Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
17.08.2018 
Главная страница > X-Архив > Гарегин Тосунян и Сергей Марков (2)
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Гарегин Тосунян и Сергей Марков (2)


10 июня 2004 года
Фондовый рынок России

Часть 1
Часть 2

Сергей Марков
Сергей Марков
X-Справка
Гарегин Тосунян
Гарегин Тосунян
X-Справка

С. Марков: У меня вопрос к Гарегину, переходящий в другую сферу: Ваше мнение по конвертируемости рубля? С одной стороны, мы понимаем, что это необходимая задача: российский рубль должен стать нормально конвертируемым. С другой стороны, мы знаем, что валюта является сегодня мишенью атак мощнейших финансовых структур. Это спекуляции не в плохом смысле этого слова: это работа на валютных рынках, попытка получить прибыль, в том числе надавить на слабую валюту, если есть возможность. Мы знаем, что Сорос получал огромные доходы за счет таких операций. И ряд стран, чьи экономика и валюта сравнимы с российской по объему фондовых рынков, выраженному в текущем курсе местной валюты к доллару, зачастую становятся объектами атак, что требует от местных банков иметь огромные резервы и даже закрываться, как это произошло в Малайзии. Как Вы думаете, когда примерно наша экономика вырастет настолько, и наши власти будут иметь настолько сильные финансовые и политические резервы, чтобы справиться и позволить себе иметь конвертируемый рубль, но так, чтобы он не был заложником в валютных играх? Если сделать ошибку, то можно потерять какую-то часть суверенитета. Если курс рубля будет определяться не взаимодействием свободного рынка с правительством, а мощными внешними структурами, которые в определенный момент могут выступить с политическими требованиями к нашему правительству и выставить угрозу обрушения рубля.

Г. Тосунян: Если Вы заговорили о национальном суверенитете, то здесь правильнее делать акцент на то, что суверенитет в значительной степени обеспечивается мощной и сильной банковской системой. Что касается конвертируемости рубля, то он уже конвертируемый - на внутреннем рынке. Обеспечить внешнюю и полную конвертируемость рубля можно при обеспечении первого фактора. Тогда Ваши опасения, связанные с тем, если мы не обеспечили инфраструктуру внутреннего банковского рынка, когда мы не делаем шагов к тому, чтобы банки могли обслуживать все население, а не 20% населения. Банковской системе не дают возможность продвинуться в регионы. А потом нам же это вменяют в вину: "Почему вы не кредитуете долгосрочно и под низкие проценты?" А мы спрашиваем: "Когда вы выводите из банковской системы пенсионные, бюджетные средства, социальные фонды и создаете условия, что никто длинные ресурсы не вкладывает в банковскую систему, и, подталкивая чрезмерной однобокой валютной либерализацией без внутренней либерализации, в этот момент о суверенитете страны не думаете". О какой конвертируемости может идти речь, если на властном уровне часто подсказывают ориентиры и говорят: "Раз наши банки в длинную и по дешевке не кредитуют, пускай они выходят на заграничные и там обслуживаются". Таким образом мы не только не создадим конвертируемость валюты, но будем иметь серьезные проблемы экономического толка, потому что не придет внешний финансовый источник к нашим фермерам, среднему и малому бизнесу, т.е. к микрофинансированию, в чем так нуждается население. Я надеюсь, что общими усилиями и благодаря разработке стратегии развития банковской системы мы договоримся и доведем до сознания властей, что нужно в приоритет №1 поставить банковскую систему, а не делать ее козлом отпущения. Но нет худа без добра: может быть, эта ситуация даст основания подойти к банковской проблематике с большим интересом и выслушать аргументы. Есть аргументы, которые трудно опровергнуть: когда нам предписано осуществлять бесплатно налоговый контроль, валютный контроль, контроль за кассовой дисциплиной, таможенный контроль хотят на нас бесплатно возложить. Это все затраты, и это прописано в законе. Но есть и серьезный позитив: динамичное продвижение идеи о развитии системы в диалоге с Центральным банком, и сейчас приняли закон о страховании вкладов.

С. Корзун: Вернемся к более общим вопросам. Российская экономика сейчас достаточно устойчива: цена на нефть - благоприятная, ВВП растет. И на этом фоне особенно странно выглядит то, что на финансовых рынках такие провалы происходят. Я согласен с Гарегином, что надо создавать нормальные прецеденты выхода из таких микрокризисов. Но я хотел бы спросить о роли государства, которое намеренными или неосознанными действиями может раскачивать эту лодку?

Г. Тосунян: Я не согласен со словом "провалы". Не бывает так, чтобы всегда был динамичный резкий рост: когда этот рост чуть-чуть уменьшается, Вы это называете сразу провалом. Это колебания роста - они реагируют на конъюнктуру.

С. Марков: Все знают причину, почему наш фондовый рынок переживает проблемы: она распространяется на все развивающиеся рынки. Финансисты во всем мире прекрасно знают, что американцы будут поднимать учетную ставку. В результате держать деньги в Америке станет более выгодно. Поэтому огромное количество фондов с десятками миллиардов долларов изменило свою политику, уменьшило свое присутствие на развивающихся рынках, в том числе России, и дали большую пропорцию американским ценным бумагам. А как происходит на фондовом рынке: если уходит 10%, то цены уменьшаются больше.

Второй фактор: у Буша - выборы, а по Ираку он проигрывает Керри начисто. Ему надо показать простым американцам что-то такое в экономике. Для этого надо, используя стабильный экономический рост в Америке, одновременно поднять курс доллара.

С. Корзун: Несмотря на те преимущества, которые американская экономика получила от падения курса? То есть надо уже возвращаться.

С. Марков: Сейчас экономики стали хорошо регулируемыми. Прогресс человечества и заключается в том, что человечество все больше контролирует разные процессы. Американцы сначала искусственно уменьшили курс доллара, для того чтобы получить хороший экономический рост. В этом смысле нам бы поучиться у них. Хотя и говорят об опасности усиления рубля, а он там нормально усиливается…

Г. Тосунян: Ничего плохого в управляемом усилении рубля нет. Это же нормальный управляемый процесс. Когда рубль обваливался, критиковали Центральный банк и власти. Когда рубль укрепляется, опять критикуют.

С. Марков: Мы должны не абстрактно подходить к этому вопросу, а исходя из политической задачи: мне кажется, что в течение 2-3 лет нам желателен более слабый рубль, чтобы дать больше экономического роста. Потом, учитывая экономический рост, начать расширение экономической базы, и здесь возникает другая задача - техническое перевооружение. А для этого нам нужен "тяжелый" рубль, чтобы на него закупить больше технологий и станков.

Г. Тосунян: Давно уже нужно: у нас на 40% изношены фонды. Вы говорите - "2-3 года подождем, потом начнем укреплять рубль и фонды". На самом деле ослабленный рубль выгоден экспортерам, а укрепляющийся - импортерам. Сегодня разумное укрепление рубля - это, во-первых, одна из составляющих снижения инфляции, во-вторых, в прошлой передаче Вы задавали вопрос, почему не идет ипотека и кредитование - по высоким процентам, а если соответствующий уровень рубля - стабильный, это и повышенное доверие, и влияет на ставки.

С. Корзун: То есть банкирам выгоден сильный рубль?

Г. Тосунян: Банкирам наоборот инфляция еще более выгодна, потому что они зарабатывают на инфляционной марже, а стабильный рубль снижает маржу. Но банкиры сегодня отличаются тем, что исходят не из узкокорпоративных, а макроэкономических интересов государства, потому что нам сегодня нужен богатый клиент, нужен заемщик в потребительском и ипотечном кредите. Банкиры России дозрели до того, что мы заинтересованы в развитии клиентуры, производства и так далее. Это ограниченный подход, что лучше, если бы было больше колебаний и нестабильности. Стратегически банкирам стабильный рубль нужен: это укрепление системы в целом, в том числе банковской. Важно, чтобы этот управляемый процесс приводил, с одной стороны, к снижению инфляции, с другой стороны, к аккуратному укреплению рубля. С тем чтобы можно было и прогнозировать. Потому что у нас был очень большой разрыв ставок по кредитам, хотя за последние годы ставки по рублям резко снизились и сейчас приблизились к ставкам по валюте.

Сегодняшняя ситуация - на порядок лучше, она прогнозируема, у нас уже третий год - прогнозируемое снижение инфляции. В этом году, например, планируется 10%, на будущий год - 6,5-8,5%, и это реальная задача. Но нужно ставить вопрос об укреплении и развитии банковской системы, а не об абстрактном снижении инфляции, абстрактном укреплении или ослаблении рубля. Чтобы точки роста были многочисленные: это мелкие предприниматели, которые развивали бы свой бизнес и не ждали от государства социальных дотаций, и одновременно развивали финансовую мощь страны. В этой части нужно снимать массу обременений.

С. Марков: Укрепление и ослабление рубля должно быть четко завязано под политическую задачу. И в этом смысле деятельность правительства в том, насколько точно оно ставит свою практику под политические задачи, насколько оно способно поставить эти задачи в соответствии со стратегией развития, применять точные инструменты, для того чтобы, выиграв одно, не проиграть больше. В этом смысле нам нужно поучиться у американцев: то, что происходит у нас на фондовом рынке, тесно связано с идеальными действиями американского правительства. Они сначала с помощью ослабления доллара дали импульс экономическому росту, т.е. действия, предпринятые раньше, будут работать и в предвыборную кампанию. А сейчас Буш предпримет действия по укреплению доллара, и во время выборов американцы получат выгоду и от того, что доллар тогда ослаб, и от того, что доллар сейчас окреп.

Г. Тосунян: Согласитесь, они никогда не позволяют, чтобы извне им диктовали, какой должна быть система, много или мало у них банков (а у них, кстати, 40 тысяч банков). Им никто не диктует, как менять или урезать банковскую систему. Тогда как многие наши действия определяются тем, что кто-то сказал, что у нас много банков. И Вы последовали этой ошибочной логике. Это должно решаться на уровне страны, ее денежно-кредитной политики, и должна быть стратегическая логика.

С. Корзун: Правительство должно быть способно действовать тонкими инструментами. Способно или не способно нынешнее российское правительство?

С. Марков: Я считаю, что сегодняшнее правительство - очень квалифицированное и опытное. Оно способно действовать тонкими инструментами и механизмами. Но у него есть недостаток в стратегии. Этот недостаток должен быть ликвидирован: должны быть прописаны долговременные политические и социально-экономические цели. Потому что если вы не знаете, куда плыть, вам никакой ветер не будет попутным.

Г. Тосунян: Я считаю, что все возможности и потенциал у правительства есть. Оно только приступило к своим обязанностям, поэтому время покажет. Но, судя по людям, преемственности и ориентирам, которые выставляются, есть все основания полагать, что будет разумная и грамотная политика. Единственное, что хотелось бы - поставить в приоритет развитие финансового сектора и национальной банковской системы. Я надеюсь, что мы этого добьемся, тем более что и Фрадков проявляет интерес к банковской системе, и Жуков, наш давний коллега, был на съезде Ассоциации российских банков, и Центральный банк действует более чем адекватно. В совокупности у нас есть блестящий шанс решать и тактические, и стратегические задачи.

С. Корзун: Спасибо Вам за участие в этой дискуссии.

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Гарегин Тосунян и Сергей Марков (2)
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал