Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
22.09.2018 
Главная страница > X-Архив > Игорь Яковенко и Маша Слоним
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Игорь Яковенко и Маша Слоним


4 декабря 2003 года
Женщины в политике

Часть 1
Часть 2

Игорь Яковенко
Игорь Яковенко
X-Справка
Маша Слоним (X)
Маша Слоним (X)
X-Справка

С. Корзун: Продолжаем наш разговор с госпожой Х. Это как мы сказали, Маша Слоним. Добрый день. Кстати говоря, под британской королевой до сих пор, человек, проживший немало, следивший из России за тем что происходит в Великобритании и наоборот. Поэтому разговор об английской королеве и М. Тэтчер - разговор, наверное, 2 специалистов. Итак, Маргарет Тэтчер - это феномен логичный или абсолютно алогичный? Появление такой женщины на британской политической арене, что это?

М. Слоним: Появление такой женщины-политика - вполне логично, т.е. она действительно прорвалась. М. Тэтчер - ее даже как пример женщины трудно привести, потому что чтобы не показаться женщиной в этом мужском обществе... Я все-таки, не будучи социологом, конечно, настаиваю на том, что в Англии политика - дело очень мужское, вспомните эти клубы, куда женщинам нельзя входить, все эти школы для мальчиков, Public Schools и т.д., где куются кадры империи до сих пор - для девочек там свое, конечно, но это все-таки это очень мужское общество. И Маргарет Тэтчер пришлось стать в общем-то мужчиной в юбке, действительно, по типу политика, это не женщина, я согласна с Марией, что женщине свойство чувство социальной справедливости гораздо больше, чем мужчине. Женщина, просто как психологический тип гораздо эмоционально гибче. Женщина может в отличие от мужчины делать сразу несколько дел.

С. Корзун: Не зря М. Тэтчер звали железной леди.

М. Слоним: Да, она железная леди, не случайно: оказавшись в мужской обществе и в мужской роли ей пришлось компенсировать какие-то свои женские особенности тем, что она стала жестче многих мужиков. Вот, слава Богу, мы снова совпадаем.

Женщина в политике может исповедовать мужскую линию поведении. Почему Ирина Хакамада, которую я очень люблю, как человека, как ньюсмейкера, которая играет абсолютно женственную роль в политике, она не добилась абсолютно никаких результатов. Почему от Ирины я слышал: "Господи, как же мне надоела эта политика", - мужчины себе такого не позволяют в разговоре с журналистами.

М. Слоним: Но Ирина - украшение парламента, я считаю.

С. Корзун: Игорь? Насчет мужского типа политики, то, что политика - мужское дело вот в этом мы с Машей похожи. Ну, или просто сделаем вид, что сошлись и М. Тэтчер стала удачливым политиком ровно потому, что избрала мужской путь.

И. Яковенко. Сначала по поводу вашей родной Великобритании. Я думаю, что женщина смогла, как вы выражаетесь "прорваться", а я считаю, что и мужчина тоже "прорывается" и в Великобритании, и в США, - драка-то идет не шуточная. Так вот я все-таки хочу вам сказать, что женщина смогла прорваться только потому, что там есть демократия. Можно что угодно говорить, но там есть демократия многовековая. И поэтому условия есть для того чтобы прорваться. Причем, это не управляемая демократия.

Управляемая демократия много чего делает, и, помимо всего прочего, она не дает женщине возможности прорываться. Очень многие женщины в нынешней политике - это декорации. Это советский вариант того, что говорили "человек в папахе".

С. Корзун: Давайте вспомним еще одно имя: Индира Ганди. Она из не сильно демократической страны, согласны?

И. Яковенко: Кто это вам сказал? Там совершенно нормальные выборы. С чем я категорические не могу согласиться? Несмотря на то, что я только что приводил цифры о том, что женщины голосуют за социальные проекты, у них есть чувство справедливости, женщины с меньшим удовольствием проголосует за какой-то совершенно уродливый, убогий, однобокий, как флюс бюджет, который у нас есть... При этом я совершенно уверен в том, что политика как и медицина, также как и математика не должна быть мужской или женской. Это просто чушь. Политика - это адекватный вызов на исторический вызов времени. Значит, Индира Гнади, - это не женская политика, это адекватная политика, в той ситуации, которая была в Индии, - мудрая, адекватная политика.

С. Корзун: Что было бы с Индирой Ганди, если бы не Джававхалат Неру, с Эвитой Перрон, если бы не было господина Перрона?

И. Яковенко: Ну давайте тогда разбираться, что было бы с Бушем младшим, если бы не было Буша старшего, что было бы с Кеннеди, если бы не было клана Кеннеди. Зачем же так? Механизм элитообразования в стране, он всегда специальный. Здесь имеет значение и уровень дохода, и уровень образования, и уровень вхождения в этот политический клуб. В Политике нет места парвеню, людям, которые избирались в Думу на демократической волне, они не знали, что делать, они не могли решить ни один вопрос, они не могли ничего сделать для своих избирателей не потому, что они плохие люди, а потому что они были там одиночками. Поэтому политика, это довольно сложный организм и человек, у которого президент или политический лидер имеет определенную форму по сравнению со всеми остальными. Не надо об этом.

Есть ведь огромное количество обратных примеров, когда на детях отдыхает природа и огромное количество бездарных, ну я не буду называть фамилий, так это будет оскорблением, но я думаю, что никому в голову не придет думать, что Ксения Собчак будет когда-нибудь восприниматься как будущий мэр Санкт-Петербурга или один из лидеров "Движения России".

С. Корзун: Про Шварценеггера тоже нельзя было сказать, что он когда-нибудь станет губернатором...

И. Яковенко: Но, тем не менее, это еще один пример демократической процедуры, как не уроженец США стал губернатором крупнейшего и самого богатого штата. В общем, я не согласен с Машей Арбатовой и с другой Машей, английской подданной, я считаю, что политики не является мужской или женской, политика должна быть мужской и лучшие женщины-политики просто это демонстрируют: это Тэтчер, это Индира Ганди и другие ведущие женщины-политики. А вот женщина, как представитель своего пола в политике категорически не нужна. Тогда она начинает выполнять совковую декоративную функцию.

С. Корзун: Тогда все-таки назовем фамилию Ирины Хакамады: она вполне выполняет функцию женщины, ну просто по всем критериям, и не случайно такая популярность как женщины. Популярность как политика, не знаю - может быть, есть какие-нибудь опросы по этому поводу? Я думаю, что здесь нельзя одно от другого отделять. Потому что та же Эмильда Маркос была помимо всего прочего еще очень красивой женщиной.

М. Слоним: Мне кажется: Ирина Хакамада как-то прекрасно совмещает и женственность и она политик. Это козырь, который свойственен женскому полу.

С. Корзун: Ну почему козырь? Это не козырь, это свойство характера, психологии. Она может понять больше и лучше те вещи, которые мужчины просто не видят.

Она, мне кажется олицетворяет идеал женского политика. Может быть и президента, пожалуй, я бы голосовала за нее.

И. Яковенко: Мне кажется, что здесь идет постоянное смешение понятий и подмена тезисов. Одно дело - качество политики, а другое дело PR-механизм. То обстоятельство, что Путин, например, неплохой спортсмен, скажем так, имеет ли какое-то отношение к политике, которую он реализует? Нет, это просто дополнительный ресурс для выборов, для имиджа. Он был атрибутом имиджа: и спортивность, и ФСБ-шное прошлое и т.д. - все это - атрибут имиджа, все это не имеет никакого отношения к политике, которую человек проводит, поэтому я еще раз настаиваю на простом и ясном тезисе: не бывает мужской или женской политики, бывает политика адекватная или не адекватная. А все остальное имеет отношение к имиджу, к проходимости в Думу, в президенты или губернаторы, к симпатичности, - человек может быть приятным или неприятным, человек может быть женщиной или мужчиной, но к политике как таковой, это не имеет никакого отношения.

С. Корзун: Ну что ж, если эта тема исчерпана, можем обсудить вопрос женщины в журналистике, который нам подкинули наши зрители. Алексеем Митрофановым можно было бы по этому поводу поговорить, потому что его жена - известный журналист. На самом деле, если у политики такое не женское лицо, как мы видим (13%, 15, 20 и т.д.), то у журналистики как раз лицо скорее женское.

М. Слоним: Да, и на журфаке 80 процентов девочек.

С. Корзун: может быть журналист - это тот же политики, только другими средствами?

Я не случайно задаю этот вопрос. Многие телеведущие, например, называют себя журналистами, скажем, Сергей Доренко или Михаил Леонтьев. Они - люди, которые посредством общения и коммуникации с большой массой народа проводят так свои взгляды. Вот Миша Леонтьев, известный историк, баллотировался в депутаты и не прошел.

М. Слоним: Они не журналисты, они бывшие журналисты, которые вдруг где-то запутались, подменили понятия журналистики и политики и путем... Потрясающе, как человек получает доступ к эфиру и он перестает быть журналистом, что Миша Леонтьев, что Доренко, - они оба на этом сломались.

С. Корзун: Хорошо, говорим о журналистке. Вы тоже убеждены в том, что они не журналисты?

И. Яковенко: Там другая история. Есть такое понятие "коррупция сознания", когда человек не может в каких-то вещах признаться себе, потому что начинает разрушаться личность, как Чикатило, который не мог признаться в том, что он совершил, и называл себя санитаром леса и т.д. Так вот Доренко и Леонтьев, если они говорят, что они журналисты, они подпадают под суд журналистcкого сообщества, под суд чести, и тоuда становится понятно, что то, чем они занимаются, - это неприлично.

Вот именно поэтому, после того, как они стали заниматься этим, они были вынуждены для самозащиты сказать: "Мы не журналисты" После того, как врач начинает калечить людей, он не может сказать о себе "я врач", иначе он подпадает под клятву Гиппократа и под суд врачебной общественности. Что касается женщин в журналистике, то здесь примерно такая же ситуация, как и в политике: огромное количество женщин в основании профессии, - около 80 процентов женщин в журналистике, я бы сказал, рабочей (районные, городские газеты, региональные газеты и телекомпании); чуть меньше уже в журналистской элите и совсем денницы среди руководителей крупных средств массовой информации, главных редакторов и крупных топ-менеджеров в СМИ. Практически на всех телеканалах, может быть, одна женщина и мелькнула один раз, но все крупные обозреватели и главные редакторы - это мужчины. Та же самая ситуация, что и в политике: воспроизводится та же патриархальная пирамида. На государственной службе, в административных аппаратах - 56 процентов, а среди руководителей - чуть больше 1 процента.

С. Корзун: Но, может быть, в журналистике более заметны те, кто пишет, т.е. работники среднего звена, поэтому и складывается ощущение, что журналистика у нас преимущественно женская в то время, как политика - преимущественно мужская.

М. Слоним: Но ведь у нас очень много женщин ушли и в PR?

С. Корзун: Тема удивительно интересная, когда-нибудь в следующем раз мы обязательно поговорим об этом. А теперь нам пора закругляться, поэтому вернемся к проблеме квотирования, о которой мы собирались поспорить и не поспорили. Вот Игорь, если я правильно понимаю, считает, что квотировать ничего и нигде не надо ни в политике, ни в журналистике.

М. Слоним: Нет, это Митрофанов так считает.

И. Яковенко: Нет, у меня позиция совершенно другая. Я сказал, мне не важно кто меня лечит: мужчина или женщина, - главное, чтобы лечили хорошо. В ваших устах идея звучит симпатичнее, но она получается другой.

Я хочу сказать, что, вне всякого сомнения, на Западе квотирование - это вещь, которая себя оправдала. В России же она превратится в глупость, потому что у нас на дворе управляемая демократия, и пытаться квотировать парламент по половому принципу - означает вернуться прямо в советскую власть. Тогда женщина, уже совершенно точно будет выполнять декоративную функцию. К нам с вам доярку в парламент приведут и т.д...

Поэтому я категорический противник введения квотирования в нынешних российских условиях. Пока у нас на дворе управляемая демократия это будут папахи, доярки и т.д., это будет не Дума, а Верховный совет СССР.

М. Слоним: Я абсолютно согласна. Пока приходится квотировать демократию, ну что давайте еще самих демократов в парламенте квотировать или спонсировать столько демократов в парламенте... Конечно, это полная глупость, это может быть роскошь, которая сейчас просто не позволительна.

С. Корзун: Ну что ж, последнее из списка. Проголосуйте и наши зрители тоже проголосуют. Кто из женщин политиков больше всего вам нравится? Мы уже спрашивали наших предыдущих гостей. Екатерина Вторая, Витта Перрон, Эмильда Маркос, Индира Ганди, Валентина Матвиенко, Ирина Хакамада, Любовь Слизка, Кандализа Райс, Галина Старовойтова, Маргарет Тэтчер. Список открыт, и в него уже были добавлены Дженифер Лопес, и Жанна Д'Арк, хоть и не удавшийся политик (вот с таким дополнением). Маша?

М. Слоним: Екатерина Вторая, пожалуй, а на второе место я бы поставили Хакамаду.

И. Яковенко: Индира Ганди.

С. Корзун: О результатах опроса вы узнаете на нашем сайте www.politX.ru. Наша сегодняшняя тема была "Женщины в политике", как вы понимаете, это тема очень глубокая и она не исчерпана, да и нельзя исчерпать ни одну тему до конца, иначе было бы неинтересно, и никакие дискуссионные программы просто не существовали бы. Спасибо все участникам этой программы, спасибо всем участникам этой передачи, - спасибо Юрию, и спасибо Маше, и спасибо всем, кто, невзирая на килобиты и мегабиты выжираемые информацией, проходящей по проводам, смотрел нас в Интернете. Всего доброго!

Часть 1
Часть 2

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Игорь Яковенко и Маша Слоним
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал