Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
24.06.2018 
Главная страница > X-Архив > Леонид Седов и Сергей Пархоменко
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Леонид Седов и Сергей Пархоменко


8 декабря 2003 года
Итоги выборов 7 декабря

Весь эфир

Леонид Седов
Леонид Седов
X-Справка
Сергей Пархоменко
Сергей Пархоменко
X-Справка

С. Корзун: Добрый день, здравствуйте, поздравляю вас с тем, что выборы состоялись... Могли, наверное, и не состояться, поэтому можно сказать, что мы живем все-таки не в безнадежной стране, - выборы проходят здесь в срок. Это клуб "Полит-Х", в котором мы свободно, не политкорректно, но вполне корректно рассуждаем о разных проблемах. Сегодня тема вынужденная, наверное, но тема, которую хочется обсуждать - "Итоги выборов в России". Все выборы мы, конечно, не затронем, мы будем говорить в основном о партийных выборах, но, может быть, поговорим о чем-нибудь еще дополнительно. Сейчас тот удачный момент, когда (как говорят иногда, надо переспать с чем-то), так вот вы, надеюсь, переспали, ровно, как и наши гости, т.е. ночью хотя бы немного, вздремнуть удалось и поэтому на итоги выборов уже можно смотреть на расстоянии, которое измеряется несколькими часами.

Сегодня у нас в гостях ведущий научный сотрудник отдела ситуационного анализа ВЦИОМА - Леонид Александрович Седов. Кандидат исторических наук, переводчик, более 400 публикаций по истории Востока, русской истории, сравнительной культурологии и социологии. Все правильно?

Л. Седов: Уже, наверное, больше 500.

С. Корзун: Уже более 500 на данный момент? И специалист по политическому ситуационному анализу. Сейчас подойдет известный журналист Сергей Пархоменко, который работал во многих известных изданиях, главный редактор журнала "Итоги", а до этого была еще и газета "Сегодня", а до нее еще "Независимая газета", а после -"Еженедельный журнал", сейчас обозреватель радио "Эхо Москвы". Он подтянется попозже. Леонид Александрович, вы сами за кого: за красных или за белых? Или вы не за кого?

Л. Седов: Нет, я голосовал, конечно, и голосовал, выбирая с тяжелыми раздумьями, надо сказать, между "Яблоком" и СПС, склонился примерно за месяц до выборов в пользу СПС.

С. Корзун: То есть результаты выборов вас, как гражданина, как человека, который сделал свой общественный и политический выбор, разочаровали.

Л. Седов: Категорически не устроили, да, можно сказать, что разочаровали.

С. Корзун: Как политолог как вы смотрите на эту ситуацию? То, что две партии, одна - условно социал-демократическая "Яблоко", другая - условно правая, а по идее в мировой политологии она должна была бы считаться консервативной, - СПС - не прошли в Думу, это поражение демократии, либерализма, или это в какой-то степени естественный ход событий?

Л. Седов: Это поражение либерализма, либеральной идеи в России, где она никогда не пользовалась широкой поддержкой. Во всяком случае, те или иные варианты либеральных настроений имели поддержку примерно у 14-15 процентов населения, судя по данным наших опросов. И вот теперь эта часть общества представлена в парламентском, во всяком случае, поле не будет. И это, конечно, удар не только по демократии и либерализму, но и по естественному ходу российской истории.

С. Корзун: Сергей Пархоменко готов, по-моему, уже войти в студию, Сережа, заходи, пожалуйста, у нас вольная дискуссия на вольные темы.

Итак, Леонид Александрович. Вы говорили, что либеральные предпочтения - примерно 15 процентов по вашим опросам. Голосование же показало не более 8-9 процентов.

Л. Седов: Когда я сказал 15 процентов, я имел в виду те или иные варианты либеральных предпочтений. А вот сокращение этой "шагреневой кожи" либеральных умонастроений и чувствований происходило в последнее время как раз под ударами таких событий, как события ЮКОСа, как всевозможные реваншистские события вокруг Тузлы (под влиянием роста антиамериканских настроений) в связи с иракской войной и в связи с разного рода обвинениями Запада о том, что он нас мучает, заставляет вступать в ГТО на ненужных условиях, подписывать всякие идиотские протоколы, словом, рост недоверия к Западу. Соответственно, с этим наблюдается сокращение либеральных идей. Оно сократилось именно до 8-ми процентов. Ответы на вопросы, скажем, о том, нужно ли нам наращивать нашу военную мощь в противовес экспансии Запада, собирали 60 процентов сторонников и 8 процентов противников.

С. Корзун: Правильно ли я понимаю, что идея общего врага внешнего или внутреннего, как в случае с олигархами и, соответственно, с Тузлой или другими проблемами, сплачивает гораздо лучше, чем общие либеральные идеи?

Л. Седов: Да. И то же самое в отношении национализации. Например, мы спрашивали: Можно ли вернуть государству нефтяные богатства? 60 процентов "за" и 8 процентов - "против".

С. Корзун: Сергей, идея либерализма на этих выборах потерпела крах - да, нет? Подтвердите или опровергните это утверждение.

С. Пархоменко: Да, наверное, что-то случилось с идеями либерализма тоже, без этого не обошлось, но я все-таки сконцентрировался бы на воплощении идеи либерализма в разного рода политических образованиях: в партиях, людях, их взаимоотношениях и т.д. На мой взгляд, это сыграло гораздо большую роль, чем проблемы с идеями либерализма.

С. Корзун: То есть конфликт Чубайс-Явлинский гораздо важнее, чем развитие, собственно, идеи либерализма?

С. Пархоменко: Я думаю, что даже конфликт Чубайс-Явлинский чрезвычайно важен в этой истории, две партии были чрезвычайно нехороши в последнее время. В профессиональном, политическом смысле они были нехороши, и задолго до объявления результатов этих выборов, даже, пожалуй, в самом начале избирательной кампании установилось стойкое ощущение, что в любом случае, это последние выборы с СПС и "Яблоко", потому что больше подобное невозможно. Больше обсуждать перспективы замирения Явлинского с Чубайсом и отношения Гайдара к Лукину, а Иваненко к Хакамаде невозможно, в любом случае, даже если бы произошел невероятный триумф правых сил на этих выборах.

С. Корзун: То есть политическая тусовка вела себя очень активно, но реальное голосование показало, что?..

С. Пархоменко: ...что выборы - вещь технологическая. И между тем, что происходит в реальной политике и тем, что происходит на выборах, есть все-таки очень большая разница. Знаете, лучший пример на этот счет, который я знаю, заключается в том, что есть один депутат, я, конечно, не назову его имени, - он на меня очень обидится. Он вчера, четвертый раз подряд (93-й, 95-й, 99-й гг. и сейчас) выбрался в одном и том же округе далеко за Уралом, в азиатской части Российской Федерации, и на мой вопрос, заданный в студии "Эха Москвы" вчера, правда, вне эфира: "Слушайте, что вы с ними делаете, что они за вас голосуют, ведь вы при любых обстоятельствах побеждаете" (а он человек устойчивых демократических убеждений)? Он посмотрел на меня печально и сказал: "Если бы они знали, что я вам здесь несу... Они же никогда не услышат то, что я говорю в этой студии и в Думе, если бы они знали, за кого они голосуют...".

С. Корзун: Очень важный момент, похоже, что намечается, вернее, наметился он очень давно, очень серьезный разрыв между тем, как голосуют мегаполисы, в частности две столицы - Москва и Питер - по сравнению с другой страной. Мы уже говорили, что Россия за пределами Садового кольца и дальше - это две разные страны. Что с Питером, кстати, интересно, и как происходит это распределение предпочтений, потому что есть такое ощущение, что часть страны вроде бы как в Европе, а часть страны - на Евразийском континенте. И последняя тяготеет, в общем-то, к восточным моделям демократии.

Л. Седов: Безусловно, это вообще судьба России: тонкий, европеизированный, скажем так, слой интеллигенции и даже правящего общества и...

С. Пархоменко: Но ведь это же очень зависит от уровня жизни. Такого разрыва между одним слоем и основной массой ни в каких цивилизациях и культурах не наблюдается. Даже в Китае.

С. Корзун: Чем грозит нам этот раскол? Он усиливается или стабилизируется?

Л. Седов: Это во многом зависит от того, какой будет взят курс, потому что тонкий слой, который сейчас лишился своего сектора и вроде бы как представлен теперь Путиным и его партией, - это тоже такой слой, о котором Пушкин в свое время говорил, что правительство у нас единственный европеец, хотя уж какой там был европеец Николай, но Пушкин его считал все-таки европейцем, в отличие от всей остальной азиатской массы. И куда поведет этот слой, который сейчас встал у руля, от этого многое зависит.

С. Корзун: То есть, вы считаете, что либеральную идею может взять на вооружение победившая "Единая партия"?

Л. Седов: Ни в коем случае, но идею о том, что мы должны вписываться в западную цивилизацию постепенно и осторожно, делая уступки более реваншистским и реакционными силами, которые тоже теперь широко представлены, например, "Родиной", или Жириновским. Ведь эта сила, большинство русское и президент могут сыграть роль некоего модератора настроений реваншизма и с осторожностью следовать по европейской дороге.

С. Корзун: Может прав Жириновский, который неполиткорректно заявляет: "Плевать нам на все парламенты". Он ведь не первый год и не первый предвыборный цикл это говорит.

С. Пархоменко: Он все-таки так не думает. Он не может быть прав, потому что он сам так не считает. Он это говорит. Это к вопросу о том, "если бы они знали, что я здесь несу". Он играет в противоположную игру, он "несет" так, чтобы было слышно, что он "несет", а на самом деле его делает совсем другое. И он отлично это понимает. Он понимает, что сам он не что иное, как порождение парламентской культуры. Он же никогда не был министром, он никогда не руководил никаким исполнительным органом, он никогда не был государственным чиновником сколько-нибудь серьезного ранга, он - кусок Парламента. Где бы он был без него?

А что касается вопроса, чем нам грозит раскол, если вы позволите мне вмешаться в этот разговор, то слово "грозит" в данном случае, может быть, не очень точное, потому что тогда придется разбираться с тем, а кому он собственно грозит. Я думаю, что никто не сомневается в наших убеждениях и ориентациях (мы уже наговорили тут всякого). Но у меня такое впечатление, что нам не грозит, а наоборот, сулит, потому что хотелось бы все-таки обратить внимание на то, что, да, действительно, есть очень существенный слой (об этом шла речь в начале разговора), очень существенная группа российских избирателей, которая в этой новой парламентской реальности не представлена. Во-первых, явка была не безумно высока...

С. Корзун: Чуть меньше, чем на прошлых выборах.

С. Пархоменко: Около 56-ти процентов. В общем, ничего катастрофического, но, несомненно, существенная группа избирателей на выборы не пришли. Это раз. Два: есть существенная группа избирателей, которая на выборы пришла, но их голоса в дележе этого пирога не участвовали, и это большая, чем когда бы то ни было раньше группа избирателей. Прошло всего 4 партии и только 70 процентов достались этим 4 партиям, а 30 процентов достались разным прочим партиям (или "против всех", они тоже считаются). Были люди, которые вообще не участвовали в этом дележе. Кто эти люди? Мне кажется, что эти люди двух "сортов". Тех, кто не участвует в выборах, глядя на них снизу, говорит: "Это у вас там наверху, а мы люди маленькие, от нас все равно ничего не зависит, наши голоса все равно ничего не решают, да когда это к нам прислушивались, вы там решаете, а мы здесь только живем". Но есть другая группа, которая не участвует в выборах, и эта группа все более и более существенная, и между прочим, она все более и более существенная именно в Москве и в Питере, которая не участвует в выборах, глядя на них сверху. Эти люди говорят: "Охота мне была барахтаться в этой грязи. Я серьезный человек, я стою на ногах, занят своим делом, меня уважают мои собственные дети, у меня свои планы на будущее, есть серьезные жизненные ценности. Почему я должен участвовать в этом балагане, который вы там внизу устроили?"

С. Корзун: Чей это электорат - "Единой России" или правых?

С. Пархоменко: Сейчас ничей, в том то все и дело. Не существует такого политического сооружения, которое бы сказала: это наши люди. Есть некоторые, например, СПС, конечно, который очень хотел их забрать себе, говорил: "Сюда идите, эй, мы тут!". Их не заметили с этим "эй, мы тут!". И это довольно существенная причина того, что произошло вчера. Эти люди, глядящие на выборы сверху, с безразличием, а временами отвращением, - вот от них следует ожидать чего-то серьезного в достаточно близкое время, другое дело, в каких формах? Понятно, что среди этих людей достаточно много предпринимателей. Невозможно ожидать, что они, как в 91-м году с большим российским флагом пойдут по улице что-то такое скандируя. Этого, несомненно, не будет.

Они постепенно проникаются мыслью, что выбора нет и сейчас, правда, из этого не следует, что надо выходить на улицу и что-то выкрикивать, что нужно что-то такое демонстрировать, говорить кому-то какие-то грубости или раздирать на себе одежды и поднимать забрало, чтобы в это забрало тебе немедленно кто-то въехал, точнее, в то, что за забралом. У них перед глазами достаточно много примеров, более близких и впечатляющих для них, чем Ходорковский. Вблизи них все это происходит на уровне участкового милиционера, того, что может происходить с открытыми забралами. Однако из этого совершенно не следует, что они будут сидеть тихо и не будут пытаться изменить эту ситуацию в свою пользу другими методами.

С. Корзун: Так, может быть, мавр СПС сделал свое дело? Не случайно Чубайс, не самая сильная, наверное, предвыборная кампания, тем не менее, он отмечал, что за этот период были приняты некоторые основополагающие законы, в том числе, частная собственность на землю, самое мягкое налогообложение в мире. Это все, что может вынести сейчас наша страна и это все сейчас и надо использовать.

С. Пархоменко: Мавр СПС сделал дело довольно существенное, но не безумно существенное, не надо ничего преувеличивать. Конечно, пальцы можно позагибать: плоскую налоговую шкалу сделали? Сделали. Загибаем палец, другое дело, что для того, чтобы все пересчитать, одной руки хватит легко. Во всяком случае, в том, что касается административной реформы, ничего не получилось. Вы помните все эти истории: организовать для предпринимателей одно окошко, сократить всех, мол, это лишние административные препоны, хватит мучить предпринимателей комиссиями. Есть чудесная история, недавно описанная одним очень хорошим специалистам по такой вот низовой практической социологии предпринимательства. Есть такое уложение, что комиссии должны приходить не чаще, чем раз в год. И каждая компания обязана завести журнал: пришла комиссия, расписалась в журнале - все, пошли вон! Чтоб год вы здесь не появлялись. Да, но журнал этот надо как-то купить, и это еще один способ сорвать с этого предпринимателя урожай. А за то, чтобы я не расписывался в твоем журнале, заплати мне еще раз, потому что если я, не да Бог, распишусь в твоем журнале, ты будешь иметь такую проверку и такую комиссию, которую ты запомнишь на всю жизнь. Так вот проверка теперь бывает двух сортов: та, которая с журналом и та, которая без журнала. Хочешь с журналом? Ах, не хочешь, тогда заплати. Ну и т.д..

С. Корзун: Сергей Пархоменко и Леонид Седов у нас в гостях. Давайте уже завершим разговоров по поводу правых и того, что они сделали. Ваша точка зрения на это?

Л. Седов: Я считаю, что ельцинская эпоха была действительно революционной эпохой и создала действительно революционную экономическую структуру в стране. Что касается слоя, описанного господином Пархоменко, мне не думается, что он достаточно созрел для каких-то осмысленных решений. В частности потому, что их абсолютизм, то, что они не участвуют в выборах, смотря на них свысока, на мой взгляд, слегка попахивает, я бы сказал, пофигизмом. И родить сейчас какие-то идеи по политическому устройству, где парламент был бы действительно парламентом, а не Думой, задумчивой нашей родной и еще какие-то идеи... Вряд ли следует ожидать этого в ближайшем, по крайней мере, будущем от этого очень малочисленного, среднего слоя, который даже нельзя назвать средним, потому что он верхний. Максимум, что можно дать численно этому слою - это процентов десять людей, которые являются твердой социальной силой.

С. Пархоменко: 10 процентов - это очень много.

Л. Седов: Знаете, 10 процентов, это с учетом всех тех, у кого не вызывает трудностей покупка вещей длительного пользования. Сюда зачисляется и бюрократия, и начальство, которое имеет хороший доход, т.е., это не класс бизнесменов, которых гораздо меньше. Что могли, либералы, конечно, сделали. Ельцинская эпоха, я повторяю, сделала много в плане экономического устройства, гораздо меньше в плане политического.

С. Корзун: Да, но сейчас жизнь требует другого, народ требует другого...

Л. Седов: Народ - это не жизнь. На самом деле, народ сейчас требует решений, которые ведут нас скорее к смерти, потому что, если возобладают эти реваншистские силы, то через 10 лет мы будем воевать где-нибудь под Бухарой. А уж в Абхазии, так точно.

С. Корзун: хорошо, давайте тогда обратимся еще к одним проигравшим, - к коммунистической партии, она серьезно поистощила свой электорат на этих выборах. Была ли это тактически верная установка, ведь вся официальная машина пропаганды совершенно явно работала против Компартии и растащила ее по разным квартирам, или это вполне естественный процесс, и коммунисты и должны занимать свои 12 - 13 процентов?

Л. Седов: По нашим прогнозам их должно было быть больше. Но обратите внимание: так называемый протестный электорат, уже начиная с 93 года устремляется к двум партиям: ЛДПР и Коммунистической. В 1993 году ЛДПР победила с большим преимуществом, Коммунистическая партия была почти незаметна. Уже в 95 году наоборот коммунисты за эти два года привлечь электорат на свою сторону. ЛДПР сильно снизили свои позиции, эта же ситуация сохранилась и в 1993 году в отношении протестного электората.

Сейчас обратное качение маятника, причем, с моей точки зрения, это можно объяснить тем, что за путинские годы протестный электорат слегка накормили; он немножко пооброс жирком и думает уже не только о кармане, у него уже появляются возвышенные идеи, например, завоевать Крым. И к нему с этим уже лезет ЛДПР и партия "Родина" - и он уже здесь.

С. Пархоменко: Я нечаянно оказался в этом разговоре таким страшным сторонником различных политтехнологий, каковым я на самом деле не являюсь и никогда не преувеличиваю их влияние. Однако, в данном случае, я должен сказать, что надо вспомнить, что происходило на протяжении даже не последних месяцев, а может быть, лет, скажем, 2 лет, когда бесконечно из тех подразделений кремлевской администрации, которые ответственны за околоизбирательные, думские, парламентские и прочие дела несся этот испуганный вопль: "Если мы не уроем коммунистов, нас всех выгонят, нас всех уволят, нам поставлена задача победить коммунистов любой ценой". Если вглядеться в то, в чем собственно заключалась избирательная стратегия партии власти, она заключалась ровно в этом: "Как бы пощупать коммунистов за вымя". Им придумали партию Жизни, партию Пенсионеров, и еще что-то, и такой блок и сякой, и туда их тянули и сюда. Самое смешное, как мы хорошо помним, вся эта история с "Родиной" в ее окончательном виде была скорее результатом случайности, потому что Рогозин то хотел в "Единство". Был большой скандал, Лужков его не пускал, там была большая драка, Лужков его выпихнул, тот от злости громко хлопнул дверью и пошел в "Родину" и т.д. Затея, увы, удалась, что называется, мечта идиота сбылась. Но первоначально вот это образование строилось этой же самой совершенно локальной целью - отщипнуть еще немножечко у коммунистов.

Дальше то, что произошла борьба № 20 с № 23, а именно это было основным направлением и основным содержанием всей пропагандистской кампании на выборах, - не борьбы идей одних против идей других, даже не борьба людей одних против людей других. Цифры: Номер 20, 20 номер, цифра 20, 20 цифра, цифра цифра, 20, 20. Вот сейчас еще можно поехать по Москве, посмотреть, что висит на стенках. Что там висит? - цифра 20 там висит, там уже не висят кепки Лужкова и фески Шаймиева, не висит даже лицо Грызлова, там висит вот такая цифра 20 с галочкой.

С. Корзун: Это как анекдоты, которые всплывают в памяти по номерам...20 - да это серьезно...

С. Пархоменко: Совершенно верно... Я проголосовал за цифру 2, я отлично это помню и буду помнить еще 4 года: цифра 2. Что я разглядывал этот бюллетень? Я знал, что у меня цифра 2. Это происходило на таком уровне. Как-то сокрушаться в связи с этим или что-нибудь подобное, на кого-нибудь обижаться, наверное, не следует... Тем более, я думаю, что если выйти за скобки этой огромной махинации пропагандистской махинации, а она, несомненно, была...

Л. Седов: Это не махинация, это скорее манипуляция.

С. Пархоменко: Ну да, это я ее так, условно, называю. Вся машина была направлена на это. Кстати, правы те, кто, в общем, особенно ничего страшного не было. Что, как-то страшно удавили СПС при помощи машины государственной пропаганды? Нет, им просто не помогали, да, в последний момент было такое совершенно анекдотическое решение: когда на самом верху, прямо где-то там в небесах, куда мы даже не смеем поднять глаза, было принято решение о том, чтобы команда СПС не может участвовать в передаче. "Что, где, когда?". Да, это было сделано, это действительно медицинский факт. Но сказать, что там происходили какие-то массированные их умучивания на центральных каналов, - нет. Что касается "Яблока", так вообще в последнюю неделю их тащили за уши. Вдруг оказалось, что Григорий Алексеевич у нас невероятный эколог, что президенту совершенно не с кем больше поговорить про экологию и о лесах. "Яблоко" стало не моченое, наоборот все стало хорошо. С коммунистами да, все было пущено против, и в этом смысле, затея удалась.

С. Корзун: Достигнут ли результат или, как говорил Леонид Александрович, через 4 года нас снова может накрыть коммунистическая волна?

С. Пархоменко: Это в значительной степени зависит уже от конкретных людей организации. Но опять-таки, если мы говорим о том, что были какие-то серьезные сомнения насчет того, должны ли на будущих выборах присутствовать СПС и "Яблоко", то я полагаю, что все-таки были довольно большие сомнения по поводу того, что были большие сомнения по поводу того, а должны ли на следующих выборах присутствовать нынешние руководители КПРФ. Наверное, этот процесс теперь ускорится, наверное, он как-то радикализуется, я не большой специалист в каких-то там кадровых интригах в Компартии, но по всей видимости, тот единственный козырь, который был в руках Зюганова: "Что вы все ко мне пристали, да я старый , такой, сякой, меня девушки не любят, но я вам выигрывал и выигрываю выборы, что вы от меня еще хотите, чтобы я в президенты еще пошел? Нет, не пойду, а вот парламентские выборы я вам выигрываю раз за разом, отстаньте!". Вот этого козыря у него больше нет.

С. Корзун: У нас есть еще как минимум пара интересных тем, но чтобы завершить с этой темой, - вопрос: пойдет ли или не пойдет Зюганов дальше?

С. Пархоменко: Это на самом деле не так уж и важно. Если пойдет, то пойдет по внутрипартийным мотивам, в рамках борьбы за лидерство в КПРФ, определяться все будет внутрипартийной тактикой, а не столько надеждой выиграть эти выборы или большой политикой.

Л. Седов: Пойдет ли Зюганов состязаться в этот раз? Я затрудняюсь сказать, хотя он ближайший конкурент оп опросам, других вообще нет, он хоть 8 процентов набирает... Я думаю, что ему крепко надо подумать, и не только ему, но и всей партии нужно крепко подумать, что вообще делать с президентскими выборами. А вообще за всех об этом подумает Березовский, у которого, как он высказывался вчера, есть аж 3 замечательных конкурента и вообще, Путин проиграет выборы, потому что у Березовского есть 3 конкурента. Но надо сказать, что к Березовскому надо прислушиваться, на самом деле, потому что он политик неожиданный.

С. Корзун: Еще к результатам выборов: говорят (политологи уже начали вчера делать это по свежим следам) об опасности национализма, то что националисты оказались в ранге победителей. Насколько реальна на ваш взгляд эта опасность, опасность национализма, и кто ее может олицетворять, по вашему мнению?

Л. Седов: Да, она просто налицо и в партии ЛДПР и в партии "Родина". Их, конечно, не большинство, но они явно репрезентировались на этих выборах.

С. Корзун: Я все вспоминаю, как Нечаев сказал: "Да я знаю Глазьева миллион лет, какой он, к чертовой матери, националист!?".

Л. Седов: А Глазьев, он не националист, он национал-социалист.

С. Корзун: Т.е., есть ощущение, что партия "Родина" набрана с бору по сосенке, а не на каких-то идеологических прочных основах?

Л. Седов: Вы знаете, Глазьев больше экономист, Рогозин представляет струю нацизма. Они, конечно, явные националисты.

С. Корзун: Чем может грозить этот успех "Родины"? Допустим, они блокируется с ЛДПР, или с "Единой Россией", внутри которой тоже раздаются такие призывы.

Л. Седов: Правильно стали кричать в последнее время и СПСовцы и Чубайс. Да, мы стоим перед лицом нарастания угрозы фашизма. Я думаю, что за этими высказываниями есть большая доля истины и действительно то, что раньше присутствовало в достаточно вялой форме (не с точки зрения высказываний, а с точки зрения действий) в высказываниях Жириновского, так как в его случае это носило все-таки поверхностно фонтанирующий характер... Сейчас пришли серьезные люди: Рогозин и Глазьев и т.д..

С. Корзун: Да, КПРФ, на губернаторском уровне тоже этим отличалось.

Л. Седов: Да, вы знаете, это уже не смешно и настроения, тем более, что в обществе они даже сильнее, чем во властной элите.

С. Корзун: Сергей, что вы можете сказать об угрозе фашизма?

С. Пархоменко: Мне кажется, что этот разговор вплотную примыкает к другому разговору, к сюжету о том, а может ли этот джин как-то вылезти, вырваться окончательно, вытащив ноги свои из горлышка бутылки, ведь он же уже торчит оттуда, вырваться из-под контроля и оказаться опасным даже для самой той власти, которая его породила, и тех сил, которые одержали победу во вчерашнем голосовании. Вот в этом смысле надо говорить именно о национализме.

Действительно, есть такой сюжет, который, по всей видимости, должен представлять из себя предмет большого беспокойства, скажем, у самой президентской администрации, самой президентской власти, это то, что ему теперь предстоит держать в руках. Им, больше никому, они остались одни, их не подпирают никакие правые, никакие либералы, им не на кого переложить эту работу, некого выставить впереди себя в качестве меньшого брата. Они вынуждены будут заниматься этим сами, потому что это представляет для них большую опасность. В Кремле сидят разные люди, но идиотов там, несомненно нет. Надо быть идиотом, чтобы не понимать, что забивать такой снаряд в эту пушку нельзя - разорвет и ствол, удавит артиллериста, колеса будут катиться по всему полю. Это очень рискованно для этой самой власти, потому что это выходит из-под контроля. Он должен контролировать это хотя бы из простых соображений самосохранения, во-первых, и во-вторых, из еще более простых, а значит, еще более верных соображений внешнего престижа. В России люди очень чувствительны к своему, что называется международному имиджу, очень любят пить чай с английской королевой, кьянти с Берлускони и всякое такое прочее. И конечно же, нет вернее способа сделаться навсегда не рукоподаваемым человеком, чем дать повод подозревать себя не только в том, что, как говорится "у нас тут есть некоторое количество уродов, которые про это разговаривают, но у вас тоже есть в конце концов", но и дать повод подозревать себя в том, что ты им симпатизируешь, ты используешь их в своей политике и т.д. Это не прощается в этом обществе. Да, у нас, остается буквально несколько минут, поэтому сначала короткий прогноз, я думаю, можно в одно слово: Путин наш будущий президент, да или нет?

С. Пархоменко: Будущий в смысле еще на один срок? Да.

Л. Седов: Безусловно, я считаю, что в 2008 году преемником Путина будет тоже Путин.

С. Корзун: Вот об этом хотелось бы поговорить подробнее, но я думаю, что это станет отдельной темой для следующего разговора. Мы уже обнаружили в этой студии, что обсуждать проблему 2008 года интереснее, там много непонятного, может открыться проблема 2004 года, по которой в принципе все ясно.

С. Пархоменко: В настоящую минуту ясно, но мне почему-то кажется, в связи с тем, что я говорил о людях смотрящих на выборы "сверху", что нас ожидают все-таки 4 или 5 месяцев еще довольно содержательных (4, - если считать до выборов, а 5, если дождаться каких-то назначений, что тоже очень интересно). Бывают ведь такие президенты, которых выбирают, а потом оказывается, что ничего особенного у них в руках нет, что за это время уже образовалась какая-то структура, которая перехватила власть и во время выборов ценой этой избирательной кампании. Мне кажется, что за это небольшое количество месяцев может произойти, тем не менее, что-то серьезное, хотя бы потому, что весь российский политический слой, не скажу элита, а именно весь слой, толстый, со всеми его подушками, получил очень серьезную встряску, кто-то отчается и сбежит в моральном плане: "все больше не хочу", а кого-то, несомненно, это мобилизует, даже из тех, кто и не думал, что когда-нибудь станет заниматься подобными делами.

Л. Седов: Интересно, как он с правительством теперь распорядится.

С. Пархоменко: Да, потому что вербовка уже началась, началась сегодня. По моим сведениям она началась не сегодня даже, она началась 2 дня тому назад, когда впервые одному из лидеров правых было сказано: "Ну что же, ну так получилось, что вы не проходите. Что теперь делать, идите спать, утро вечера мудренее , завтра будем разговаривать про то кого и куда мы нанимаемю

С. Корзун: Но это не сегодня началось. Помню, как и Лебедева вербовали.

С. Пархоменко: Но Лебедя вербовали сильным. Лебедь пришел туда со своими сундуками, - со своими голосами, тут люди приходят вроде как голы и босы, и им сразу говорят: "Нормально, для вас есть стул, будете здесь сидеть, у нас тут для вас шарашка организована". Вот организация шарашки для правых уже, несомненно, началась, и я думаю, что ровно как и таланты Туполева и Солженицына, их таланты не останутся невостребованными в это трудное для страны время.

С. Корзун: Спасибо, Сергей Пархоменко, Леонид Седов. Сегодня был несколько укороченный выпуск с двумя гостями, завтра мы будем обсуждать проблемы патриотизма и национализма. Следите за объявлениями на нашем сайте, заходите, голосуйте, читайте распечатки и смотрите нас в режиме прямого Интернет-видео. Спасибо.

Весь эфир

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Леонид Седов и Сергей Пархоменко
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал