Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
14.11.2018 
Главная страница > X-Архив > Роман Попков и Олег Бондаренко
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Роман Попков и Олег Бондаренко


9 января 2004 года
Молодежная политика. Кому нужна сегодня молодежь?

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Роман Попков
Роман Попков
X-Справка
Олег Бондаренко
Олег Бондаренко
X-Справка
Сергей Шаргунов (X)
Сергей Шаргунов (X)
X-Справка

С. Корзун: Всем привет. Начинаем очередную дискуссию в нашем Интернет-телевизионном клубе "Полит Х". Сегодняшняя наша тема была названа и выбрана Вами: это "Молодежная политика. Кому нужна сегодня молодежь?" Мы постарались собрать в студии не только людей, которые охотно размышляют о молодежи и ее проблемах, но и тех, кто непосредственно участвует в этих движениях. Дискуссию нашу начинают: Роман Попков, руководитель Московского отделения НДП, и Олег Бондаренко, руководитель молодежных проектов при КПРФ, также известный как Олег Головин в литературных и окололитературных кругах.

Роман, давайте с Вас начнем. Все наслышаны о последней акции, которую Вы осуществляли сотоварищи против Бориса Грызлова, за что и получили 15 суток. Заслуженно или не заслуженно?

Р. Попков: Если учесть, что Россия сегодня - это агрессивное антимолодежное государство, то это один из приемов. 15 суток - это ерунда, Сергей Соловей получил 15 лет. Так что я почти не пострадал.

С. Корзун: Чем занимались там 15 суток? Общественно-полезной работой? Кроме "Операции Ы" уже и не помню, чем там занимаются.

Р. Попков: Слава богу, какие ростки либерализма пробились в нашем обществе: работать водят далеко не всех, по желанию, на усмотрение самого заключенного. Я отказался чистить снег возле генеральских джипов и занимался самообразованием. Там есть какая-никакая библиотека - 15 дней пролетели довольно быстро.

С. Корзун: Олег, осуждаете или поддерживаете?

О. Бондаренко: Безусловно, поддерживаем. Потому что на сегодняшний день в условиях, когда "Единая Россия" получила не только какое у нее было раньше, относительное большинство, когда фактически теперь на ней лежит вся ответственность, когда Путин фактически конвертировал свой рейтинг в рейтинг "Единой России" (о чем, я думаю, он еще пожалеет), любая альтернативная акция, направленная против "Единой России", безусловно, это плюс. И это будет говорить о том, что у нас хоть какая-то, управляемая или не управляемая, но демократия все-таки есть. Вот когда у нас уже будут на 15 лет сажать за акции против "Единой России", тогда Глеб Павловский сам может себя повесить за тот язык, которым он говорил о том, как нам нужна управляемая диктатура.

С. Корзун: У нас есть еще две персоны Х, которых Вы пока не видите, но увидите обязательно: они будут появляться по ходу нашей дискуссии. Они могут вступать в любой момент со своими замечаниями и репликами по ходу этой беседы.

А пока я хотел бы обратиться к терминологии: кого мы собственно называем молодежью? В основополагающих документах я встречал, что молодые люди - это люди по возрасту до 30 лет, или молодые семьи - это семьи, где хотя бы одному из супругов не исполнилось 30 лет. Согласны Вы с этим утверждением или нет? Как Вы определяете молодежь?

О. Бондаренко: В советское время, при всех его плюсах, понятие "молодежь" было немного "затоптано" и до сих пор осталось - могу здесь покритиковать свою же партию, в которой я работаю, - КПРФ. Когда Геннадий Андреевич Зюганов говорит о том, что у нас есть молодой Иван Иванович Мельников, который еще чуть-чуть не преодолел 50-летний барьер, слезы на глазах наворачиваются сами собой.

С. Корзун: У нас молодыми писателями называли тех, кто начинал активно публиковаться после 50 лет.

О. Бондаренко: Поэтому в советское время этот момент утратил некую актуальность, когда молодыми называли 20-30-летних. Безусловно, молодой - это даже не тот, кому еще не 30 лет, может быть 25...

С. Корзун: Вам сколько?

О. Бондаренко: Мне 22 года. Но в то же время можно оставаться молодым. Как, кстати, Эдуард Лимонов - лидер национал-большевиков: Эдуарду Вениаминовичу, если мне память не изменяет, 60 лет. Безусловно, это человек - молодой в душе. Или Василий Шандыбин, например, - это молодой парень, которому ничего не стоит ударить какого-нибудь Брынцалова... заслуженно. На такое способен только максималист. А кто такой максималист? Это только молодой человек.

С. Корзун: Молодежь - максимализм - агрессия. Такая линеечка у нас рисуется.

О. Бондаренко: Но здоровая агрессия все-таки. Понятно, что государство должно предлагать молодежи пути самореализации. Почему у нас в последнее время такое огромное количество расплодилось фанатских движений и различных других - от музыкальных до каких-то еще? Молодежь нуждается в самореализации. Государство их "кинуло", с 91-го года просто грубо "кинуло", и молодежь оказалась предоставлена сама себе. Если Вы заметили, у нас вообще словосочетание "молодежная политика" вылетело из политического лексикона, и я не помню, кто последний раз и когда говорил это словосочетание, скажем, на заседании правительства или в Госдуме. Кстати, в Госдуме даже нет комитета по делам молодежи. Там есть "пакетный" такой комитет по делам женщин, семьи, молодежи и еще кого-то.

Поэтому молодежь нынешнему государству не нужна, она сама по себе растет. Есть, с одной стороны, национал-большевики, с другой стороны, есть фанаты, с третьей стороны, есть левая молодежь - такая интеллектуальная молодежь больших городов, которую мы сейчас стараемся сконцентрировать, грубо говоря, под красными знаменами. Может, это люди не столь радикальных убеждений, чтобы симпатизировать нацболам (хотя мы к нацболам относимся более чем дружественно), но в то же время эти люди идейно - как левые либералы. Это люди, один раз почувствовавшие, что такое свобода, и не желающие ее упускать, но в то же время видящие бедственное положение России и осознающие, что социальная справедливость необходима хоть в каком-нибудь виде.

С. Корзун: Ваша позиция понятна. Давайте вернемся к определению молодежи. Роман, согласны ли Вы с определением, что молод каждый, кто готов противостоять власти? В том числе, в достаточно экстремальных формах.

Р. Попков: Во многом я согласен, безусловно. Молод тот, кто готов противостоять антимолодежной власти, а власть у нас сегодня именно антимолодежная. Фактически сейчас молодежь для меня - это скорее не возрастное понятие, а состояние духа. Иной раз видишь уныло, сутуло бредущих людей на лекции, с остекленевшими глазами. Это не молодежь, этим людям далеко не то, что до студентов Сорбонны 68-го года, им далеко даже до тех студентов, которым были не безразличны события августа 91-го года в Москве. В то же время Лимонов, который в свои 60 лет действительно генерал мальчишек, - он куда моложе, чем они. Шандыбин - не знаю. Это уровень пассионарности.

С. Корзун: Смотрите, как леваки конца 60-70 годов в Европе, как они вливаются в политическую систему? Йошка Фишер тот же самый - классический пример, левее не придумаешь. То есть с возрастом это все-таки проходит? Или с интеграцией в систему это проходит? Когда Вы были бы готовы интегрироваться в систему? И готовы ли вообще? Или Че Гевара на всю жизнь?

Р. Попков: Лично я? Кому-то в системе кажется очень хорошо и уютно: там пахнет салонами дорогих лимузинов, хорошим сигаретами и коньяком. Может быть, внутри системы этого и нет, но пахнет этим отчетливо. Многие люди пытаются сойти с этой изнурительной, как им кажется, дистанции. И я думаю, это говорит об их духовной незрелости. Национал-большевик - это человек длинной воли. Безусловно, мы будем - и я лично, и партия в целом - бороться до победы, и Лимонов для нас - некоторый духовный ориентир. Молодежь сегодня самый угнетенный класс в России, и кому, как не нам, защищать его права.

Персона Х: Если позволите, это Сергей Шаргунов.

С. Корзун: Ну вот, уже и выдал себя. Одну персону раскрыли.

Персона Х: Я бы хотел заметить, что существование таких радикальных проявлений, как закидывание яйцами, томатами и прочими причиндалами разных должностных лиц, скорей свидетельствует об определенном развитии России. Всегда отрадно прочитать, что очередного чиновника пометили кетчупом. Значит, есть гражданское общество, значит, существует молодежь, которая не намерена согбенно мириться с навязанными правилами, она выражает свою активную гражданскую позицию. Нам известны бесконечные европейские прецеденты подобных акций. И это своего рода встраивание в Европу, при всех революционных азиатских декларациях со стороны национал-большевиков.

С. Корзун: Дорогие господа, смотрите, если вся молодежь, или хотя 80% процентов из нее, будет заниматься этими акциями, не будет учиться, учиться и учиться, как нам завещал великий дедушка Ленин, не будет работать, работать и работать, как требуют часто от нас жизненные обстоятельства, чтобы обеспечить семью, родных, близких. Тогда чем будет страна-то прирастать, на чем нация будет возрастать?

О. Бондаренко: Есть одна известная фраза, что у того человека, который до 30 лет не был "левым", нет души, а у того, кто не стал после сорока "правым", нет головы. С этой фразой можно спорить.

С. Корзун: Я тоже согласен с ней на 95%.

О. Бондаренко: Но, тем не менее, возвращаясь к молодежи 60-70-х годов в Европе. Это пошло - были хунвейбины вначале в Китае. Здесь же можно, как Йошка Фишер, который стал таким эстетствующим либералом. Точно так и "Биттлз" преобразился, ведь "Биттлз" была изначально такой - не то, что революционной, но, по крайней мере, достаточно сильно колеблющей устои того общества. Теперь мы видим Пола Маккартни с бабочкой-бутоньеркой, которого целует Путин и понимаем, что это уже далеко не тот сэр Маккартни, уже чувствуется, что человек изменился.

И в то же время, когда в России на сегодняшний день сложилась такая острая ситуация для молодежи, безусловно, она будет стремиться искать какие-то пути, искать людей, какие-то движения, которым она реально нужна. И на этом пространстве она может, к сожалению,... на сегодняшний момент мало, заметим, движений.

С. Корзун: Роман, подтвердите еще раз, Вы не собираетесь браться за работу, т.е. Вы не пойдете на завод, не станете к станку? Или не сядете за руль такси? Не сядете за компьютер, чтобы работать 12 часов в сутки и забыть обо всех этих провокационных действиях?

Р. Попков: Я перепробовал с момента окончания университета немало профессий, в том числе, я работал и по специальности.

С. Корзун: А что Вы заканчивали, кстати?

Р. Попков: Я заканчивал исторический факультет, историю права...

И мне этого вполне хватило, чтобы изучить жизнь и понять, что... Это очень распространенная точка зрения: давайте мы все будем хорошо работать, и в России все будет хорошо. Каждый будет заниматься своим делом, и все будет нормально. То есть отдельно взятый врач будет заниматься своим делом, видя миллионы больных туберкулезом, и ничего не делать, чтобы изменить эту ситуацию в целом. Милиционеры будут заниматься своим делом, прекрасно зная, что те бандиты, которых он сажает в тюрьму, выходят на свободу через неделю. Рабочий ходит на завод и стоит доблестно у станка, хотя в год закрывается по три цеха на заводе. Это не выход.

Я не хочу сказать, что все население России должно надеть черные береты и футболки с Чегеварой и пойти на баррикады. Но, тем не менее, необходима здоровая часть общества, которая будет бороться с ненормальным положением вещей. А то, что сегодня в России ненормальное положение вещей, - это вполне естественно. Наша работа - это революция, мы работаем на революцию. Поверьте мне, это труд довольно тяжелый. И именно тогда, когда мы победим, когда установится по-настоящему справедливый строй, тогда, может быть, действительно мы снимем свои пропахшие порохом и кровью камуфляжи и вернемся к мирному труду. Правда, у Чегевары это не получилось, он поехал в Боливию, в конце концов. Но это все-таки уникальный человек был.

С. Корзун: Может, поэтому и остался в легенде. Если бы оставался министром финансов...

Р. Попков: Ему скучно было строить коммунизм по бумажкам. Кстати, в отличие от Йошки Фишера, ведь лет через 15 только очень узкие специалисты в новейшей германской истории будут помнить, кто такой Йошка Фишер, Че Гевара будет жить вечно в сердцах молодежи. Также как вечно будет жить в сердцах определенной части молодежи Ульрика Майнхоф, которая не пошла избираться в бундестаг, а взяла автомат, детонатор и пошла делать то, что она делала. Или другие деятели РАФ и красных бригад. Эти люди останутся в памяти у молодежи.

С. Корзун: Хорошо, Роман, а действенность? Ну, "сделали" Вы несчастного бывшего министра внутренних дел...

Р. Попков: Он тогда еще бывшим не был...

С. Корзун: ...еще действующего министра внутренних дел. Не хочу никого призывать, но в истории есть примеры, когда не яйцами забрасывали. И это давало большие революционные процессы, это давало реакцию. Что дает, кстати, - это вопрос любопытный, его можно обсудить. Но чего ради, что изменилось от этого? Или капля камень точит?

Р. Попков: Показать людям, что эти персоны - не боги, что они досягаемы. Ведь почему у нас такая огромная социальная апатия в обществе, люди смотрят телевизор с осознанием собственного бессилия и ничтожности? Многие прекрасно понимают, что власть уродлива, власть не нормальна, что воруются деньги, что нация вымирает. Но они видят, что сделать ничего нельзя. Для них осознание власти как какого-то высокого Олимпа - до них не добраться, все равно ничего не изменить. А очень легко изменить: к ним нужно подойти, и пускай в такой форме, но дать им понять, что они досягаемы, что возмездие существует.

С. Корзун: Бюллетеня избирательного недостаточно с вычеркнутой фамилией?

О. Бондаренко: Молодежь у нас на выборы не ходит, к сожалению. Растормошить ее очень тяжело. Но могу привести данные Центра политических технологий Игоря Бунина по результатам exit polls от 7 декабря. Получены достаточно интересные результаты. Опрашивали молодых людей, за кого они голосовали. И сенсацией своего рода является то, что лидером среди молодежи явилось КПРФ. Среди молодежи, которая дошла до избирательных участков, проголосовало большинство. Не за СПС, не за "Яблоко" - именно за КПРФ. И таким образом, будущее России проголосовало за "левых".

С. Корзун: Говорят, у КПРФ очень дисциплинированный электорат.

О. Бондаренко: На самом деле, нет. Эти выборы показали, насколько радикально изменилась структура электората компартии. Электорат, во-первых, резко помолодел, потому что пожилые люди, кроме того, что мы знаем, что сейчас идет процесс вымирания по миллиону в год, - "Единая Россия", "Народная партия", блок "Родина" работали исключительно на возрастном электорате, на людях старшего и пенсионного возраста. Во-вторых, электорат компартии переехал из села в город. Понятие "красного пояса" исчезло. Теперь у нас остались какие-то "красные" города, типа Ульяновска.

Кроме того, мы увидели, насколько много проголосовало за блок "Родина", молодых в том числе, по данным Центра политических технологий...

С. Корзун: Я как раз хотел сказать, что я вижу огонь в Ваших глазах, но это не сегодняшняя тема, может быть, мы к ней вернемся.

О. Бондаренко: Я хотел только сказать, что и интеллектуальная молодежь, и молодежь пролетарская, рабочая, безусловно, для этой молодежи могут существовать только одни движения - это движения "левого" спектра.

С. Корзун: Я просто вижу по Вашим глазам такое возбуждение радостное, можно подумать, что за четыре года компартия приобрела много сторонников, а не потеряла, учитывая результаты голосования.

О. Бондаренко: Я хочу сказать, что молодых сторонников она приобрела. По крайней мере, Союз коммунистической молодежи сейчас насчитывает 20 тысяч человек, хотя в 98-м году, когда он был основан, он насчитывал несколько сотен человек.

С. Корзун: Олег Бондаренко, Роман Попков начали эту дискуссию. Олег, Вас я попрошу остаться. Роман, Вы переместитесь за кадр, в соседнюю комнату. А в студию придет один из мистеров Х, сидящих в этой комнате, - это Владимир Линдерман, который пока не принимал участия в этой дискуссии.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Роман Попков и Олег Бондаренко
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал