Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
26.05.2018 
Главная страница > X-Архив > Александр Шохин
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Александр Шохин


5 марта 2004 года
Вывоз денег за границу: Вернитесь, мы все простим!

Весь эфир

Александр Шохин
Александр Шохин
X-Справка

С. Корзун: Здравствуйте! Добро пожаловать на очередное заседание нашего телевизионного, Интернет-дискуссионного клуба "Полит Х". Тема сегодня, прежде всего, экономическая - "Вывоз денег за границу: вернитесь, мы все простим!" К сожалению, состав у нас сегодня укороченный, но к счастью, в гостях у нас известный экономист Александр Шохин. Поэтому мы будем работать в диалоге, по возможности буду Вам оппонировать. Прежде, чем перейти к вывозу денег за границу и к их возврату, что, наверное, для нашей страны гораздо более существенно, чем их вывоз (поскольку вывоз осуществляется сам, а возвращать их надо с некоторым трудом) - давайте такой вопрос, общего характера. Только перед передачей Вы видели фрагмент выступления нового практически премьер-министра Фрадкова на утверждении в Госдуме. Есть ли у нынешней администрации в широком смысле, у нынешней власти экономическая программа, и достаточно ли в России ресурсов, чтобы наконец двинуть экономическую реформу?

А.Шохин: Я думаю, что, несмотря на то, что Михаил Фрадков появился как бы со стороны, тем не менее, он вправе считать себя членом экономической команды президента, поскольку он работал с президентом, в частности, он был министром торговли в правительстве, которое возглавлял Владимир Путин осенью 99-го года. Да и на посту руководителя Федеральной службы налоговой полиции он проработал до весны прошлого года, так что он только 8-10 месяцев отсутствовал в России, поэтому по ключевым вопросам, таким как налоговая реформа, он в теме.

С. Корзун: Отстать не успел, успел только соскучиться.

А.Шохин: Может быть, соскучиться, а может быть, даже взглянуть со стороны на те проблемы, на которые в рутине, находясь в Москве, не сумел, не мог по определению (как многие члены правительства не смогли) посмотреть как на большие проблемы: известно, что большое видится на расстоянии. И поэтому у него есть возможность свежим взглядом, но с осознанием конкретики, в которую он проник достаточно глубоко, сейчас выстроить новый этап реформ. И судя по тому, что на пост вице-премьера (как он заявил, единственного вице-премьера, а не просто первого) приходит Александр Жуков - человек, известный своими либеральными, реформаторскими взглядами и очень хорошим знанием процедур (законодательных процедур, прежде всего), - явно у этого правительства есть возможность ускорить экономические реформы, и, прежде всего, в финансово-экономической области, где оба известных нам члена правительства - и премьер-министр, и вице-премьер - являются специалистами.

С. Корзун: Есть ли в стране ресурс для этих экономических реформ, потому что любая реформа требует денег (а разговоры о том, что у нас в стране мало денег и надо привлекать инвестиции, надо больше собирать налогов, не прекращаются)?

А.Шохин: Последние четыре года России везло, в том числе, благодаря хорошим ценам на нефть и хорошей конъюнктуре на экспортные сырьевые товары, благодаря чему и темпы экономического роста во многом превысили ожидания. В частности, в прошлом году при плановых показателях в 5% экономический рост составил 7% и даже более. Стабилизационный фонд сформирован в объеме более 100 миллиардов рублей, и он продолжает сейчас наращиваться. Удавалось при довольно большой внешней нагрузке на бюджет - мы расплачивались по долгам - повышать и зарплаты, и пенсии, и так далее. В итоге можно говорить о том, что ситуация благоприятна к России и для того, чтобы реформы продолжать: есть подушка безопасности. Нет оснований полагать, что мировые цены на ту же нефть резко упадут в этом году. Вообще уже складывается такое ощущение у экспертов, что цены на нефть уже резко падать не будут никогда, то есть ниже 22-25 долларов они (по крайней мере, в этом году) точно не упадут, а может быть, и в будущем не будут падать.

Это значит, что нам надо не уповать на эту благоприятную конъюнктуру и ждать, когда будет "капать" из экспортного "краника", а действительно использовать эту ситуацию как подушку безопасности и активизировать экономические реформы, в том числе можно не бояться снижать налоги, поскольку всегда есть возможность подстраховаться.

С. Корзун: Ну а теперь ближе к нашей теме, и к налоговой теме. Понятно, "ЮКОС", обвинение одного олигарха в том, что клубы скупают пачками английские футбольные...

А.Шохин: Не только английские: уже и "Рому", говорят, покупает "Нафта-Москва"...

С. Корзун: ...Другие олигархи яйца Фаберже в страну везут тоже за сумасшедшие деньги, не меньше, чем стоит этот футбольный клуб. Из последних сообщений - Сибнефть подверглась очень жесткой налоговой проверке. Если мы можем себе позволить либерализовать налоговые режимы, - а либерализация его ведет к процессу, обратному застою в экономике, то есть к подъему некоему экономики, - то надо ли нам устроить просто налоговую амнистию по тем делам, которым 5-10 лет?

А.Шохин: Вообще налоговая амнистия должна состоять из двух частей. Самое главное - это либеральный налоговый режим, низкие налоговые ставки, понятное, прозрачное налоговое администрирование, которое может давить на бизнес гораздо больше, чем ставка. Если очень сложно администрируется налог, система контроля сложная, то предпринимателю приходится часто откупаться от проверяющих органов, и низкая ставка налога не замечается даже.

С. Корзун: По шкале 100% где мы сейчас находимся примерно в Вашем представлении?

А.Шохин: С одной стороны, у нас самая низкая в Европе ставка подоходного налога - 13%, плоская шкала, довольно низкая ставка налога на прибыль - 24%, в принципе достаточно высокая ставка единого социального налога - 35 с лишним процентов, довольно высокая ставка налога на добавленную стоимость и так далее. Я думаю, что мы как бы в серединке находимся, если смотреть на тех, на кого надо ориентироваться - на те же европейские страны. Но у нас есть все возможности выйти в передовики и снизить налоговые ставки и по социальному налогу, ведь известно, что единый социальный налог вынуждает предпринимателей платить зарплату по "серым" схемам, в конвертах. Потому что если платить официально, надо еще 35 с лишним процентов добавить государству на социальные нужды. И лучше, как многие считают, снизить этот налог, скажем, до 20% (он примерно и платится сейчас, исходя из 20%), и тогда его будут платить если не все, то подавляющее число предпринимателей. И это позволит и социальные фонды формировать - тот же пенсионный, и платить заработную плату в "белую", то есть дать возможность людям соблюдать некие нравственные принципы - не в конверте получать, а в кассе.

Я думаю, что линия на продолжение налоговой реформы через снижение налогов должна продолжиться и судя по тому, что делал Александр Жуков в Государственной думе. Я проработал с ним 9 лет в Государственной думе и знаю, что он был одним из наиболее либеральных депутатов - более либеральных, нежели в налоговой области, нежели члены ушедшего в отставку кабинета, и благодаря таким депутатам, как Жуков, был введен, в частности, подоходный налог в 13%, снижены многие другие налоги. Я думаю, он в правительстве эту линию сможет провести, и можно ожидать более радикальных действий правительства, нежели то топтание на месте, которое мы наблюдали последние месяцы по налогам.

С. Корзун: Нужно ли на самом деле снижать налоги? Потому что другие говорят, что наоборот, пришло время "закручивать гайки" и чуть-чуть повысить...

А.Шохин: Вы знаете, "закручивать гайки" можно, принуждая всех платить низкие налоги. Если налоги снижены, то их должно быть неприлично не платить, потому что даже в экономическом плане выгоднее должно быть заплатить такие низкие налоги, нежели уклоняться от них и получать жесткие санкции, наказания, в том числе и те, с которыми сталкиваются крупные налогоплательщики сейчас.

Я думаю, что логика должна быть такая: низкие налоги, прозрачная система их взимания, внятное налоговое администрирование, но довольно жесткое наказание за уклонение от уплаты налогов. Вот базовая конструкция должна быть такой. И при этом не должно быть избирательности в применении этих санкций, то есть закон должен быть равным для всех, а не действовать по принципу, что он для друзей более равный, чем для остальных.

С. Корзун: Государство показывает, что вслед за "ЮКОСом" и некоторыми другими компаниями пошла уже "Сибнефть". Речь может идти и о других компаниях, потому что все так или иначе использовали легальные на тот момент (или как казалось на тот момент) схемы оптимизации налогов, их сокращения. Надо ли ворошить те самые дела? Как государство должно себя вести, и может быть, что-то знаете в деталях по сути конфликта государства с "ЮКОСом" и "Сибнефтью", в частности?

А.Шохин: На мой взгляд, само снижение ставок налогов, снижение до 13%, в частности, - это уже налоговая амнистия. Но ее надо было бы сопроводить еще возможностью легализовать те доходы, с которых не уплачены были налоги, и в принципе по ставке 13% можно было бы заплатить за все уведенные от казны доходы. Сама уплата по низкой ставке налогов за прошлые периоды должны была быть амнистией. В принципе, депутаты в свое время предусмотрели (и я тоже в этом участвовал) такую возможность: в частности, налоговая декларация не предполагала указания источника доходов. Можно было указать любой источник доходов, что получил в таком-то году такие-то деньги, и заплатить с них 13%, и когда к Вам пришла бы налоговая инспекция или Генпрокуратура и предъявила бы иск о неуплате, тогда можно было достать эту декларацию и сказать: "Я уплатил именно с этого, в чем Вы меня обвиняете?" То есть возможность для налоговой амнистии была, и многие ею воспользовались. В частности, такой экзотический пример: можно было в налоговой декларации указать любой выигрыш в казино и заплатить с него налоги. То есть мы давали сознательно такое окошко для легализации этих доходов, укрытых от налогообложения в прошлые периоды, и это была амнистия на самом деле. Но не все ею воспользовались.

Что касается нынешних конфликтов, то, на мой взгляд, здесь уже другой уровень отношений государства и налогоплательщиков. Дело в том, что те схемы оптимизации, которые использовали крупные нефтяные компании, в принципе были законны...

С. Корзун: ...с вывозом денег за границу, в оффшоры, в частности.

А.Шохин: Оффшоры были внутренние - в республиках, которые вводили этот режим, например: Ингушетия, Калмыкия, Мордовия, Чукотка и так далее. Плюс какое-нибудь использование труда инвалидов, когда в компанию, через которую проводились сделки, 50% инвалидов нанималось, - это еще вычет. Плюс оффшор за границей, где оптимизация экспортной выручки идет. И так далее и так далее. В итоге самый популярный для оптимизации налог - налог на прибыль - многие компании при ставке в 24% (которая тоже была снижена не так давно с 35%) платили 6, 7, 10% в то время, как сознательные налогоплательщики платили все 24%.

И здесь мы как бы выходим на другой уровень: прилично ли крупной компании, которая зарабатывает сотни миллионов и даже выплачивает дивиденды в таком объеме - даже миллиарды долларов, использовать все схемы, все дыры в законодательстве и снижать налоговые платежи с несколько раз. И по сути дела государство сейчас приучает налогоплательщика к тому, что это неприлично.

С. Корзун: Законно, но неприлично, и поэтому будем преследовать в рамках закона, находя дыры и противоречия.

А.Шохин: Получается так, что речь идет о формировании ответственного отношения, социально-корпоративной ответственности перед государством у компаний. Я приведу несколько примеров. Год с лишним назад налоговое ведомство предъявило претензии к "ЛУКойлу" и "Башнефти" по поводу использования схем оптимизации, связанной с оффшорной зоной в Байконуре. Компании регистрировались в Байконуре, через них все операции проводились, и в итоге оптимизировались налоги. "ЛУКойл" сразу заплатил эту недоплаченную разницу. "Башнефть" долго сопротивлялась, и сложности с президентскими выборами в Башкирии во многом были связаны с тем, что башкирское руководство не давало отмашки на выплату недоплаченных налогов. Потом этот вопрос с Башкортостаном был урегулирован.

Но оказалось, что пример этот другим наукой не стал: отсюда дело "ЮКОСа", отсюда дело "Сибнефти". Хотя у дела "ЮКОСа" есть другие аспекты, но, тем не менее, мне кажется, что, начав эту деятельность по формированию нового, ответственного отношения к своим налоговым обязательствам у компаний, власть вынуждена была распространить это на всех крупных налогоплательщиков. Но, с другой стороны, компании действительно использовали законные методы, например, если льгота вводится действительно для инвалидов, и выясняется, что инвалиды - это нефтетрейдеры все сплошь и рядом. Если льгота вводится для какого-то реального стимулирования того или иного процесса, используется она крупными компаниями, например - предприниматели без образования юридического лица. Это вообще схема, которая должна упростить вхождение на рынок малого бизнеса и людей, которые хотят заняться мелким предпринимательством, и им некогда заниматься регистрацией юридического лица, им нужна упрощенная система бухучета, и налог они платят по этой упрощенной схеме - 6%.

С. Корзун: Это то, что инкриминировалось Василию Шахновскому.

А.Шохин: Когда крупный предприниматель не доплачивает по этой схеме 2 миллиона долларов, понятно, что не для него эта схема выстраивалась. И государство, затеяв это дело с Василием Шахновским, в принципе намекает всем другим компаниям, что не нанимайте топ-менеджеров по схеме ПБОЮЛ, потому что ПБОЮЛ - это для тети Маши и дяди Васи, которые самозанятостью решают свои проблемы и проблемы своей семьи. Я считаю, что с одной стороны это понятно, но с другой стороны государство должно было в законе или нормативных актах правительства дать толкование. И дать некие границы приемлемости тех или иных схем, даже с точки зрения того, что если Вы будете злоупотреблять такими-то схемами, будет налоговая проверка и так далее. Но когда упреждения этого не было...

С. Корзун: Ну да, разрешено все, что не запрещено.

А.Шохин: Да, базовая схема у нас все-таки демократическая действует. И поэтому я думаю, что власть здесь сама допустила появление этих дыр в налоговом законодательстве, и прежде чем принимать жесткие меры, должна была, условно говоря, истолковать - через судебные ли решения, через нормативные акты - как она будет сама действовать в случае, если сочтет, что есть то или иное отклонение. И отсутствие этой внятной, заранее известной, предсказуемой системы для оценки поведения властей, конечно, мешает возвращать деньги из-за рубежа.

С. Корзун: Вот-вот, как раз к главному нашему вопросу: деньги сейчас на самом деле оттекают за рубеж? Потому что разная информация или дезинформация по этому поводу...

А.Шохин: Они уходят за рубеж, отток капитала по платежному балансу просматривается, хотя, естественно, гораздо меньше, чем в 90-е годы. Здесь статистика не лукавит. Если в 90-е годы где-то по 25 миллиардов в год чистый отток капитала был, то сейчас он снизился до цифр однозначных, то есть 5, 6, 7 миллиардов долларов.

С. Корзун: Если на примере показать? Меня всегда интересовал вопрос, и пока ответа не нашел: покупка Абрамовичем "Челси" - это вывоз капитала или нет? Или капитал все-таки остался здесь в стране? Что с этой точки зрения?

А.Шохин: С точки зрения вывоза или ввоза надо понять, где капитал Абрамовича был раньше. На самом деле, насколько мы знаем из публикаций в газетах о структуре собственности той же "Сибнефти", собственность структурирована на компанию Millhouse, которая зарегистрирована в одном из оффшоров британской юрисдикции. Я не знаю, где зарегистрирован клуб "Челси", может быть, на том же острове Мэн, а может, вся эта транзакция происходила за пределами России, и с точки зрения вывоза капитала или ввоза его ничего не произошло: как он находился, этот капитал, за рубежом, так он и остался за рубежом.

С. Корзун: Это формально, а фактически, по справедливости - правду-матку?

А.Шохин: На самом деле, что происходит сейчас с крупными компаниями, которые были сформированы в период массовой приватизации и, прежде всего, залоговых аукционов? А это нефтяные компании, компании металлургического комплекса? Чего скрывать - они достались нынешним олигархам если не задаром, то по очень низкой цене, задешево, в силу того, что и государство тогда продешевило: нуждаясь в деньгах, продало за полцены, за четверть цены. С другой стороны, за это время капитализация российской экономики выросла в разы.

И в то же время, сейчас сформировалось такое отношение к владельцам этих бывших госпакетов, что мы Вам отдали фактически по решению партии и правительства эти пакеты, и будьте добры вести себя лояльно к власти, в том числе, в экономической области. Если хотите продать эти госпакеты, то давайте обсуждать с государством, кому продать: внутри страны, за рубеж - китайцам, британцам, американцам. И вообще, выход из собственности в кэш, во владение уже деньгами - по принципу: "А теперь я все продал, свободен и буду гулять по Лондону, и буду любим всеми болельщиками мира". Кстати сказать, это так действительно: я был в этом январе на Ямайке, так грузчики в аэропорту, узнав, что я русский, - первое имя, которое они назвали, было Абрамович.

Это другая история, но, тем не менее, государство хочет контролировать выход в ликвидность, что ли. Были собственники, они демонстрировали себя как топ-менеджеры, как люди, которые в состоянии поднять экономику, поднять соответствующие предприятия, отрасли. И действительно, многие компании очень сильно выросли: не только по капитализации на рынке, но и реально - инвестиции осуществлялись, были привлечены менеджеры международного класса. Я думаю, что альтернативы частной собственности, конечно, в этом смысле нет: государство вряд ли сумело бы так эффективно управлять. Более того, даже оставшиеся госкомпании потому вполне прилично развиваются, что они реально конкурируют с этими частными компаниями. Но когда эти крупные собственники бывших госкомпаний хотят "окэшить" это, перевести в капиталы за пределы России, государство предъявляет им некий счет: "Нехорошо, ребята! Вы еще не все доделали здесь, а если хотите уйти, то давайте делать это по согласованию".

С. Корзун: Впрягся - вези, а если не хочешь везти, тогда откупайся.

А.Шохин: Получается что-то похожее на южнокорейские чиболи, где такие крупные корпорации создавались под эгидой государства и впрягались в решение государственных задач, но не формализованные чиболи. И, наверное, моральное право у государства есть, иначе оно вынуждено признать, что та приватизация действительно социально несправедлива. И вот здесь нужно искать компромиссы, чтобы были правила игры понятны заранее. Пусть даже будет в законе где-то описано, что продажа компаний, капитализация которых выше такого-то уровня, происходит по такой-то процедуре. Что на публичном тендере: несмотря на то, что она частная, представлены могут быть со стороны правительства, администрации или Думы соответствующие представители в этих конкурсных комиссиях. В данном случае я не говорю о содержании возможных ограничений, я говорю о том, что они должны быть известны заранее, чтобы не случалось так, что идет сделка, и мы не знаем, будет она одобрена или нет. Мне приходится сталкиваться с крупными иностранными инвесторами: они уже все четко понимают, как президент отнесется к такого рода сделке. То есть выход уже на первое лицо. Получается, что инвестор уже хочет знать, что думает по этому поводу президент. Но было бы правильно, если бы такого рода согласие государства было формализованным, чтобы оно было оформлено в законе.

С. Корзун: Систему "одно окно" я предлагаю, в котором получаешь помимо всего прочего еще и подпись президента.

А.Шохин: Это идеальный, конечно, вариант. Может, к этому дело и придет когда-то, но я бы считал, что в основе должен быть механизм закона прямого действия.

С. Корзун: Александр, вернусь к вопросу, который задавал в самом начале: а нужны ли вообще России деньги? Надо ли бороться за возвращение капитала, который вывозится из России, и бороться за какие-то многомиллиардные инвестиции из-за рубежа? Ходят разговоры, что уже и Сбербанк достаточно вкладов населения накопил, чтобы любую реформу произвести.

А.Шохин: Вообще говоря, специально заниматься возвратом денег в Россию я бы не стал. Я бы создавал благоприятные условия для бизнеса в России, предпринимательства, для жизни в России, тогда деньги сами придут. Первыми приходят собственные деньги, ушедшие когда-то из страны, потому что российские бизнесмены знают гораздо лучше ситуацию в стране, знают, как делать бизнес: все-таки некоторые особенности национального бизнеса существуют, и иностранцы их с ходу не понимают. Но когда национальный капитал возвращается в страну, вслед за ним идет большой поток и иностранного капитала. Сейчас поток иностранного капитала довольно большой, но это спекулятивные деньги. Россия сейчас воспринимается как привлекательный рынок...

С. Корзун: А куда идут инвестиции?

А.Шохин: Они идут на "голубые фишки", на фондовый рынок: с фондового рынка можно легко уйти...

С. Корзун: То есть не в реальное производство, а именно на фондовый рынок чаще всего.

А.Шохин: Чаще на фондовый рынок, хотя многие крупные компании привлекают стратегических инвесторов, партнеров, размещают свои долговые инструменты, которые покупают стратегические инвесторы, поскольку те же еврооблигации размещаются на несколько лет - на 3 года, 5 лет и так далее. Поэтому постепенно идет смещение в сторону стратегического партнерства, но достаточно медленно.

И Россия сейчас воспринимается как один из лучших развивающихся рынков. Есть несколько стран, которые считаются хорошими развивающимися рынками: Китай, Турция, Индия, Россия, Бразилия. Россия в этой пятерке позиционирует себя не самым худшим образом. И высокая доходность, политическая стабильность дают основание инвесторам полагать, что ничего страшного не случится с изменением экономического, политического, законодательного климата. А поскольку мировые цены на нефть будут стоять на высоком уровне, стало быть, и дефолтов не будет: Россия будет платить и по долгам, и бюджетных проблем особых не будет. В итоге инвесторы вкладываются, но в то же время вкладываются, имея возможность выйти с рынка. И если окажется, что в Бразилии или Турции ситуация лучше, они свои деньги отсюда выведут и вложатся туда.

И поэтому нам нужно думать о том, чтобы удержать инвесторов и, более того, из спекулятивных превратить их в стратегических инвесторов, а для этого действительно нужно, прежде всего, добиваться предсказуемости поведения властей: будь то налоговая область или отношение к вывозу капитала, и так далее. Я считаю, что предсказуемость поведения властей сейчас - самое главное. И есть основания полагать, что новая администрация в широком смысле слова в состоянии обеспечить эту предсказуемость. И, как сейчас принято говорить, в 2004 году открывается "окошко возможностей", в которое будут внесены новые законопроекты, и принятие тех законопроектов позволит уже с 2005 года более радикально, более энергично продвигать реформы.

С. Корзун: Какое у нас благостное окончание. Это как раз к вопросу о перспективах, который я Вам хотел задать. А Фрадков-то, между прочим, ничего депутатам толком не говорит, а они обижаются и говорят: "Вот что значит Ваша горячка - человек, который не может быть на этом посту. Какая тут к чертовой матери реформа!" Он же пока ничего не знает, ему же "въехать" в ситуацию надо несколько месяцев.

А.Шохин: Михаил Ефимович поступил очень мудро, пригласив Александра Жукова в первые вице-премьеры...

С. Корзун: То есть работать будет Жуков?

А.Шохин: Его-то знают депутаты, поэтому могут его и спросить, после того как проголосуют за Фрадкова.

С. Корзун: Вы на самом деле почти с безграничным оптимизмом смотрите в ближайшие несколько лет?

А.Шохин: Я бы так сказал: оптимизм этот основывается на оценке неизбежности некоторых процессов. Президенту Путину, какая бы смена власти в 2008 году ни была, нужно иметь хорошие результаты к 2008 году. Причем уповать на высокие цены на нефть, конечно, можно, но на всякий случай нужно подстраховаться и все-таки довести те реформы, которые были заявлены 4 года назад и сейчас опять в повестке дня. Причем не все из них популярны: реформы образования и здравоохранения с введением рыночных принципов не очень популярны. Поэтому они должны дать позитивные результаты, которые люди почувствуют на собственном здоровье, на образовании собственных детей где-то к 2008 году. Стало быть, эти реформы должны быть запущены уже сейчас - не позже, чем с 1 января 2005 года. Потому что 2005 год на отладку, в 2006 году еще будут ворчать люди и чувствовать, что что-то изменилось - стало хуже по сравнению с советской властью, а в 2007 году люди должны сказать: "Все-таки мы были не правы - стало действительно лучше: и коррупции стало меньше в этих отраслях, и мздоимства чиновников, и мы своим рублем можем контролировать и врача, и учителя, и чиновника, и так далее".

Если действительно смена власти в 2007-2008 годах будет покоиться на демонстрации людям успеха политики за предшествующие 8 лет, то график очень жесткий, это правительство не имеет права быть неуспешным. Как бы ни оценивать Михаила Фрадкова - как готового уже премьера либо премьера, которому нужно еще войти в курс дела, - у него для вхождения в курс дела времени нет. И более того, я думаю, уже к осени будет вырисовываться картина, справляется правительство со своими обязанностями или нет. Это значит, сумело оно внести законопроекты, которые могут быть оценены и элитой и обществом как те, которые если не рывок дают возможность сделать, то, по крайней мере, ускорить, активизировать те реформы, о которых мы давно говорим, но которые продвигаются плохо, - или нет. Если к осени окажется, что топчемся на месте, как топталось на месте последние месяцы правительство Касьянова, - значит, не получилось.

С. Корзун: Ну что, всё поняли? Для того, чтобы в 2008-м все прошло гладко, ну-ка быстро за ближайшие 3-4 года всем вылечиться и получить второе (а у кого есть второе, то и третье) высшее образование, - советует Александр Шохин. Спасибо огромное, Александр, за этот эфир! Всего доброго!

Весь эфир

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Александр Шохин
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал