Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
 Авторское
 Телевидение
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Сегодня 
26.05.2018 
Главная страница > X-Архив > Леся Ярославская и Юрий Кобаладзе
X-Сайт
X-Архив
X-Форум
X-Справка
X-Эксперт
X-Команда
X-Партнеры
X-Контакты

Леся Ярославская и Юрий Кобаладзе


22 декабря 2003 года
Под колпаком. Допустимы ли скрытые формы наблюдения за жизнью граждан?

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Леся Ярославская
Леся Ярославская
X-Справка
Юрий Кобаладзе
Юрий Кобаладзе
X-Справка
Виталий Дымарский (X)
Виталий Дымарский (X)
X-Справка

С. Корзун: Здравствуйте, и добро пожаловать на очередной эфир программы "Полит-Х". Это телевизионная и интернет дискуссия в основном на политические темы. Сегодня у нас тема животрепещущая и актуальная: "Скрытые формы наблюдения за гражданами". В вашем рейтинге тем, который вы устанавливали, она на одном из первых мест. Сегодня в гости мы пригласили Лесю Ярославскую. Человек, у которого мы хотели бы узнать, каково это находиться в добровольном заключении, под этим самым колпаком, когда все грани жизни абсолютно на виду. Леся Ярославская, напомню, участник проекта "Фабрика звезд 2". Юрий Кобаладзе - управляющий группы "Ренессанс Капитал", в одной из прошлых жизней находился на ответственной работе во внешней разведке. Юрий, добрый день. Человек, у которого мы узнаем, наблюдал он или не наблюдал за жизнью простых граждан в приятные или не очень приятные для них моменты. Так же нашим гостем сегодня будет Константин Боровой, он появится в студии чуть позже. Человек, за которым на самом деле довольно много следили, - предприниматель Константин Боровой. И есть у нас персона Х, это известный журналист, имя которого я пока не назову, но вы его еще увидите воочию минут через 30-40. Мистер Х слышите ли вы нас?

Мистер Х: Слышу и уже слежу за вами...

С. Корзун: Продолжайте следить за нами и вмешивайтесь, как только в этом возникнет необходимость. Начать эту беседу я хочу с высказывания одного из зрителей нашей программы: "Мы уже все "под колпаком" во всех возможных сферах жизнедеятельности, от личной жизни до работы. Подконтрольным совершенно свободно может оказаться все и вся, начиная от медицинской карты и паспортных данных до налоговых деклараций и телефонных переговоров, и мы об этом узнаем последними". Подпись - Свен. Юрий Георгиевич, правда ли это или неправда?

Ю. Кобаладзе: Нет.

С. Корзун: То есть мы "не под колпаком"?

Ю. Кобаладзе: Я думаю, что нет, и в этом смысле, чем скорее мы окажемся под колпаком, тем удобнее станет жить.

С. Корзун: Чем, если не секрет? То есть мы уже начинаем завидовать Лесе Ярославской?

Ю. Кобаладзе: Вообще у меня с Лесей сходная судьба: мы оба добровольно согласились быть под наблюдением. Она, приняв участие в передаче, а я, согласившись работать в службе внешней разведки. Любой разведчик исходит из того, что когда он работает за рубежом, он под колпаком, под ним наблюдает контрразведка противника.

С. Корзун: То есть, кроме шуток, личная жизнь до малейших подробностей оказывается под наблюдением компетентных слушателей, своих ли, противника ли?

Ю. Кобаладзе: Исходить надо из того, что да, 24 часа, хотя на практике, конечно, это не так. У меня в квартире были установлены микрофоны, и я знал, где они. В том числе в спальне. Тяжело первые три месяца, потом просто привыкаешь. Телефон прослушивался, причем иногда даже демонстративно, но не всегда; исчезала корреспонденция: вот идет каждый день, потом вдруг исчезает на неделю, а потом приносят сразу мешок. Но это правила игры, я здесь совершенно не сетую. Я понимал на что я иду, поэтому это у меня не вызывала никаких отрицательных эмоций. А что касается вопроса Свена, то, о чем он говорит, как раз хорошо. Общие кредитные карточки. Например, в Англии еще 20 лет назад было достаточно предъявить водительское удостоверение, чтобы оно использовалась как документ, соответствующий паспорту, ведь у англичан паспортов как таковых нет, только загранпаспорта, когда ты едешь за границу тебя дают паспорт. Поэтому Свен напрасно беспокоится, мне кажется, все идет в правильном направлении. Чем мы становимся богаче и технически совершеннее, тем больше в этом смысле мы будем под контролем.

С. Корзун: Ода номер один, ода номер два от Леси. Леся, что вас толкнуло "под колпак"? Стремление к известности?

Л. Ярославская: Я попала на "Фабрику" чисто случайно, и ни грамма об этом не жалею, но... сложновато было.

С. Корзун: Сложновато, первые... сколько месяцев вы говорили, Юрий?

Ю. Кобаладзе: Леся, вы готовый разведчик.

С. Корзун: К вниманию компетентных служб, обратите внимание на замечательную девушку Лесю Ярославскую. Что на самом деле самое страшное в этом? То есть вы сознательно пошли на это... Как там писал Оруэлл - "Большой брат смотрит на тебя"...

Л. Ярославская: У меня первым условием было, чтобы не снимали в ванной и в туалете. Когда я пришла на проект, на кастинге я об этом спросила, мне сказали, что съемок не будет, но камеры там были, и это было очень неприятно.

С. Корзун: То есть кто-то теоретически...

Л. Ярославская: Постоянно следила охрана...

С. Корзун: Вы перекроили свою жизнь в связи с этим?

Л. Ярославская: Конечно, сейчас я нахожусь под таким же колпаком в обществе, потому что там меня снимали камеры, а теперь окружающие люди все время обращают внимание.

С. Корзун: Что самое приятное? В себе находите склонность к эксгибиционизму, в разных формах, а не только в том смысле, в котором этот термин употребляется, нравится ли быть на людях?

Л. Ярославская: Иногда не очень приятно. Хочется побыть наедине с собой, а вокруг люди...

С. Корзун: Какие моменты наблюдения вы хотели бы избежать в первую очередь?

Л. Ярославская: Личная жизнь, конечно. Благодаря проекту, моя личная жизнь стала достоянием всей страны, и это не очень приятно.

С. Корзун: Теперь придется строить новую личную жизнь или?..

Л. Ярославская: Нет, все осталось по-прежнему.

Мистер Х: Я просто послушал обоих наших гостей, которые оба побывали "под колпаками", и подумал, что они оба являются представителями тех профессий, которые вынужденно, добровольно идут на такую самодемонстрацию всем и вся. А каково простым людям, не разведчиками, не шоу-звездам, им то совсем не хочется быть на виду?

С. Корзун: Вообще серьезный вопрос о таком раздвоении личности: с одной стороны, почти во всех людях, наверное, сидит стремление к власти и известности, а с другой стороны, оно компенсируется, как говорила Олеся, желанием оградить какие-то части своей жизни.

Мистер Х: Если можно, я скажу еще несколько слов в дополнение. Естественно, что и для Леси, и для Юры нахождение "под колпаком" - это часть профессии. И когда люди идут в эту профессию: в шоу-бизнес, в разведку, можно назвать политику, кстати говоря, -они должны понимать, что это часть их профессии и от этого никуда не денешься. Но еще раз повторю: их-то все-таки меньшинство, а других людей большинство. Большинство людей не популярных, обладающих профессиями, совершенно не связанными с публичностью, но они в современных условиях все чаще и чаще действительно оказывающихся "под колпаком", начиная с супермаркета, где установлены камеры, и кончая аэропортами, где вас раздевают чуть ли не до трусов, чтобы все проверить.

Ю. Кобаладзе: У меня есть вопрос к господину Х: вас устраивает, чтобы у вас в подъезде стояла видеокамера и охраняет вашу безопасность?

Мистер Х: Меня устраивает, но мне кажется, что устраивает это далеко не всех, просто в нынешних условиях перед мировым сообществом, перед населением всего земного шара, встала очень острая и тяжелая для разрешения дилемма: это собственная безопасность и собственная свобода.

Ю. Кобаладзе: Понятно, что приходится на какие-то издержки, если камера фиксирует каждого входящего и выходящего, но надо исходить из того, что и тебя она зафиксирует, а также тех, кто к тебе пришел, и кто от тебя ушел: действительно, либо безопасность, либо свобода.

С. Корзун: Леся, для вас что важнее: свобода или безопасность?

Л. Ярославская: Безопасность, наверное. То есть, вы согласны с тем, чтобы камера стояла в любом подъезде, в любом магазине, куда бы вы ни заходили, в любом переулке, где вы проходите поздно вечером, в том числе с вашим любимым человеком...

Ю. Кобаладзе: Я Лесю обучу, как избегать наблюдения.

С. Корзун: у нас идет голосование на сайте: чтобы вы не хотели предавать огласке. Варианты ответов такие: паспортные данные, размер доходов, личные контакты с людьми, места досуга, переписку или телефонные переговоры, любимые сайты или все сразу. Явные лидеры среди ответов: "размер дохода" и "все сразу". Т.е. значительная часть людей не хотели бы, чтобы что-либо стало известно другим, но в первую очередь, размер дохода.

Ю. Кобаладзе: Вообще-то, это очень странно, потому что, если мы строим современное общество и исходим из того, что каждый должен платить налоги, иначе функционирование государства невозможно, то как скрывать доходы? Это очень странно, что выделяют именно эту проблему.

С. Корзун: Может быть, из соображений безопасности?

Мистер Х: Именно поэтому и скрывают.

Ю. Кобаладзе: Тогда не надо играть в эту игру, и говорить, да, мы за сильное государство, за то, чтобы каждый платил налоги, чтобы обеспечить безопасность социальных программ. Тогда все это становится невозможным. Вот в Америке демократическое общество, а как все боятся налогового инспектора, и как они все бегут, по-моему? 1 апреля последний день сдачи налоговой декларации, так там очереди выстраиваются, чтобы, не дай Бог, чего-то не сокрыть. Уж казалось бы, - самая демократичная и самая свободная страна.

С. Корзун: Но у нас деньги отбирает не только государство, у нас много других претендентов на наши деньги. Несколько скандальных вещей, например, после Дубровки, когда сайт МТС и все сведения о пользователях мобильных телефонов вскрыли, любая база данных ГИБДД об обладателях машин продается легко во многих точках, не будем их называть. Это нормально?

Ю. Кобаладзе: Это очень плохо. Должен быть очень четкий жестокий закон, который запрещал бы это делать. Я думаю, что не другой страны на свете, где можно так спокойно купить на автобусной остановке полной список всех владельцев автомашин или другую подобную информацию. Только у нас такие мастера. И, насколько я понимаю, с этим никто никак не борется.

С. Корзун: Да, есть еще пиратские диски, которые тоже никто не скупает и не уничтожает...

Ю. Кобаладзе: Это тоже показатель зрелости нашего общества. Если возвращаться к налогам, то неуплата налогов стоит в одном ряду с этими дисками и прочими делами. Чтобы я выделил - это личные контакты, их бы я защищал и оберегал. Но, я думаю, это свойство не только разведчика или шоумена, журналиста, а вообще любого нормального человека не демонстрировать свои личные связи.

С. Корзун: Леся, перестаньте соглашаться с этим человеком, скажите, что ваши доходы вы бы хотели упрятать, чтобы никакой бандит не проник.

Л. Ярославская: Конечно, не хотелось бы, как не хотелось бы, чтобы все знали домашний телефон, когда после "Фабрики" обрушились звонки, причем, звонят абсолютно посторонние люди. Хорошо, конечно, когда это поклонники с добрыми намерениями, но люди-то разные бывают и это, конечно неприятно.

С. Корзун: Мистер Х?

Мистер Х: Я хотел бы задать вопрос, который вызван чисто моим незнанием. А нас вообще существует некий закон об охране личной жизни?

С. Корзун: Конституция, если я правильно понимаю.

Мистер Х: Все, о чем сейчас говорил господин Кобаладзе, требует некой законодательной разработки: что можно, что нельзя, скажем, та же прослушка, если говорить о спецслужбах. Она, по-моему, разрешается только по решению суда, хотя проверить, есть ли разрешение суда или нет довольно сложно.

Ю. Кобаладзе: Кстати, существуют легенда, что , по крайней мере, разведка, органы правоохранительные в 60-70 года могли всех и вся слушать. На самом деле, это была очень сложная процедура. Санкции получали по решению суда. Ну, может быть, в сталинские времена и времена Берии решалось все проще, но уже в 60-70 года это было посложнее. Поэтому должен быть четкий закон, и каждый гражданин должен понимать, что могут делать по отношению к нему, а чего не могут.

Мистер Х: Например, не санкционированный показ меня на телевидении, скажем снятый скрытой камерой, это можно или нельзя?

Ю. Кобалазде: Я считаю, что нельзя, только спросив у вас, но на самом деле, на этом основана вся деятельность папарацци. Нельзя, но показывают...

С. Корзун: Леся, вы позволили бы снять вас в обнаженном или, скажем, полуобнаженном виде?

Л. Ярославская: Ни при каких условиях.

С. Корзун: Может быть, уже нашлись, кто подглядел за вами? Поставьте себя на место, скажем, какой-нибудь Елены Курниковой, за которой, охотятся все папарацци мира.

Ю. Кобаладзе: По-моему ей это нравится.

С. Корзун: При этом выигрывать суды ей тоже нравится. Или человеку, похожему на Лену Курникову. То есть, на это вы не пошли бы никогда и ни при каких обстоятельствах.

Л. Ярославская: На "Фабрику" тоже не пошла бы, если бы это транслировали.

С. Корзун: Но те, кто вас туда приглашал, выполнили ли они четко все ваши условия и морально-этические принципы или были какие-то не запрограммированные подставы в плане privacy.

Л. Ярославская: Нет, все было четко, потому что работали профессионалы, которые очень грамотно составляли контракт.

С. Корзун: Вы предварительно составляли контракт, в котором, как раз в котором договаривались о всех пунктах возможного использования.

Л. Ярославская: Да предупредили о том, что идет телефонная прослушка, у нас даже письма, которые нам писали родители и друзья, перечитывала редактор, который нам "не нужно" было читать.

Ю. Кобаладзе: Вот разница между нашими профессиями, я контрактов не подписывал.

С. Корзун: Леся, тогда несколько слов об Интернете. Вы Интернетом пользуетесь?

Л. Ярославская: Сейчас нет.

С. Корзун: Ну а, вообще?

Л. Ярославская: Я пользовалась, когда жила на "Фабрике", да и то только информацией, которую спускали нам сверху.

С. Корзун: Ну, вот сейчас тайна переписки, понятно, что она должна распространяться и на электронные послания. Понятно, что вам посланий приходила целая куча. Могут ли они стать достоянием общественности, ведь не секрет, что электронная почта не кодируется настолько хорошо, чтобы ее невозможно было просмотреть. То есть любой мало-мальски обученный хакер может перехватить ваше сообщение и ответ на него. Нас предупреждали на проекте, что любое письмо, которое будет написано нами, может быть где-то опубликовано, поэтому мы все писали с умом. Ужасно, на самом деле жить под постоянным ощущением... Что вы сделали первое для себя, если не секрет, конечно, после того, как вышли из-под колпака и почувствовали свободы, если не секрет.

Л. Ярославская: Мне подарили поездку в пансионат, и я вдали от города, в тиши, отдыхала 3 дня.

С. Корзун: Вы убедились в том, что в этом пансионате не стояло скрытых камер и микрофонов?

Л. Ярославская: Вы знаете, первое время я очень напрягалась, я ходила и по углам высматривала камеры и постоянно по утрам проверяла, есть ли у меня микрофон, потому что мы уже привыкли постоянно ходить с петличками, что, конечно, психологически очень тяжело.

С. Корзун: Ну что же, Леся, спасибо вам огромное. Желаем вам показывать себя в самых выгодных ракурсах тогда, когда вы этого хотите, тогда, когда этого хочет и оставаться в полном "прайвесе" тогда, когда вы этого хотите, чего и всем желаем.

Л. Ярославская: Спасибо.

С. Корзун: А мы встретимся с Константином Боровым через 15 секунд.

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Полит Х - Телевизионный Интернет-канал
Главная страница > X-Архив > Леся Ярославская и Юрий Кобаладзе
Программа и трансляция — Авторское Телевидение © 2003-2004
© «Полит Х». При полном или частичном использовании материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Полит Х - Телевизионный Интернет-канал