Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
22.09.2018 
Главная страница > X-Архив > Цискаридзе, Воробьев и Панкратов
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Цискаридзе, Воробьев и Панкратов


4 февраля 2004 года
Допинг в спорте - опасность для жизни или двигатель бизнеса?

Часть 1
Часть 2

Николай Цискаридзе
Николай Цискаридзе
X-Справка
Аркадий Воробьев
Аркадий Воробьев
X-Справка
Денис Панкратов
Денис Панкратов
X-Справка

С. Корзун: Продолжаем нашу дискуссию. Напомню, что это клуб "ПолитХ", в котором мы сегодня обсуждаем проблему допинга в спорте - опасность для жизни или двигатель бизнеса. В первую очередь, хочу поприветствовать Аркадия Никитича Воробьева, который только к нам присоединился. Аркадий Никитич, в то время, когда Вы активно занимались спортом, проблема допинга вставала или не вставала вообще?

А. Воробьев: Вообще, мы до 68-го года не встречались даже, в Мехико впервые мы... Не мы, советские спортсмены, принимали, а наши соперники, - а до этого нет. Хотя, как признались метатели - американцы Коннери, Лонг, Нидер, толкатели ядра - они уже принимали анаболические препараты.

С. Корзун: Вы не жалеете, что, все-таки, Ваши результаты могли быть выше, если бы медицина тогда была лучше развита?

А. Воробьев: Дело в том, что мы и так были на высоте. Зачем нам искусственно иметь результаты. Тем более, как врач я понимаю, что это небезболезненно для организма.

С. Корзун: Сегодняшний спорт, на Ваш взгляд, по большому счету, - честный спорт? Есть понятие "честного соревнования" сегодня, учитывая все допинговые скандалы, или нет?

А. Воробьев: Ну что Вы. Сейчас в любом виде спорта, может быть, за исключением художественной гимнастики, где не нужно применять никакие стимуляторы.

Н. Цискаридзе: Там тоже применяются...

А. Воробьев: Мочегонные средства применяла наша выдающаяся гимнастка, и то ее обвинили. Естественно, она это не сознательно сделала. Нет, я думаю, что во всех видах спорта сейчас идет активное употребление не только гормональных препаратов, но и препаратов, связанных с вытяжкой из тканей, например, из плаценты. Пептиды - обломки белковых молекул, масса вещей, которые употребляются для стимуляции. Хотя я понимаю, что при таких нагрузках больших, конечно, какие-то препараты для восстановления организма нужны. Иначе нагрузки так же будут губительно действовать, как и допинги.

С. Корзун: Денис, нашли Вам человека, который готов с Вами поспорить. Берите руль программы в свои руки, и давайте - спорьте.

Д. Панкратов: Хорошо. Насколько я понимаю, Вы - медик. Медик плюс у нас есть представитель Антидопингового центра. Тогда у меня такой вопрос: если так все плохо, если поголовно все это происходит и если допинг едят все, как Вы утверждаете, почему так мало положительных проб, почему такой маленький процент положительных проб, почему так мало дисквалификаций, почему мы говорим, действительно, о единичных случаях, в то время как едят миллионы.

А. Воробьев: Раньше, например, я был судьей в 80-м году на первенстве мира по тяжелой атлетике юниорской. Болгары заняли тогда восемь первых мест. Я их прозвал "туалетными чемпионами". Почему? Дело в том, что после каждого упражнения они бегали в туалет и пили огромное количество воды. Я сразу усек, что они употребляли мочегонное, и фактически урина - моча - ничего не показывала. Это была водичка. Кроме того, есть разные прикрытия. Третье, многие зарубежные атлеты - я знаю Рамсе, знаю турок в тяжелой атлетике - просто покупают кое-кого из комиссии по допингу. То есть я имею в виду, кто забирает. Разные ухищрения. Первенство было в Праге по легкой атлетике - у одного метателя был обнаружен в моче гормон беременности. Этот совсем нонсенс.

Д. Панкратов: Хорошо, давайте по пунктам. По поводу мочегонных, использования туалетов и так далее. Все мы знаем, что когда человека берут на допинг, с ним постоянно - на протяжении часа или двух, пока он не придет на допинг-контроль - ходит неотступно человек. Во всяком случае, со мной так было. Последние годы только так все происходит. То есть этот вариант отпадает, правильно?

А. Воробьев: Вы знаете, ведь человек есть человек. Если проверяют спортсменов, а тот, кто забирает пробу, он тоже обладает определенными слабостями.

Д. Панкратов: Но не все же.

А. Воробьев: Не все. Во всяком случае, к нашим российским спортсменам - самое жестокое отношение всегда было.

Д. Панкратов: Хорошо. Тем не менее, проб не так много. Дальше, мы сказали о подкупе. Если это настолько поголовное явление, почему мы не слышали ни одного скандала, связанного с этим? Я ни разу не слышал, чтобы было обвинение о представителе допинг-контроля в том, что он подкуплен, и, соответственно, проба была отрицательной.

А. Воробьев: По признанию легкоатлетов - в 83-м году первенство мира было в Хельсинки - было 38 положительных проб. Из них семнадцать - у американцев, самая элита. И все это было скрыто. Еще Федерация скрывает! Тут масса причин.

Д. Панкратов: Все равно, публичного скандала ни одного не было. В любой ситуации есть проигрывающая сторона, лишающаяся медали. В связи с тем, что все знали, что допинг был принят, но почему-то все сказали, что была отрицательная проба. Всегда есть стороны, которые недовольны тем, что отстранились от высшей ступени. Они просто обязаны создать скандал. Я ни одного скандала не слышал.

А. Воробьев: Кроме того, мы знаем, что период выведения некоторых допингов... Спортсмены, которые не хотят быть пойманными, они заранее прекращают принимать эти препараты. Это еще одно доказательство, что употребляет, но... А есть еще препараты, которые...

Д. Панкратов: Это все догадки. Нет, мы знаем эти механизмы, они существуют...

А. Воробьев: Ну, я же не буду Вам говорить, что конкретно кто-то там...

Д. Панкратов: Нет, но даже если Вы скажете конкретно, это нужно будет доказать, правильно? Таких доказательств, еще раз повторяю, очень мало по сравнению с тем, что мы говорим о том, что весь спорт погряз в допинге.

С. Корзун: То есть, Денис, Вы считаете, что спорт у нас в целом сегодня честный, учитывая развитие медицины и антидопинговых цифр.

Д. Панкратов: Я этого не сказал. Я сказал о том, что средства массовой информации преподносят такую картину, что спорт, в принципе, весь на допинге. Без исключения. Практически везде, практически всегда. Любой вид спорта уже давно охаян. Вот, я с этим не согласен, потому что я еще раз говорю, я не применял, я знаю, ребята, которые тренировались со мной, не применяли. Плавание начала середины 90-х практически все "чистое". Российское плавание. За другие команды не говорю. И мне обидно, когда моих ребят - ребят, с которыми я тренировался, с которыми я выступал... Я устал отвечать на вопрос, принимал я или нет. Нет! Я надеюсь, больше мне этот вопрос не зададут. Я не применял, и не применяли ребята, с которыми я плавал: Евгений Садовый не применял, Владимир Селиков не применяет. Это все звезды, легенды российского уже плавания. И, честно говоря, мне уже наскучило объяснять всем, что этого не было.

С. Корзун: Хорошо, Денис, тогда последний вопрос. Мы понимаем, что он больной для Вас. Могли ли врачи Вашей команды, сборной по плаванию, в Ваше отсутствие разрабатывать Вам курс питания, который... после этого результаты этого питания выводились из организма вовремя. Вы могли об этом просто не знать.

Д. Панкратов: Вспомните начало 90-х. Я Вам скажу, что сборная России выезжала на сборы, не имея питания вообще. Мы ездили на сборы на Домбае: шел автобус со сборной России, а сзади шла фура с курицами, потому что есть было нечего. А теперь подумайте, о каком фармакологическом питании мы говорим?

С. Корзун: Антибиотики куриные.

А. Воробьев: Дело в том, что вряд ли, члены сборной команды никогда не нуждались в питании, было отличное питание.

Д. Панкратов: Вы говорите о советских временах, я не спорю: я тоже застал этот период - мы ни в чем не нуждались. Я говорю, после распада Советского Союза российский спорт, российское плавание, я думаю, ребята не дадут соврать: по большому счету, многие сидели на голодном пайке, в лучшем случае, кто-то уезжал за границу и пользовался благами западной цивилизации. Здесь, в России, не было ничего: не было ни баз, ни медикаментов, ничего не было. Есть было нечего - это, действительно, так.

С. Корзун: Денис, мы помним это время и верим Вам, хотя думаю, что, конечно, спортсмен для достижения результатов нормально питался.

Д. Панкратов: Знаете, достижение результатов: когда ты выигрываешь - все делают вот так (хлопает). Более того, я напомню, что в 92-м году за победу на Олимпийских играх ребята получали три тысячи долларов. Насколько это сопоставимо - заработок с тем, что сделано. Насколько сопоставимо - двадцать лет тренировок с тремя победами на Олимпийских играх. Например, Евгений Садовый: три "золота". Это человек, который единственный из российских пловцов внесен в зал славы: он за Олимпийские игры получил девять тысяч долларов. На сегодняшний день - это, в принципе, призовое место на обычном коммерческом турнире. В советские времена давали квартиры, машины, что-то давали. В начале 90-х и это было немного утеряно.

А. Воробьев: Сейчас-то немножко изменилось. В сборной команде по тяжелой атлетике я бываю иногда: если раньше, даже в начале прошлого года, было не совсем хорошее питание, то сейчас питание - просто отличное.

Д. Панкратов: Я не спорю, я не говорю вообще за весь спорт, я не готов сказать, что все - "чистые". Я говорю, что нельзя всех хаять.

Н. Цискаридзе: Это система сегодняшнего дня, что всех надо охаять. Иначе не будут покупать газеты, не будут смотреть передачи.

Д. Панкратов: Когда говорят о спорте, то, в принципе, чтобы что-то сказать о спортсмене, нужно что-то знать о виде спорта. Большинство спортивных журналистов, а тем более, простых журналистов не понимают, о чем они говорят. Соответственно, им легче узнать что-то о допинге - это, кстати, единичные случаи, это всегда сенсация - и распространить это как можно шире, как можно дальше, преподнести это как главную сенсацию, как центральное событие всего спорта. У нас сообщения о положительных допинг-пробах вышли на первые полосы всех спортивных изданий по сравнению с достижениями. Ну, это бред.

А. Воробьев: Это абсолютно верно. Я Вам хочу сказать следующее: многие спортсмены настолько поверили в "химию", будем так говорить, что совершенно забросили культуру тренировки по-настоящему. А ведь мы проводили исследования перед Олимпиадой в 80-м году: оказалось, что 95 с лишним % культуру тренировки не знают. Сколько угодно можно глотать допинга, а если ты не будешь тренироваться, ничего не получится. Значит, самое главное - это культура тренировки. В любом виде спорта, если будешь правильно тренироваться... Поэтому не исключено, при нормальном, хорошем питании, при приеме витаминов и кое-каких препаратов, которые помогают восстановиться, можно иметь высокие результаты. Но не допинги.

Д. Панкратов: Хочу добавить. Еще раз говорю, плавание начало середины 90-х было достаточно "чистым". Наши специалисты, тренеры были признаны по всему миру лучшими по методике, по тактике, по всему. Их звали по всему миру. Но когда наши ведущие тренеры приезжали в детские и юношеские спортивные школы, особенно в других видах спорта, - они начинают объяснять, как нужно тренироваться, а молодые тренеры, работающие на уровне юношеских разрядов, задают один вопрос: "А что Вы едите? - Да мы ничего не едим, вот так нужно тренироваться, чтобы достигать". Никто не верит. Это настолько стало глупостью.

Еще одно доказательство того, что плавание начало середины 90-х было достаточно "чистым". По-моему, в 2000-м или 99-м году была такая процедура выборов лучшеготренера десятилетия. Там участвовал мой тренер - Виктор Авдеенко. Так вот, были призваны двенадцать лучших тренеров по плаванию со всего мира: там было семь американцев, три или четыре австралийца, двое - россиян. Ситуация была такая: идут выборы, сравнивают какие-то достижения, в общем, все абсолютно сравнивается. Вот зал, где идет заседание, а в коридоре висят портреты всех номинантов. Когда на перерыв люди вышли из этого зала, прежде чем принять решение, кто, действительно, лучший, на каждом из портретов какой-то злопыхатель или просто человек знающий написал фломастером препараты, которые применяли эти тренеры, запрещенные. На одиннадцати иконках были написаны огромные списки препаратов запрещенных - на иконке Виктора Авдеенко ничего не было. Сразу единодушно его признали лучшим тренером десятилетия. Это, действительно, официально, это так есть.

С. Корзун: Денис, мы Вас поняли. Но Вы косвенно и подтвердили, что эта проблема существует. Виталий Александрович Семенов...

В. Семенов: Я хочу, действительно, подтвердить то, что было сказано по поводу плавания, что это наиболее "чистый" вид спорта. На самом деле, это так и было, и до сегодняшнего дня, - единицы были какие-то положительные.

Д. Панкратов: На самом деле, мне очень странно это слышать, потому что большинство людей от антидопинговых комиссий, в первую очередь, когда их спрашивают, какие наиболее допинговые опасные виды спорта, все говорят - легкая атлетика, плавание, штанга. А я все время объясняю, что анаболические стероиды - это самое страшное, что может быть в современном допинге - в плавании, на мой взгляд, не применимы. Потому что увеличивается мышечная масса, увеличивается излишняя сила. А теперь представьте, жидкость - Вы с ней ничего не сделаете. В плавании применимы усилия на воду в 10 килограмм - это может сделать ребенок. Если Вы потянете сильнее - вода Вас пропустит, если Вы потянете слабее - вода Вас пропустит. Вам не нужна излишняя сила, поэтому анаболические стероиды в плавании не применимы. Психотропные - да, может быть, какие-то гормональные препараты в женской части - да. Я, с одной стороны, устал доказывать, что допинг не то что не существует, но он не настолько опасен, как мы это всё преподносим. С другой стороны, это проблема, и с ней нужно решать. Вот, мы коснулись темы астмы - вот это, действительно, сейчас в плавании проблема. У нас ведущие национальные сборные - американские, австралийские, германские - это уже паранойя: 70 процентов участников этих сборных имеют справку о том, что они астматики. У меня, кстати, вопрос сразу к нашим медикам: насколько легко сделать такую справку, и насколько здесь применима клятва Гиппократа, чтобы дать липовую справку о том, что человек - астматик?

А. Воробьев: Это ясно, что дело белыми нитками шито. В Сиднее оказалось: шестьсот спортсменов имели справки, что они - астматики.

Д. Панкратов: А в России есть данные - у нас есть астматики вообще?

А. Воробьев: Есть, конечно. Но они тогда не смогут по-настоящему быть большими спортсменами - астматики. Это же ясно, минутная вентиляция легких возрастает непомерно, и, естественно он получает преимущество. Но я не совсем согласен, что в плавании не употребляют. Видно по внешнему виду китайских спортсменок, а в прошлом - спортсменок ГДР, но, правда, они еще применяли гормоны роста.

Д. Панкратов: Опять же, мы говорим о спортсменках, и, причем китайских и немецких.

А. Воробьев: И мужчины - тоже. Сейчас искусственный гормон роста применяют американцы в больших количествах.

С. Корзун: Уважаемые коллеги, высказаны точки зрения, все понятно. К Николаю Цискаридзе вопрос. Николай, Вы следите за ходом этой беседы, не слишком активно принимая участие. В самом начале Вы сказали, что сами стимуляторов не принимаете, помимо элеутерококка, повышающего тонус. Но, в принципе, в какие-то моменты были бы не против. Что Вам мешает? У Вас уж пробу на допинг, наверное, никто не возьмет.

Н. Цискаридзе: Конечно, никто не возьмет. И главное, что это никому не будет интересно. Потому что в данной ситуации важен результат. Что мне мешает? Потому что я никак не могу выяснить, где этот препарат можно приобрести.

С. Корзун: То есть настолько все засекретили, что для Вас это и открыть невозможно?

Н. Цискаридзе: В простых магазинах это не продается, а к спортивным - у меня доступа нет. Но когда я спрашиваю спортсменов - я говорил, что я спрашивал у именитых спортсменов, - никто открыто не говорит, как это называется. "Да зачем тебе это? - Ну, понимаете, мне тяжело иногда бывает, и хочется просто стимульнуть организм, чтобы выдержать тот или иной тяжелый спектакль".

Д. Панкратов: А не пугает то, что это, действительно, опасно: ведь запрещено не просто так. Вы слышали тут страхи по поводу анаболических стероидов.

Н. Цискаридзе: Нет, я не прошу анаболических, мне нужно для стимуляции именно сил.

Д. Панкратов: Любая стимуляция, любое химическое вмешательство в организм наносит вред.

А. Воробьев: Дело в том, что поливитамины, допустим, с микроэлементами необходимы как воздух. А абсолютное большинство людей не употребляют. А это очень плохо. Уже за сорок лет обмен веществ - другой. Если нормальное питание, а я считаю - это часть питания, это культура, - то значительно будет лучше.

Д. Панкратов: У меня есть еще такой вопрос: с 1 января перестали быть допингами кофеин и эритропоэтин, если я прав?

А. Воробьев: Эритропоэтин ни в коем случае не может быть, потому что столько погибло велосипедистов после приема его.

Д. Панкратов: Я хотел бы уточнить у нашего представителя Антидопингового комитета.

В. Семенов: Дело в том, что кофеин отнесли в так называемую мониторинговую группу, туда же вошли и некоторые симуляторы, например, псевдоэфедрин. Но это не значит, что они не являются допингами. Потому что WADA заявила, что если будут обнаружены эти вещества, то специальная группа врачей, которая будет контролировать это, могут принять какое-то решение и ввести их официально в список запрещенных.

Д. Панкратов: Я не понял, он разрешен или нет?

В. Семенов: Сейчас разрешен, но он находится в составе мониторинговой отдельной группы.

Д. Панкратов: Подождите, если препарат разрешен, то, какое бы количество не было, он разрешен.

А. Воробьев: Не может быть. Кофеин всегда относился к стимуляторам, и если большая доза, то это, действительно, будет сильно.

Д. Панкратов: Так в том-то все и дело. В свое время, по глупости, очень много ребят погорело на кофеине. И вот с 1 января он разрешен! Все в ужасе: практически половина дисквалификаций, которые были по глупости в середине 90-х, когда, в принципе, есть было нечего, вдруг какой-то кофеин - непонятно из-за чего. А сейчас это все разрешено. А медали назад не возвращают, насколько я знаю.

С. Корзун: Кофеин - это то самое, что находится в кофе, в чае и так далее?

Д. Панкратов: А также в кока-коле и других энергетических напитках.

Н. Цискаридзе: Допустим, эти все напитки я не употребляю: ни кока-колу, ни кофе. Никогда! Просто потому, что мне это неприятно и неинтересно. Хотя многие советуют.

А. Воробьев: Минеральную водичку надо пить.

С. Корзун: Подождите, а пятьдесят грамм коньяка? Как многие утверждают, одна известная балетная прима перед выступлением - пятьдесят-сто грамм коньяка и нормально.

Н. Цискаридзе: Это легенды старого поколения, и я их слышал от великих наших артистов: все говорят, что любили пятьдесят грамм коньяка. Но, опять-таки, все эти великие люди выступали во время войны, и коньяк принимали, мне кажется, только для того, чтобы согреться, потому что, в основном, им приходилось выступать в очень не отапливаемых помещениях. А расцвет их карьеры пришелся на военное время и послевоенное, когда просто с отоплением было ужасно. А потом организм просто привыкает, и кажется, что тебе это помогает. Один раз попробовал, просто для интереса, пятьдесят грамм коньяка перед спектаклем. Я не могу сказать, что мне было легче или тяжелее, но веселее было точно.

С. Корзун: Николай, еще одну тему не затронули. Говорили о секс-допинге одно время - немецкая сборная была... Секс в качестве стимулятора рассматриваете или нет? Или это все несерьезно, на Ваш взгляд?

Н. Цискаридзе: Насколько я понимаю, для мужчины - это затрата энергии колоссальная, и перед - не очень бы хотелось, потому что потом тяжело. Для женщины, мне кажется, - это нормально.

С. Корзун: Кстати, один из моих собеседников, врач, спорил с этим и сказал, что и мужчины, вполне возможно. А с немецкой сборной, сейчас напомнит специалист: как раз там обвинялись (доказано или не доказано) тренеры в том, что с женской работали как раз накануне выступления. Что дают занятия сексом собственно перед соревнованиями?

В. Семенов: Дело в том, что это все только разговоры. Никаких доказательств не было, и нет до сегодняшнего дня.

С. Корзун: И он не запрещен, да?

В. Семенов: Нет, конечно.

Д. Панкратов: У нас есть действующие спортсмены, которые могут сказать...

А. Воробьев: Я считаю, что для спортсмена, хорошо питающегося, какое-то было воздержание, и это воздержание хуже, чем... Поэтому он больше переживает по поводу воздержания, чем по поводу предстоящих соревнований. Поэтому я, будучи тренером - а под моим руководством дважды Олимпийские игры выиграли (в Токио и в Мехико), хотя нам противостояли уже анаболические атлеты, - я не призывал, я смотрел на это сквозь пальцы. Говорят: "Ну, мы пошли на гормональную прогулку".

Д. Панкратов: Я тоже согласен, что это в большинстве случаев помогает.

А. Воробьев: Но, ограниченно.

Д. Панкратов: Мы говорим о какой-то потере сил. Согласитесь, что по сравнению с тренировкой - это, как правило, лепет, эти занятия сексом по сравнению с тренировкой. И главное, что тренированный организм быстро восстанавливается. А воодушевление, самоощущение для большинства спортсменов, особенно перед стартом, - очень важно.

А. Воробьев: Хорошо будет спать.

Д. Панкратов: Замечательно будет спать! А с каким настроением он на следующий день выйдет на старт! Это ж песня!

Н. Цискаридзе: Главное, снять напряжение.

А. Воробьев: А вот такой факт. Мы были на сборах в Болгарии. Вместе с нами по тяжелой атлетике тоже болгары тренировались. И пловчихи. Я Вам скажу, что после этого ребята все, болгары, очень плохо тренировались там. А пловчихи - прекрасно.

С. Корзун: На нашем сайте проходит голосование, и это, наверное, последний вопрос ко всем гостям. "Что для Вас является стимулятором", спрашиваем мы наших зрителей. Там перечислено: кофе, алкоголь, секс, медикаменты, стимуляторы не использую. Больше всего ответов: "стимуляторы не использую вообще". Про секс довольно мало ответов. Про кофе - много. Из дополнительных ответов: "работа, работа и еще раз работа". Вопрос ко всем участникам дискуссии, что для Вас в бытовом, уже не допинговом, смысле является главным стимулятором в жизни?

Н. Цискаридзе: Не знаю, я не могу так ответить.

Д. Панкратов: Стимул и стимулятор - это разные вещи.

С. Корзун: Ну, мы на бытовой уровень выходим. В чем Вы черпаете силы? Вот, медикаментов не принимаете, кофе не принимаете. Алкоголь: как у Вас с этим?

Н. Цискаридзе: Коньяк я очень люблю, но не так, чтобы ведрами его пить.

С. Корзун: О сексе уже говорили, но может, сама жизнь? Ради чего, что Вам дает стимул? Может быть, глаза того зрителя, который сидит во втором или третьем ряду?

А. Воробьев: Для меня стимул - это что-то новое познать и быть полезным.

Н. Цискаридзе: Интерес должен быть. Если мне это не интересно, то это не стимулирует никак. Мне должно быть интересно.

В. Семенов: Дело в том, что наша тема является новой и неисчерпаемой. Мы каждый день находим что-то интереснейшее. Поэтому эта работа, конечно, вдохновляет. И все силы идут на выполнение этой работы. Конечно, очень здорово, если что-то получается: что можно там найти какие-то средства для восстановления нормального спортсменов, которые бы не оказывали отрицательного влияния на системы организма. Это тоже является большим стимулом.

С. Корзун: Денис, Вам завершать. Я про себя скажу, что я, наверное, использую все возможные стимуляторы в умеренных дозах, и мне все нравится: и кофе очень люблю, и алкоголь хороший и замечательный, и про секс я не говорю. Но главное в работе является прямой эфир. Я - человек, давно работающий в прямом эфире, и ощущения, когда ты в нем находишься, - это, наверное, самый большой наркотик. Как у Вас, Денис?

Д. Панкратов: Нет, у меня с прямым эфиром не такие нежные взаимоотношения. Я как-то не чувствую большого стимула - это меня мало стимулирует. Если говорить о стимуле по жизни - наверное, желание быть не таким, как все. А если касаться стимуляторов, то это реальное, ежесекундное какое-то происшествие: взгляд на красивую девушку, глоток воздуха - это все стимуляторы. Я надеюсь, что это никогда не будет запрещено. Наверное, единственное пожелание.

С. Корзун: Спасибо огромное, Денис, классная точка в этой программе! На сегодня мы завершаемся и встретимся с нашими зрителями снова завтра. Спасибо всем участникам программы. Всего доброго!

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Цискаридзе, Воробьев и Панкратов
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал