

С. Корзун: А вы как думаете?

А. Оганесян: Вы знаете, народы они ведь, как у Ильина есть меткое замечание, народы творят не политику, народы творят культуру, и в этом плане, если мы весь мировой процесс будем рассматривать только с точки зрения внешней политики, то это, наверное, не совсем правильно. В плане культуры эти связи были, есть и будут. И в этом плане я не буду называть это панславизмом, потому что панславизм это как раз политическая доктрина, - в этом плане тяготение славянского мира друг к другу особенно к сербам, болгарам, даже грекам, оно будет всегда, даже к Грузии по той же причине.

И в смысле политики я здесь совершенно с Александром Евгеньевичем согласен: любовь познается в делах. Где же эти дела любви? Их что-то не видно. Сейчас Польша переживает тяжелые проблемы. Она вступила в открытый конфликт со старыми игроками Европы, с Германией, считает себя обиженной исторически и на этом основании имеет свой счет к Европе.

И отказалась согласиться на новую конституцию, - ведь это открытый вызов! И сейчас Польша еще рассуждает: "а может нам еще и Россию позвать, пусть она тоже покритикует, нас поддержит - это все, конечно, не на уровне высокой политики, но на уровне бытового сознания я с этим сталкивался, потому что мне приходится часто общаться с представителями славянских государств. И все равно, как только они хотят получить какую-то уступку со стороны старых врагов - Европы и США - и чувствуют, что можно задействовать России как ресурс, они это делают. Ничтоже сумнящеся. А вот когда России, что-нибудь нужно, здесь сразу возникают большие сложности. Поэтому вопрос простой, не в плане исторического процесса, а в плане современной внешний политики, боюсь, рассчитывать нам на панславизм как на работающую доктрину не стоит. На что можно рассчитывать? Есть вы знаете рассуждение у Солженицына, можно было бы рассчитывать на наиболее близкое единение народов со странами, которые являются нашими непосредственными соседями: Белоруссия и Украина, но это очень усложняется внутренней ситуацией на Украине. То есть здесь пока я тоже не вижу реальной предпосылки для объединения трех стран. Чтобы можно было сказать, что мы на пороге такого единения.

С. Корзун: О странах изгоев.

Мистер Х: Можно подать голос? Я думаю, что сама идея имплементации, говоря красиво, идеи панславизма уже похоронена Кремлем, который заявил о стремлении России вступить в организацию Исламской конференции, ну о чем сейчас уже можно говорить? Кроме того, господин Бовин, не кажется ли вам идея панславизма не перспективной и служащей даже линии политического напряжения в такой мультиконфессиональной стране как Россия, которая с идеей панславизма никак не сопрягается.

А. Бовин: Нет, я думаю здесь дело не только в Кремле и в этой Исламской конференции. Просто отыграна идея... Вот пантюркизм - сейчас более живая штука, чем панславизм. Это просто видно на всех политических. Что касается панисламизма, он сейчас сильнее, чем панславизм...

А. Оганесян: Естественно, в панславизм, в той идеальной форме, в которой он был провозглашен, он никогда не был реализован даже в 19-м веке. Ведь когда Аксаков писал известное свое письмо царю "надо размахнуться широко", ведь было написано на полях все правильно, но это означает европейскую войну, и на самом деле конкретная политика, никогда не шла стопроцентно за идеологией панславизма.

Но ту роль, которую Россия сыграла на Балканах, она благородна и служит тем высоким историческим образцом жертвенности в защиту. Собственно говоря, была бы уничтожена национальная идентичность таких народов как Сербия, Болгары, Османская империя представляла из себя чудовищный организм, поэтому Балканская война была и справедлива и оправдана. Нам есть чем гордиться в нашей истории. Я думаю, сейчас мы исчерпывающе ответили на вопрос.

С. Корзун: Тогда давайте перейдем к той группе стран еще раз. Еще раз хочу напомнить, что термин "страны-изгои" был придуман не в России, он вошел в обиход через американскую внешнюю политику. Но тем не менее, он стал общепринятым в современном мире. Должны ли существовать "страны-изгои" во внешней политике России?

А. Бовин: Есть два понятия: страны-изгои первоначально страны, у которых есть, например, атомное оружие, а есть еще не состоявшиеся "третьи страны", где просто ничего нет. Вот Грузия, почему она страна-изгой? Ведь не по той же причине, что Северная Корея, например. Она маленькая, она не может состояться независимо от того, чем, как они вооружены, не имея своего оружия. Вот какое понятие вы имеете в виду, когда говорите сейчас "страна-изгой"?

С. Корзун: С ядерными ракетами, то, что вы называете. То есть та страна, которая реально угрожает разрушениями. Скажем, миру или отдельным странам.

А. Бовин: Если такие страны, их надо брать потихонечку в оборону. То есть в вопросе взаимоотношений с Северной Кореей, которую вы упоминали, какую позицию должна занимать Россия? Я думаю, такую же, как США.

С. Корзун: Жесткую, да?

А. Бовин: Позицию такую: "Нет созданию ядерного оружия". Потому что проблема нераспространения - это та сфера, в которой мы действительно равны с американцами. Это реально совершенно. И наша политика должна развиваться в этом направлении, контактируя параллельно и с китайцами и с японцами и т.д. Тем более что о наших реакторах идет речь и о режиме, родственном нам. Есть традиции, и это то, что висит на наших руках и ногах. И это очень трудная вещь. Но, тем не менее, мы должны над этим подняться и рассуждать с точки зрения коренных интересов нераспространения ядерного оружия и распространения оружия массового поражения.

С. Корзун: Армен Георгиевич?

А. Оганесян: Мне кажется, Александр Евгеньевич, который был учителем международной журналистики нашего поколения, очень точно обозначил вопрос: почему эти страны изгои а другие нет, только потому, что у них нет ядерной бомбы? То есть таят в себе угрозу и конкретно в адрес США? Здесь одно с другим не стыкуется, потому что борьба с ними идет под лозунгом либеральной империи. Либеральная империя - не России, а США, которые в таком случае могут назвать среди стран-изгоев стран 5060. Туркмения, например. Тогда можно посчитать по карте десятками страны, где не соблюдается эталонно демократические нормы. Поэтому сам подход несостоятелен, ни с какой точки зрения, кроме пропагандистской. Опасность этого подхода, с другой стороны, заключается в том, что США вышли на стадию универсализма по отношению к миру. Это удивительный парадокс, базовая концепция американской культуры была индивидуализм: "self-made man", "self-made country". И, казалось бы, вовне они должны были экспортировать не эталонность (это ведь почти китайский лозунг: "каждый - индивидуальность" - вот свобода, выбирайте по себе, развивайтесь, как хотите). Смешно экспортировать демократию в Косово, в Афганистан и в Ирак как эталон, ожидая, что и там будет то же самое. Да не будет! Не было, нет и не будет! Как демагогические клише этот лозунг работает, но принимать эту доктрину как рабочую нельзя. Вообще, человек думающий понимает, что это пропаганда и служит для выполнения своего очень прагматичного политического проекта.

С. Корзун: Как должна поступать Россия в отношении к КНДР?

А. Оганесян: Она должна делать все, чтобы не разразилась война, чтобы не разразилась война.

С. Корзун: Если это ухудшит наши межгосударственные, межправительственные отношения пойти и на этот шаг?

А. Оганесян: А зачем идти на разрыв? Идет нормальный процесс переговорный, все пытаются смягчить этот стадию конфликта, чтобы она не переросла в горячую фазу. Дружба с Кореей? Мы цивилизованно, ну никак не совпадем.... Нет, талантливый народ. В божественном узоре, любой народ представляет интерес, но такой уж близости я, например, не испытываю, мне, пожалуй, любой средний американец гораздо ближе и внятней, чем северный кореец. Но вопрос не в этом, а в том, хотим ли мы иметь у себя под боком еще одну пороховую бочку, или нет неразорвавшуюся.

С. Корзун: Так значит, поезд специальный должен периодически приезжать и уезжать?

А. Оганесян: Да хоть приезжать, хоть уезжать, хоть вдоль, хоть поперек.

А. Бовин: Мы должны чуть более жестко подходить к нашему бывшему союзнику и чуть более серьезно подходить к глобальному вопросу нераспространения оружия массового уничтожения и все-таки к минимизации диктаторских режимов, что напрямую относится к Северной Корее. Я не знаю, можно ли сравнить их с Саддамом Хусейном, думаю, что Северная Корея может дать им несколько скачков вперед по части жесткости своего режима. Мы должны это учитывать, мы не должны делать вид, что этого нет. А мы иногда чуть кокетливо это делаем.

Мистер Х: Мне кажется, вы имеете в виду угрозу Северной Кореи не как страны, угрожающей миру, а как нарушающей и подрывающей режим нераспространения. ... В конце концов, сегодня все страны-изгои пользуются корейскими ракетными технологиями. И вот это - наиболее опасный аспект в отношении с Северной Кореей.

А. Оганесян: Это правильно. Но Корея, и это надо учитывать, предлагала заключить договор, ведущий (по оценке наших ученых) к очень быстрому старению всех их инициатив в обмен на гарантии их собственной безопасности, но на это никто не пошел.

И поэтому, я согласен с господином Бовиным, как-то сдерживать режим, приближающийся или тоталитарный, - в этом Россия тоже должна участвовать понемногу. И второй наш союзник тоже нуждается в том, чтобы пролить ему немного холодной воды на голову, потому что показывать пальцем на карту мира с планами интервенции - это прямой путь ввергнуть мир в состоянии Европы до заключения выборгских соглашений, где любая интервенция была оправдана по причине религиозных войн и несоответствий. Это лозунги абсолютно негуманной доктрины.

Мы прошли через кровь, войны пожары, чтобы выработать этот консенсус, сейчас США говорят: нет национальных суверенитетов. Вот хочу навести порядок и все! Но ведь это даже не экспорт демократии, экспорт - это свободное движение товара, это какая-то контрабанда демократии, потому что там этот товар не хотят.

С. Корзун: В заключение - вопрос. Если бы вы определяли приоритеты внешней политики России, в какие страны бы вы нанесли первые 3-5 визитов.

А. Оганесян: Если бы они что-то решили...

С. Корзун: Потому что сейчас многие политологи смотрят на работу новых кабинетов министров и министров иностранных дел... Новый президент, куда направлены его действия? Итак, первые 3-5 стран.

А. Оганесян: Украина (Киев), Стамбул, Вашингтон, тем не менее, это не приоритеты, просто иногда, где горячо, туда и надо ехать. Не надо ставить знак равенства. Сегодня, я считаю, важно полететь в Киев, Вашингтон, Бонн, Пекин и в Тбилиси...

С. Корзун: Спасибо вам огромное.

А. Оганесян: А куда бы Бовин полетел?

А. Бовин: Я бы полетел действительно в Киев (я ужасно люблю вареники).

А. Оганесян: Все, летим вместе.

А. Бовин: Потом в Вашингтон, в Пекин, а потом, пожалуй, я предпочел бы поесть рыбку - в Токио, в Хинкали и в Тбилиси. Компас у меня гастрономический.

А. Оганесян: Пожалуй, я пересмотрю свой список J.

С. Корзун: Всего доброго, спасибо за участие в этой дискуссии. Будем ждать новых встреч. Встретимся после короткого перерыва.

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Армен Оганесян и Александр Бовин
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал